Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАРЗАЮ БУДЕТ СЛОЖНО РАЗОРУЖИТЬ ПОЛЕВЫХ КОМАНДИРОВ

На пути разоружения афганских группировок стоят политическое соперничество, разрушенная экономика и вековые традиции.
By

Прочный мир в Афганистане невозможен без разоружения различных этнических и племенных группировок, действующих в стране. «Мир невозможен, пока все вопросы в стране решаются силой оружия», - заявил афганский премьер Хамид Карзай.


В задачи временного правительства входит объединение всех вооруженных группировок под эгидой Министерства обороны. Этот процесс уже идет. В северо-восточных районах Афганистана уже начался сбор и регистрация огнестрельного оружия под наблюдением властей.


Как сообщил министр внутренних дел Юнус Кануни, правительство направило во все уголки страны своих представителей, чтобы организованно провести сбор оружия. Начался набор в ряды милиции, в чьи задачи будет входить обеспечение безопасности в ходе разоружения. Предполагается набрать 30 тысяч человек.


Кануни также сообщил, что инициатива по разоружению пока не вызвала противодействия. Вооруженных солдат больше не видно на улицах. Все они находятся в местах расположения их частей.


Между тем недавно в районе Мазари-Шарифа произошло несколько вооруженных столкновений, а на улицах Кабула появились вооруженные люди, так что оптимизм министра может оказаться преждевременным.


После более чем двух десятилетий вооруженных конфликтов лидеры группировок и племен не спешат сдавать оружие. По примерным оценкам, на руках у афганского населения находится около миллиона единиц огнестрельного оружия, и заставить афганцев с ним расстаться будет крайне сложно. Люди привыкли жить по законам военного времени. Оружие стало частью их повседневной жизни, и объявление амнистии в обмен на разоружение вряд ли принесет успех.


Пока обстановка в стране спокойная. Но некоторые группировки считают, что они недостаточно хорошо представлены в парламенте, и международные наблюдатели опасаются, что, стремясь усилить свое влияние, «недовольные» могут вновь прибегнуть к силе. Слишком свежи в памяти события 1992 года, когда, не поделив власть, группировки моджахедов начали воевать друг с другом, выведя страну на новый виток страданий и разрушений.


Существуют опасения, что некоторые из наиболее влиятельных военных лидеров бывшего Северного альянса могут не откликнуться на призывы сдать оружие. Генерал Абдул Рашид Дустум, закрепившийся в Мазари-Шарифе, Исмаил Хан, обосновавшийся в Герате, Мохаммед Мухакик и некоторые другие лидеры, не получившие ключевых постов в правительстве, могут удалиться в свои хорошо укрепленные вотчины и бойкотировать процесс разоружения.


Без их участия в этом процессе невозможны ни приход к власти правительства национального единства, ни начало полномасштабного восстановления страны. Дустум, Хан и Мухакик считают, что именно доминирующее положение представителей пуштунской национальности в Афганистане привело страну к катастрофе, и поэтому самое время исправить положение.


Вопросами северо-восточного Афганистана ведает в правительстве заместитель министра обороны генерал Атикулла Барьялай. По его мнению, разоружение – это вопрос политической воли, и без поддержки влиятельных полевых командиров здесь не обойтись.


Не способствуют процессу разоружения и повседневные экономические реалии. Подавляющее число бойцов взяли в свое время в руки оружие для того, чтобы обеспечить свои семьи.


Экономика Афганистана находилась на гране катастрофы еще до советского вторжения 1979 года, после чего наступил окончательный упадок. При полном отсутствии экономической инфраструктуры «служба» в рядах различных вооруженных группировок остается для многих единственным возможным источником дохода.


Кроме того, иметь при себе оружие – это традиция представителей некоторых пуштунских племен юга и востока Афганистана. Попытка насильственного разоружения может вызвать здесь массовое сопротивление. Следует также учитывать, что в этих районах среди местного населения «растворились» тысячи бывших талибов, затаивших злобу на своих победителей, которые теперь управляют страной.


Даже при условии, что все эти препятствия будут преодолены, остается открытым вопрос, как организовать сбор сотен тысяч единиц оружия. Хотя генералу Барьялаю удалось с переменным успехом разоружить некоторых уставших от войны ветеранов на северо-востоке, взаимное недоверие и вражда между соперничающими группировками настолько сильны, что вряд ли это осуществимо в других частях страны.


Некоторые эксперты полагают, что нужно постепенно сокращать численность неправительственных вооруженных группировок, переводя их под начало Министерства обороны в составе национальной армии. Теоретически это – верный подход, однако не следует забывать, что национальное самосознание у афганцев не развито в принципе. Они осознают себя лишь членами определенных племенных и этнических сообществ.


Шесть месяцев, отведенные временному правительству, являются своего рода испытательным сроком. Далее последует созыв Лои Джирги – всеафганской ассамблеи племен.


Процесс разоружения пойдет более успешно, если все стороны будут удовлетворены распределением власти в стране. Однако два десятилетия войны даром не пройдут, и не так просто будет отказаться от старинной афганской привычки решать все вопросы с помощью оружия.


Ясин Бидар – афганский журналист, работающий в Нидерландах