Карабахские беженцы недовольны своими домами

Они говорят, что жизнь в новых городках, построенных для них правительством, невыносима.

Карабахские беженцы недовольны своими домами

Они говорят, что жизнь в новых городках, построенных для них правительством, невыносима.

Бейлаганский район расположен в юго-западной части Азербайджана и граничит с Нагорным Карабахом – регионом, в свое время в одностороннем порядке вышедшем из состава Азербайджана и ныне контролируемым местными армянскими властями.

Вдоль южной границы Бейлагана тянется цепь невысоких гор, за которыми начинается Иран.

Местные жители говорят, что во время траурного для всех мусульман-шиитов месяца Махаррама, из-за гор до них доносятся протяжно-заунывные молитвы иранцев. Но их собственных молитв и жалоб не слышит никто, - сетуют жители Биринджи Шахсевян – самого крупного в Бейлагане села, где рядом с коренным населением сегодня живут беженцы из Нагорного Карабаха.

Прежде ютившиеся в здании сельской школы, беженцы выражают недовольство условиями жизни в новых, специально для них построенных домах.

«Толщина стен наших домов - всего 20 сантиметров. Поэтому всего за три года они потрескались. Очень трудно найти здорового человека в этих домах», - сказал беженец из Лачынского района Карабаха Ахлиман Гамберли.

Некоторые беженцы смогли на собственные средства подремонтировать свои дома, но большинству из них такие расходы не по плечу.

Одна 80-летняя женщина – тоже беженка из Лачына – живет одна в сыром двухэтажном доме. «Фундамент моего дома из цемента. Зимой в нем очень холодно. У меня нет никого, к кому я могла бы пойти, чтобы согреться. Условия в школе, где мы жили раньше, были лучше. А теперь мы живем на бетонном полу».

Построенные на средства Совета по беженцам Норвегии, занимаемые беженцами девять домов находятся в ведении местного муниципалитета.

Беженцы говорят, что их неоднократные попытки обратить внимание местных властей на их проблемы ни к чему не привели.

Новый глава муниципалитета Эльхан Гасанов, назначенный на эту должность месяц назад, в беседе с IWPR сказал, что готов помочь этим людям, но прежде они должны официально обратиться в его администрацию.

«Жалобы действительно были, - сказал он. - Мы отправились туда и провели осмотр территории вместе с представителями министерства по чрезвычайным ситуациям, заключения которых мы в данный момент ждем. Позже мы начнем действовать в зависимости от того, каким будет это заключение. Ремонтировать эти дома - наша обязанность. Но сначала жители должны официально обратиться к нам, и мы поможем им».

Сырость в этих зданиях председатель местного отделения госкомитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев Аллахверди Азизов объясняет тем, что подземные воды на территории поселения – неглубокие. Кроме того, по его словам, люди были заселены в новые постройки прежде, чем они успели должным образом просохнуть.

«Эти дома были построены в спешке – надо было восстановить в школе нормальный учебный процесс, - сказал Азизов. - Но, конечно же, вынужденным переселенцам, у которых дома в плачевном состоянии, надо помочь».

В поселении беженцев также не налажено газоснабжение, электричество подается со сбоями, а питьевая вода – в большом дефиците.

«Для отопления наших домов мы используем дрова, которые покупаем сами. Те, у кого нет денег на покупку дров, жгут кизяк. Разве можно так жить в 21-ом веке?» - жалуется Ругия Худавердиева.

По ее словам, в важные дни – когда в городке справляют свадьбу или хоронят кого-то, –беженцам приходится платить за то, чтобы им не отключили электричество.

«Даже воду приходится покупать. 40 литров воды стоят 1 манат. А те, у кого нет денег, расплачиваются рисом и другими продуктами».

Беженцы говорят, что там, где они жили в первое время после своего вынужденного переселения в Биринджи Шахсевян, таких проблем у них не было.

«Там и электричество есть, и вода, - сказала Хилиза Мамедова. – А в новом городке нет ни воды, ни электричества. Нет там и работы».

Двухкомнатный дом беженца из Физулинского района Тумаса Аллахвердиева делят четыре семьи – семьи его трех сыновей и его собственная.

«Мои сыновья не могут позволить себе жить со своими семьями отдельно – мы едва сводим концы с концами», - сказал он.

«Уже не осталось инстанции, в которую бы мы не обращались. Встречались и с председателем муниципалитета, и с представителем правительства в селе Биринджи Шахсевян, но безрезультатно. Мы даже написали президенту, но так пока и не получили ответа».

