Изгнанный исламист до сих пор пользуется поддержкой сторонников в Кыргызстане

В регионе, где царит бедность и недовольство населения властями, экстремисты распространяют свои идеи с помощью современных технологий.

Изгнанный исламист до сих пор пользуется поддержкой сторонников в Кыргызстане

В регионе, где царит бедность и недовольство населения властями, экстремисты распространяют свои идеи с помощью современных технологий.

. Он является сторонником изгнанного исламского радикала Тахира Юлдаша, который из своего убежища в пограничной зоне Пакистана распространяет диски со своими идеями о революции.



В Бишкеке такие идеи не пользуются популярностью. Имея более светские взгляды и находясь под влиянием России, жители столицы и всего севера страны, кажется, больше ориентируются на Москву и Запад, чем на исламский мир.



Однако на юге страны, где этнические узбеки составляют значительную часть населения, ситуация совсем иная. Здесь найдется немало сторонников таких людей, как Тахир Юлдаш и членов Исламского движения Узбекистана (ИДУ). Причиной этому является бедность и связанное с ней чувство несправедливости и обиды на власти.



Амин, который недавно вернулся из Саудовской Аравии и других арабских стран, где он пробыл около шести месяцев, в интервью IWPR сказал, что идеи Тахира Юлдаша импонируют растущему числу сторонников из населения Центральной Азии, уставшего от бедности, политических репрессий и правительств, заискивающих перед Вашингтоном.



«Диски с его записями есть везде, - говорит Амин. – Люди смотрят их с одобрением или, по крайней мере, относятся к нему лояльно».



По его словам, попытки авторитарного режима соседнего Узбекистана дискредитировать Юлдаша тщетны.



«Недавно по Наманганскому телевидению Узбекистана показали парня – бывшего бойца Тахира Юлдаша, который всячески обвинял его. Но люди больше склонны верить запрещенным дискам, чем официальной информации», - утверждает наш собеседник.



Более того, так же, как и ИДУ, Амин не одобряет западного влияния в Центральной Азии, говоря, что «куда бы ни дошли ноги этих неверных, там процветают проституция, наркомания, убийства и грабежи».



ВЗЛЕТ БОЕВИКА



Самому Юлдашу знакома тема убийств. Он является одним из учредителей Исламского движения Узбекистана, которое было сформировано в середине девяностых с целью свержения правительства в Ташкенте. Позднее цели организации расширились, и появилась новая идея о создании исламского государства на территории всей Центральной Азии. По этой причине некоторые обозреватели упоминают о более крупной организации под названием «Исламское движение Туркестана», хотя реальных доказательств о его существовании почти нет.



История ИДУ берет начало в Ферганской долине в начале девяностых, когда Юлдаш стал одним из лидеров исламской партии Адолат из Намангана. Из-за многочисленных арестов и преследований члены данной партии были вынуждены бежать в Таджикистан, где они создали эффективную группу из боевиков, воюющих на стороне Объединенного таджикского фронта, который, в свою очередь, вел борьбу против правительства Таджикистана.



После того, как гражданская война в Таджикистане завершилась договором о перемирии и разоружении местных боевиков, теперь уже опытные и закаленные узбекские боевики переключились на Афганистан, где изменили свое название на ИДУ и нашли союзников из движения Талибан. Помимо Юлдаша, в военных операциях немаловажную роль лидера сыграл Джума Ходжиев или Намангани.



В 1999-2000 гг. весь мир узнал об ИДУ как о движении, совершавшем дерзкие вооруженные нападения на Баткенскую область Кыргызстана и Узбекистан со своих баз, расположенных в горах Таджикистана. Конечной целью боевиков было свержение правительства Ислама Каримова, однако помимо того, что они попали в новостные сводки и усложнили работу некоторых лидеров стран Центральной Азии, им мало что удалось сделать.



С появлением военной коалиции во главе с США в Афганистане в конце 2001 ИДУ, так же, как и Талибан, было разбито и покинуло Афганистан. Джума Намангани был убит, и лидером движения стал Юлдаш.



После своего поражения члены ИДУ передислоцировались в Вазиристан, северо-западную провинцию Пакистана, откуда они, по сообщениям источников, ведут активную поддержку движения Талибан.



Правительство США включило ИДУ в список иностранных террористических организаций. Так, в прошлом году Вашингтон объявил Юлдаша одним из 12 разыскиваемых лидеров движения Талибан и аль-Каиды.



