Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАРАБАХСКИЕ ТЮРЬМЫ: ПОСМОТРЕТЬ ОДНИМ ГЛАЗКОМ

Узники Шушинской тюрьмы довольны условиями своего том пребывания, однако мало что знают о своих правах.
By

Лишенный признания международного сообщества, контролируемый армянской стороной Нагорный Карабах не теряет надежды выйти на диалог с внешним миром, которому он теперь пытается доказать, что уровень развития некоторых его сфер вполне соответствует международным стандартам.


В частности, армянские власти Карабаха стремятся показать, что условия в некогда пользовавшейся дурной славой Шушинской тюрьме сегодня достойны похвалы. Ситуация здесь изменилась с конца восьмидесятых - начала девяностых годов, когда в Шушинскую тюрьму, находившуюся в ту пору в руках азербайджанцев, без суда и следствия заключались активисты карабахского движения. Теперь в Шушинской тюрьме содержатся только армяне, осужденные за совершение уголовных преступлений.


Задавшись целью добиться уважения международного сообщества, республика приняла решение отменить на своей территории смертную казнь как исключительную меру наказания и заменить ее пожизненным тюремным заключением. Соответствующий закон вступил в силу 1 августа нынешнего года. А незадолго до этого события автору данного материала и известному правозащитнику Альберту Восканяну представилась возможность побывать в тюрьме и лично увидеть, как живут шушинские узники.


К сожалению, к трем самым известным арестантам нас не пустили. Однако из разговора с другими заключенными напрашивался вывод - власти действительно пытаются принимать меры для улучшения условий в тюрьме.


Чувство, с которым мы переступали порог Исправительно-трудового учреждения N 1, которое расположено за чертой города, было сродни страху. Построенная в 1869 году, тюрьма в Шуши (азербайджанское название этого города звучит как Шуша) в последний советский период имела зловещую репутацию.


Одно из преимуществ Карабаха в сравнении с другими регионами Кавказа с их переполненными тюрьмами заключается в его размерах - небольшая территория имеет дело с относительно малым числом заключенных. На момент посещения тюрьмы вместимостью 350 человек в отделениях общего и усиленного режима содержались 67 человек (соответственно, 35 и 32). Еще трое осужденных за совершение тяжких преступлений находились в тюремном режиме, 6 рецидивистов - в особом отделении.


Среди здешних узников нет женщин и несовершеннолетних. По этнической принадлежности отбывающие срок в большинстве своем армяне, есть только один русский и один езид.


Нам удалось побывать в отделениях общего и усиленного режимов, поговорить почти с 90 процентами заключенных. Общежития оборудованы кроватями, тумбочками, столами, скамейками, шкафчиками. Стены известковые, белого цвета. Окна, естественно, с решетками, но без ставней - администрация считает это признаком либерализма.


В целом будучи довольными условиями содержания, питанием, отношением персонала, заключенные, особенно те, кому предстоит отбывать длительный срок, жаловались на бетонные полы - первейший враг человеческих почек и источник ревматизма. "Вы приходите и уходите, а нам сидеть еще не один год. Сможете ли вы нам конкретно чем-нибудь помочь, насколько широки ваши полномочия?" - спросил нас молодой зэк, отбывающий срок по обвинению в непреднамеренном убийстве.


Заключенные просили нас изыскать средства для приобретения линолеума или другого материала, который защитил бы от холодных и сырых полов, особенно зимой.


Здешние заключенные имеют право принимать посетителей и посылки с продуктами не более 50-ти килограммов - в зависимости от того, к какой категории заключенных принадлежат. Многим разрешены длительные (до трех дней) свидания с родственниками в специально отведенных, полностью оснащенных комнатах.


Посетить бывшего министра обороны Самвела Бабаяна и двух других обвиняемых по "делу 22 марта" (покушение на президента республики в марте 2000 года) нам не разрешили. По утверждению администрации тюрьмы, которые для подтверждения правдивости своих слов апеллировали к Международному комитету Красного Креста, имеющему неограниченный доступ к заключенным, состояние их нормальное.


"Как бывший министр обороны, так и другие заключенные, содержащиеся в усиленном и тюремном режимах, имеют возможность свиданий с родственниками, получают посылки, в общем, пользуются всеми теми правами, которые предусмотрены соответствующими нормативными актами", - сказал начальник тюрьмы.


"Наверное, самым страшным наказанием для большинства заключенных является лишение очередного свидания с близкими. Эта перспектива стимулирует их не допускать лишний раз нарушений. К применению же специальных ограничивающих средств - дубинок, наручников, смирительных рубашек - персонал учреждения, как правило, не прибегает", - утверждают в администрации.


Тюремные власти не преминули обратить внимание и на то, что заключенные систематически проходят медицинские проверки, осмотры на возможное заболевание туберкулезом и СПИДом.


Мы также узнали, что наркоманов - на момент нашего посещения тюрьмы их было трое - лечат принудительно врачи из поликлиники МВД, в тюрьме им, естественно, категорически запрещено употреблять какие-либо наркотические средства.


Оказались в шушинской тюрьме и 4 гомосексуалиста, осужденных за совершение уголовных преступлений, в частности, за кражу. Все они содержатся в отдельных камерах под контролем администрации. Персонал учреждения старается максимально ограничить общение этой категории с другими заключенными.


В беседе с нами сами гомосексуалисты сказали, что унижениям и жестокому отношению они не подвергаются. "Учитывая менталитет карабахцев, неприятие лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией, такое отношение можно причислить к достижениям", - сказал мой коллега Алберт Восканян.


Восканян, которому принадлежит идея посещения Шушинской тюрьмы, также побывал и в Степанакертском следственном изоляторе. В обоих учреждениях, по его словам, условия содержания заключенных хоть и не идеальные, но в целом соответствовали стандартам. На уровне, считает он, находится и соблюдение норм гигиены.


Более важная проблема, по мнению Восканяна, заключается в том, что многие узники недостаточно информированы о своих правах и на практике не в состоянии отстаивать их. "Думаю, не секрет, что многие из осужденных неграмотны в юридическом плане, что может привести к ущемлению их законных прав", - говорит он.


Возглавляемая им правозащитная организация "Центр гражданских инициатив" предполагает найти спонсорскую поддержку для издания памятки для заключенных с изложением их основных прав. А пока на основе анализа наблюдений Центра составляются отчеты, которые затем пересылаются в штаб-квартиру британской организации Penal Reform International, специализирующейся на ведении международного мониторинга тюремных учреждений.


Восканян не намерен ограничиваться тем единственным пока визитом в Шушинскую тюрьму и надеется продолжить проверки. По глубокому убеждению карабахского правозащитника, для более эффективного решения проблем пенитенциарной системы Нагорного Карабаха необходимо вывести систему из ведения МВД и сделать ее подотчетной министерству юстиции. "Тогда мы быстрее достигнем международных стандартов", - уверен он.


Ашот Бегларян, независимый журналист, Степанакерт, Нагорный Карабах