Беженцы также жалуются, что уже два месяца, как им перестали выдавать продовольственные пакеты, которые состояли из риса, муки, растительного масла и сахарного песка.

То, что беженцы лишились столь необходимой им гуманитарной помощи, подтверждает Аллахверди Азизов.

«В Бейлаганском районе продуктовую помощь получали 680 вынужденных переселенцев, около 250 из которых проживают в селе Биринджи Шахсевян. Поставки помощи осуществлялись в рамках Всемирной продовольственной программы ООН и прекратились после того, как страны-доноры перестали финансировать ее. Но мы работаем над этим вопросом».

Единственная в селе больница обслуживает нужды 10 тысяч человек. Как сказал ее главный врач Фаиг Мамедов, спрос на услуги больницы велик, однако условия в ней оставляют желать много лучшего.

«У нас нет медицинской техники, отвечающей современным требованиям, и мы не проводим хирургических операций», - сказал он.

«Часто отключается электричество, поэтому нам приходится полагаться на генераторы».

Работающие в больнице шесть врачей не только ухаживают за стационарными больными, но и обслуживают вызовы на дом.

«Мы согреваем помещения белой нефтью, но запах сгораемой нефти плохо воздействует на больных», - сказал Мамедов.

Один на все село детсад служит и детдомом. Это здание тоже весьма не мешало бы отремонтировать.

Маленький Рашид играет с игрушечной машиной, которую он принес из дома. Увидев нас, он тут же смущенно ретируется в угол детской комнаты. Директор детсада Нюбар Гусейнова мечтает о том, чтобы ее маленькие подопечные могли играть в таких же условиях, как питомцы городских садиков.

В селе Биринджи Шахсевян имеются три средних школы. Большинство детей беженцев учатся в той из них, которая находится на окраине села, далеко от их домов.

Один из этих учеников сказал: «Пока дойдем до школы, вываливаемся в грязи. Выхожу из дома в 8 часов утра, чтобы за полчаса добраться до школы. Часто опаздываю. Мы тоже хотим учиться в теплых школах с хорошими условиями».

Беженка из Физули Шахзаде Магеррамова жалуется, что в селе нет работы для ее сыновей. В доме Шахзаде, кроме нее самой, живут еще десять человек, и единственным источником дохода для них всех является ее пенсия в размере 75 манатов.

«Один сын уехал искать заработок в город. Один из его детей заболел и умер. Теперь и второй ребенок болеет. Невозможно жить в таких условиях», - сказала она.

Беженец из Лачынского района Назим Худавердиев - тоже безработный.

«Приходится ездить на сезонную работу в Баку. Здесь есть только такая работа, где платят мизер - даже на хлеб не хватает. Вот и приходится ехать в город».

Вахид Насиров, который является помощником депутатом парламента от Бейлаганского района Сафара Мамедова, говорит, что его начальник часто встречается с местным населением. Однако сельчане утверждают, что в лицо не знают своего депутата.

По словам Насирова, в районе нет недостатка рабочих мест.

«Недавно открылись два хлопкообрабатывающих завода. Есть один пекарный цех, несколько торговых центров, - сказал он. - К тому же, у всех жителей есть земельные участки, на которых можно вести хозяйство. К концу этого года откроются новые заводы по обработке фруктов и овощей, а также молочный завод. Мы смогли обратить внимание нескольких бакинских предпринимателей на эту территорию».

Насиров отметил, что строительство новых домов для беженцев продолжается и должно быть завершено к концу данного года. Утверждения беженцев об ужасных условиях жизни в новых поселениях он опроверг как несоответствующие действительности.

«Жителям новых городков предоставляются земельные участки площадью по шесть соток каждый. Там очень хорошие условия. Что касается проблемы с электричеством, то в ближайшее время там будут проводить новые кабели, и подача электричества станет бесперебойной. Проблема с водой тоже решится к концу года».

Родители 15-летнего Эльшана Гамбарли – беженцы из Лачына, но сам он родился в селе Биринджи Шахсевян. Работа в огороде, на доходы с которого живет его семья из семи человек, не оставляет ему времени на отдых.

«Зимой бывает особенно трудно, - говорит он. - Дороги находятся в ужасном состоянии».

И все Эльшан надеется, что однажды жизнь в городке наладится.

«Я хочу получить высшее образование после окончания школы. Хочу стать учителем физкультуры и преподавать в своем селе. Но хорошо было бы, если бы условия здесь улучшились».

Сабина Вагифкызы, корреспондент Радио Свобода.
Support our journalists