Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАРАБАХСКАЯ ВОЙНА ВСЁ ЕЩЁ ДАЁТ О СЕБЕ ЗНАТЬ

Тысячи людей, в том числе дети, которые появились на свет после окончания Нагорно-Карабахского конфликта, обращаются за помощью в местный Центр психологической терапии. Все они травмированы войной.
By

Восьмилетний Тигран слишком мал, чтобы помнить войну за Нагорный Карабах. Но в Центр психологической терапии в Степанакерте он пришел, чтобы избавиться от страха, который испытывал при каком-либо шуме или чьей-то громкой речи.

Во время сеансов в центре обнаружилось, что фобия перешла Тиграну от бабушки. Напуганная во время войны бомбежками, она теперь вздрагивала при любом шуме.

Более восьми лет прошло с тех пор, как закончилась армяно-азербайджанская война за территорию Нагорного Карабаха, а шрамы продолжают болеть. По-прежнему местные жители идут в Центр в Степанакерте, чтобы излечиться от нервных срывов - результата трехлетнего конфликта.

Центр психологической терапии был открыт при содействии Medicines Sans Frontieres Belgium в апреле 1994 года - всего за несколько дней до того, как война закончилась, сделав армян полными хозяевами Карабаха.

Бельгийский психолог Дмитри Айкин был первым, кого заинтересовало здоровье детей анклава. Именно дети стали первыми пациентами Центра.

А до того родители обращались к врачам, жалуясь на нервные проблемы и болезненные страхи своих детей. С каждой бомбёжкой число таких жалоб возрастало. Малыши боялись воды, цыплят, громких звуков.

С тех пор Центр оказал помощь 9 000 людей - и это в регионе, население которого составляет не более 100 000 человек. Только в прошлом году сюда обратились 1 500 человек. Сегодня же проходят лечение 500 пациентов.

Центр расположился в восстановленной секции степанакертской детской больницы. Здесь уютно, много игрушек, стены увешаны детскими рисунками. Атмосфера располагает к доверительным беседам.

С тех пор, как два года назад MSF Belgium покинул Карабах, клиника испытывает финансовые проблемы. Она получает помощь от местного министерства здоровья и сотрудничает с двумя ереванскими центрами. Однако с 15 мая Центр был вынужден учредить плату за лечение - от 500 до 1000 драм (1-2 доллара США) за сеанс.

Приходящие в Центр пользуются услугами шести психотерапевтов, которые также помогают матерям в степанакертском родильном доме и ездят по карабахским районам.

Они применяют индивидуальную и групповую терапию, а также работают с семьями. Находясь наедине с пациентом, терапевт наблюдает за его поведением. Исходя из рассказанных историй, выраженных по разным поводам мнений врач составляет картину его/её отношений с окружающими. Затем пациент присоединяется к группе других пациентов, где за ним также ведется наблюдение.

Терапевты подчеркивают, что их цель - не решение проблем тех, кто обращается к ним за помощью, а изменение отношения к этим проблемам.

Большинство пациентов Центра теперь уже взрослые люди. Многие из них страдают психосоматическими расстройствами, боязнью и нервозностью, спровоцированными социальными проблемами. Однако большей частью это - болезни, связанные с войной.

Курсы терапии выявляют, что фобии рождаются живущими в подсознании воспоминаниями об огне артиллерии, бомбах и вынужденном бегстве из родного дома.

"70% наших пациентов больны т.н. синдромом пост-травматического шока", - говорит директор Центра Анаит Лалаян. - "К нам приходят люди с психосоматическими расстройствами. Примечательно, что волнения родителей передаются по наследству детям, которые появились на свет в мтрное время".

Зоя Маилян, психолог, рассказывает случай с беременной женщиной, которая страшно боялась потерять ребенка. Оказалась, что она сравнивала свое состояние с состоянием своей матери, которая потеряла ребенка ва время войны.

Возможно, что хуже всех приходится тем, кто принимал непосредственное участие в войне и теперь страдает "карабахским синдромом" - сродни "афганскому синдрому" или "вьетнамскому синдрому". После увиденных ужасов войны им нелегко приспособиться к мирному времени.

Это часто проявляется в психосоматических расстройствах. "Молодой мужчина - ветеран войны жаловался на боли в сердце", - рассказывает Армида Бадалова, одна из психологов Ценра. - "Естественно, он обратился к кардиологу. Однако осмотр показал, что сердце мужчины было совершенно здоровым. Только после этого он пришел к нам. Оказалось, что его болезнь была психологического характера".

Другого пациента мучили ночные кошмары. Во время войны на руках у него погиб товарищ, и теперь он винил себя за неосторожность, которая якобы повлекла эту смерть.

Адаптация к миру может быть очень болезненным процессом. В военное время действуют иные правила. Цели - однозначны, и люди знают, что делают. Теперь многие участники войны не могут найти себе места в обществе. Война лишила их возможности получить образование, и потому сейчас им не найти работы.

Тераписты Центра говорят, что им доводится видеть много детей десяти-двенадцати лет, которые родились во время войны. Родители многих из них были либо убиты, либо пропали без вести. Такие дети часто рисуют танки, солдат, самолёты. Но, к счастью, на их рисунках присутствует и веселье.

12-летний Арам потерял отца во время конфликта. Он не помнит его. Но когда ему предложили нарисовать картинку, он нарисовал всю семью: маму, папу и себя. На вопрос "Что такое война?" Арам ответил: "Это когда люди бьются друг с другом". Когда же его спросили, что нужно сделать, чтобы больше никлгда не было войны, он сказал: "Люди должны дружить".

Марина Мкртчян, сотрудник телевидения Нагорного Карабаха