Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАРАБАХ: ОДНА ИСТОРИЯ ДВУХ ГОРОДОВ

Накануне решающих переговоров по карабахской проблеме беженцы-армяне из Баку утверждают, что преждевременно говорить о возвращении азербайджанцев в Нагорный Карабах.
By
Сарасар Сарьян, средних лет армянин с большими выразительными и немного грустными глазами, вспоминает Баку с определенной ностальгией. В этом большом городе на побережье Каспийского моря прошли детство и молодость Сарасара.

«Да, мы жили в Баку, учились, любили, посвящали свои помыслы и дела, свои, если можно так выразиться, маленькие и большие подвиги Азербайджанской ССР, – говорит Сарьян. – Были одержимы идеей социализма-коммунизма и «продвигали» его наступление как могли».

Сегодня Сарьян живет в нагорно-карабахском городе Шуши (азербайджанское название звучит как Шуша), где до сих пор многочисленны следы разрухи, оставленной войной 1991-94 годов.

Легендарный кавказский город, Шуши восседает на плато, расположенном на вершине крутой горы. Отсюда вся окружающая местность видна как на ладони. Шуши славится своими культурными традициями, своеобразной архитектурой и богатой историей, в которой было немало трагических эпизодов. Так, в 20-ом веке город трижды горел – в 1905, 1918 и 1992 годах.

Шуши называют «карабахским Иерусалимом» – поскольку обе стороны в конфликте заявляют о своих правах на город.

Карабахская проблема, остающаяся неразрешенной со времени заключения соглашения о прекращении огня в 1994 году и установления контроля армянской стороной над Нагорным Карабахом и окружающими его большими территориями, будет обсуждаться 9 июня в Санкт Петербурге на встрече между президентами Армении и Азербайджана Робертом Кочаряном и Ильхамом Алиевым.

Некоторые посредники уже говорят о возможности того, что в переговорном процессе будут, наконец, достигнуты подвижки.

«Сейчас очень удобный момент для улаживания армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха, – заявил ранее на этой неделе действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Испании Мигель Анхель Моратинос. – Никогда прежде стороны не были так близки к достижению соглашения, как сегодня».

Без особых надежд взирают на перспективу заключения соглашения армяне Карабахе, многие из которых являются беженцами из Азербайджана, и азербайджанцы, бежавшие из Карабаха во время вооруженной фазы конфликта – то есть люди, чья судьба непосредственно зависит от того, какое будет принято решение.

Сарьян руководит Общественной организацией беженцев Нагорного Карабаха, которая представляет таких же, как он сам, армян – выходцев из Азербайджана.

По словам Сарьяна, его организация осуществляет миротворческую деятельность, направленную на восстановление добрых отношений с азербайджанцами. При этом она требует возмещения азербайджанским правительством понесенного беженцами морального и материального ущерба.

Сарьян утверждает, что при обсуждении карабахского конфликта основной акцент несправедливо ставится на проблеме азербайджанцев, потерявших свои дома и ставших беженцами. Между тем, говорит он, не меньшего внимания заслуживают армяне, которых конфликт вынудил бежать из Азербайджана.

Подобно многим бывшим жителям Баку, Сарьян с ностальгией вспоминает «межнациональный» город своей молодости, где бок о бок жили представители самых разных этнических групп.

Это идиллическое сосуществование дало брешь еще в советское время, когда среди азербайджанцев стали нарастать националистические настроения. «Многие молодые бакинцы-армяне не возвращались из советской армии в родной город, старались обосноваться на чужбине», – сказал Сарьян.

Сегодня бакинские армяне разбросаны по всему миру. Многие из них обосновались в Шуши. По словам Сарьяна, Шуши стал домом и для армян, до конфликта живших в ряде приграничных населенных пунктов Мартакертского и Гадрутского районов Нагорного Карабаха.

«По моим спискам, в Шуши проживает 174 семьи беженцев из Азербайджана, или 483 человека», – сообщил Сарьян.

Сам он живет на окраине города, в старом доме, который он вот уже несколько лет бережно восстанавливает, стараясь максимально сохранить его прежний облик. Он даже переписывается с бывшим хозяином дома, живущим в Баку.

Ввиду международной непризнанности республики, проживающие в Нагорном Карабахе беженцы не пользуются правами, подобными тем, которые имеют беженцы в Азербайджане. «Главной проблемой беженцев из Азербайджана можно назвать отсутствие у них международного статуса», – сказал Сарьян.

