Какое будущее у Саакашвили?

Какое будущее у Саакашвили?

Monday, 1 August, 2011

Giorgi Kupatadze

Даже столкнувшись с понижением уровня популярности и широкими протестами оппозиции, президент Саакашвили решительно отказался от того чтобы уйти в отставку – так что же он будет делать, когда, через два года, его второй президентский срок подойдет к концу?

Редактор IWPR Грузия Гиорги Купатадзе размышляет о вероятных действиях грузинского лидера и оценивает - сможет ли оппозиция представить своего кандидата, чтобы его заменить.
 


Будет ли Саакашвили пытаться продолжать использовать политическую власть, когда его второй срок подойдет к концу?

Следующие два года будут действительно решающими для страны и ее президента, который набрал 90% голосов после бескровной Революции Роз в 2003 году, однако в последующие годы столкнулся с массовыми протестами оппозиции.

Согласно Конституции он не может баллотироваться на третий срок подряд, а это значит, что  в 2013 году, когда его второй президентский срок подойдет к концу, он должен  будет передать  кому–нибудь бразды  правления, оставив страну в руках новых политиков. Рожденный в 1967 году он будет все еще молод, и грузины рассуждают о том, чем он сможет  потом заняться.

Радикальные оппозиционные партии не смогли волной протестов вынудить его уйти в отставку, а более умеренные партии не смогли получить достаточно голосов необходимых для контроля в парламенте и местных органах самоуправления. Судьба президентства, вероятно, будет решена по итогам парламентских выборов будущего года, которые предоставят победителю право изменить Конституцию. Согласно текущим опросам общественного мнения победит партия Саакашвили Национальное Движение, хотя за год многое может измениться.

Сам Саакашвили предпочитает не говорить о своем политическом будущем, но никто не думает о том, что молодой и амбициозный президент может просто уйти из политики. Одна из возможностей заключается в поправках к Конституции, принятых в прошлом году, которые ослабили президентскую позицию и предоставили больше полномочий парламенту и премьер - министру.

В одном из интервью Саакашвили спросили о том, готовит ли он для себя должность премьер-министра.

«Я много думал об этом и в этом вопросе есть много неясного», - сказал он. «Никто не знает какая экономическая ситуация будет через два года или какие конституционные реформы будут проведены, или каким будет мое настроение или политический рейтинг».


Кто может стать преемником президента Саакашвили?

На сегодняшний день есть два вероятных преемника от Национального Движения.

Гиги Угулава в прошлом году стал первым избранным мэром Тбилиси. Он молодой, харизматичный и активный и  отдаленно напоминает самого Саакашвили. Он популярен и  за пределами столицы, поскольку он ранее работал заместителем министра госбезопасности, губернатором западного региона Самегрело-Земо Сванети и  главой Администрации президента.

Однако его недостатком может быть то, что он не очень известен на мировой арене, поскольку он достаточно редко принимает участие в международных форумах и конференциях в отличие от своего потенциального соперника спикера парламента Давида Бакрадзе.

Бакрадзе является спикером с июня 2008 года, до этого он занимал различные высокие государственные посты, например он, был министром иностранных дел. Это значит, что его знают за рубежом, однако в самой Грузии  у него относительно низкий рейтинг.

Дебаты внутри правящей партии о своих и других кандидатах могут быть ожесточенными и вовлечь различные группы и региональных политиков, но по всей вероятности они не выдут за пределы самой партии, которая будет осознавать необходимость выбора единого кандидата для сокращения шансов оппозиции на победу.


Есть ли  у кого-нибудь из оппозиции шанс на победу?

Шансы оппозиционных партий в основном зависят от результатов парламентских выборов 1012 года. В том случае если они смогут получить необходимое количество мест, то у них будет больше влияния на внутреннюю политику. Это в свою очередь зависит от распределения голосов внутри оппозиции и желания различных политических лидеров сотрудничать друг с другом.

Если руководствоваться опытом последних лет, то по всей вероятности оппозиционные лидеры не смогут договориться о представлении единого кандидата и  таким образом голоса против Саакашвили будут распределены среди нескольких кандидатов.

Согласно данным последних опросов, около половины грузин все еще не решило,  за какую политическую партию они будут голосовать. В основном неопределившиеся избиратели недовольны властями, но они не видят им значимой альтернативы.

Майские события этого года, когда попытки радикальной оппозиции организовать массовые акции протеста закончились провалом, показали что лидеры оппозиционных партий, проводящих жесткую политическую линию, не обладают достаточным влиянием для того, чтобы мобилизовать людей. Однако, согласно опросам общественного мнения среди избирателей все еще достаточно сильны протестные настроения, и это может быть очень важно, если партии смогут к ним подключиться.

Что касается умеренных партий, которые сейчас ведут переговоры с правительством относительно  изменений в избирательной системе, то самым вероятным кандидатом в президенты от них может быт Иракли Аласаниа - бывший постоянный представитель Грузии в ООН. Он занял второе место на прошлогодних выборах мэра Тбилиси и хорошо известен, как внутри страны, так и за ее пределами. Но ему придется приложить много усилий, для того чтобы обратиться ко всему оппозиционному спектру, который сейчас разделен на дюжину различных лидеров.


 Как может повлиять уход Саакашвили на отношения с Россией, Абхазией и Южной Осетией?

Любая попытка восстановить отношения с Россией не может не коснуться  статуса Абхазии и Южной Осетии, которые были признаны Москвой независимыми государствами и там до сих пор стоят российские войска. После войны 2008 года дипломатические отношения между стран осуществляются через Швейцарское посольство, а Грузия официально заявила, что Россия оккупировала ее территории.

Поскольку маловероятно, что позиция России может измениться, то мирный договор не может быть заключен, пока у власти Грузии остается прежняя команда.

Текущие мирные переговоры, проходящие в Женеве, зашли в тупик. Грузия не ведет прямых переговоров с Абхазией и Южной Осетией, которых она называет марионеточными режимами, и не имеет прямых контактов с Россией, поэтому для того, чтобы защитить свою территориальную целостность она обратилась к международному сообществу

Если Саакашвили покинет президентский пост, а его команда останется в правительстве, что наиболее вероятно, что будут сделаны некоторые мелкие уступкие, такие как  налаживание торговых отношений. В мирных переговорах может возникнуть новый стимул, но реальные успехи зависят от статуса Абхазии и Южной Осетии и нахождения там российских войск, а это положение, похоже, не изменится.


Будут ли люди поддерживать мирный договор? И будет ли какой-либо кандидат обещать мир, для того, чтобы набрать голоса?

Все политические лидеры в Грузии говорят о том, что они хотят найти мирное решение конфликтов в Абхазии и Южной Осетии, так же как и противостояния с Россией. Однако, оппозиционные лидеры, ссылаясь на войну 2008 года, говорят, что Саакашвили не способен сделать этого.

Избирательные кампании, как правило, сопровождаются заверениями, что в процессе мирного урегулирования должен быть достигнут прогресс, однако политики избегают любого компромисса, который мог бы понизить их шансы среди избирателей. Большинство заявлений касается необходимости диалога и поиска общего языка.

Как правило, электорат скептически относится к заявлениям политиков о потенциальном мирном договоре и общими заявлениями нельзя будет завоевать значительное количество голосов избирателей.

Гиорги Купатадзе, редактор IWPR's в Грузии

Georgia
Conflict
Support our journalists