Беженцам проблематично найти работу, и их интеграция в местную среду затруднена из-за незнания армянского языка – для многих из них основным языком общения является русский.

«Проблема образования очень актуальна для беженцев, – говорит Михаил Саркисян, перебравшийся в Шуши из Баку, где он и его жена говорили на русском языке. – Русских школ здесь нет. Пришлось отдать уже достаточно взрослых детей в армянскую школу, хотя ни у детей, ни у нас, родителей, соответствующей базы нет».

«В итоге дети оканчивают школу с ущербными знаниями – толком не владеют ни армянским, ни русским – и никакое высшее образование им не светит. А ведь у меня пятеро сыновей, и завтра они должны работать и содержать свои семьи».

Ветеран 2-й мировой войны 82-летний Арег Ованнисян говорит, что главной проблемой для молодежи является отсутствие работы.

«Свой дом, все нажитое оставил там, приехал сюда голышом», – сказал Ованнисян, который бежал из Сумгаита после устроенных там против армян погромов.

«Сын пошел добровольно на войну, два раза был ранен, сейчас уехал в Россию. Признаюсь, я без особого оптимизма смотрю в будущее. Работы нет, помощи тоже. Надо создавать нормальные условия для жизни, а то молодежь не удержать. Зачем мой сын подался в Россию? Если бы здесь была работа, не уехал бы».

Более радужными представляются перспективы города Стелле Бабаханян. Она переехала в Шуши из Баку вместе со своим 4-х летним сыном – после того, как трагически погиб ее муж.

По ее словам, до конфликта она никогда не допускала мысли о том, что отношения между армянами и азербайджанцами могут вылиться в войну.

«Я не люблю слово «беженец», я никогда не считала себя беженкой. С самого начала я была и против всяких «помощей», считаю оскорбительным ждать откуда-то помощи. Если люди будут работать и не зависеть ни от кого, они не станут переезжать», – сказала она.

В соответствии с законом о беженцах, принятым в Нагорном Карабахе в 2004 году, беженцам из Азербайджана в виде компенсаций были выплачены небольшие суммы денег. Внутренне перемещенные лица этой помощи не получили, что, по словам Сарьяна, стало причиной «определенных социальных трений».

На данный момент карабахским правительством осуществляется программа строительства жилья для беженцев в Степанакерте и районах республики. В прошлом году было построено 22 дома, в нынешнем планируется построить еще 23.

Одним из главных требований, выдвигаемых на переговорах азербайджанской стороной, является обеспечение возвращения в Карабах беженцев-азербайджанцев.

Но карабахские армяне убеждены, что вопрос возвращения азербайджанских беженцев нельзя рассматривать отдельно от проблемы обеспечения общей безопасности Нагорного Карабаха. Большинство считает, что в нынешней ситуации возвращение беженцев лишь обострит ситуацию.

Генеральный секретарь Министерства иностранных дел Нагорного Карабаха Жанна Крикорова отметила: «Политизация проблемы беженцев со стороны Азербайджана приводит к дисбалансу в этом вопросе. Возвращение беженцев азербайджанская сторона пытается использовать в качестве инструмента экспансии относительно Нагорного Карабаха».

«Это сложный, можно сказать, глобальный вопрос, который на данный момент вызывает эмоциональное неприятие, – сказал Сарьян. – И чисто логически он не может ставиться на повестку дня».

Свою позицию он обосновал следующим образом: «Во-первых, на территории Нагорного Карабаха нашло приют очень много беженцев-армян из Азербайджана, во-вторых, гражданские общества Азербайджана и Нагорного Карабаха недавно пережили самую настоящую современную войну, и невозможно говорить о возвращении беженцев в тот момент, когда вопрос статуса Карабаха де-юре пока не решен».

«Лишь после решения вопроса статуса... можно будет готовить общества к взаимным уступкам в вопросе возвращения беженцев. Это процессы будущего».

Ашот Бегларян, независимый журналист и постоянный автор IWPR в Нагорном Карабахе. Является участником проекта IWPR «Общекавказская журналистская сеть», который осуществляется при поддержке Евросоюза и других доноров. Редактор просит обратить внимание на то, что терминология, используемая в этом материале для описания конфликта вокруг Нагорного Карабаха, принадлежит IWPR, а не автору.