В октябре прошлого года в СМИ появились сообщения о том, что Юлдаш был убит во время вооруженного нападения на Афганистан, однако эта информация так и не подтвердилась.



Власти Узбекистана и Кыргызстана часто сравнивают Исламское движение Узбекистана с другой запрещенной организацией - «Хизб-ут-Тахрир». Однако эти организации отличаются друг друга. Сторонники «Хизб-ут-Тахрир» утверждают, что не приемлют насильственных методов ИДУ.



ПРИСУТСТВИЕ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В ВИРТУАЛЬНОМ РЕЖИМЕ



Какими бы ни были боевые возможности ИДУ, только по географическим причинам, в силу того, что организация сейчас базируется на другой стороне Афганистана, его членам скорее всего не удастся организовать вооруженные вылазки внутрь Центральной Азии.



Однако в регионе до сих пор ощущается присутствие Юлдаша, пусть даже и виртуальное – путем использования недорогих китайских CD и DVD-проигрывателей.



Пиратские диски с записями выступлений Юлдаша всегда имеются в продаже, хотя продавцы таких дисков соблюдают осторожность.



Если клиент подойдет к нужному человеку и попросит «Том и Джерри», то ему дадут не голливудскую продукцию, а фильм Юлдаша.



Доступность и популярность таких нелегальных материалов в Узбекистане – главной цели ИДУ – сложно оценить из-за жесткого контроля со стороны узбекских властей. Однако в южном Кыргызстане, частью которого и является Ферганская долина и где проживает огромная узбекская диаспора, видеозаписи Юлдаша достаточно популярны и доступны по сравнению с другими странами Центральной Азии.



Видео Юлдаша представлено в различных формах. IWPR удалось просмотреть видеозапись интервью «В горах Хорасана» (Афганистан), в которой бородатый лидер ИДУ с тюрбаном на голове предрекает ближайший крах США и сообщает о будущих планах и стратегии своей организации.



Он призывает мусульман к спокойствию и вере в ИДУ, и говорит, что, несмотря на кажущееся молчание, организация продолжает свою деятельность.



В документальном фильме Юлдаш объясняет суть джихада или священной войны, его записи сопровождаются съемками боевых действий, трупами моджахедов, американских солдат, которые стреляют якобы по Корану, пока книга не разрывается на клочки.



«Мы должны установить власть Аллаха на его собственности, - говорит Юлдаш. – Мы будем воевать до тех пор, пока все религии не будут подчинены исламу».



В фильме Юлдаш делит историю священной войны в Центральной Азии на три этапа – советские репрессии, события девяностых в Узбекистане и Таджикистане и настоящий этап, когда «идет борьба против всех неверных».



«Мир теперь разделился на два лагеря – мусульман и врагов ислама, куда входят евреи, христиане и другие силы, - продолжает он. – Они начали против нас новый крестовый поход. Мы теперь призваны свести счеты с врагами ислама во всем мире».



В данном видеоматериале Юлдаш уже не упоминает о создании исламского государства в Центральной Азии, а призывает всех мусульман мира бороться против неверных, «которые отняли у мусульман все, что они имели – святыни, земли, посягнули на честь мусульманских женщин и мужчин».



Хотя в видеосюжетах Юлдаш говорит на узбекском языке, очевидно, что его выступления предназначены для более широкой аудитории. Например, в фильм вставлен видеоматериал, где повествуется о событиях в Афганистане и Ираке, а также о кровавых андижанских событиях 2005 года в Узбекистане.



ПЛОДОРОДНАЯ ПОЧВА ДЛЯ РАДИКАЛЬНЫХ ИДЕЙ



На первый взгляд сообщения такого рода кажутся не приемлемыми для Кыргызстана, где правительство и само население более либеральны, чем в других странах Центральной Азии.



Бедность и чувство обиды, усугубляемые коррупцией и произволом в правоохранительных органах, превалируют на юге Кыргызстана и могут сыграть на руку фанатичным приверженцам вроде Юлдаша.



По статистике, четверо из десяти человек пятимиллионного населения Кыргызстана живут за чертой бедности.



Бедность повсеместна в Кыргызстане, однако население юга наиболее уязвимо, особенно в сельской местности. Часть этого населения поддерживает призывы поменять существующую политическую систему, которая, по их мнению, является виновницей их бед, на альтернативную модель, основанную на канонах ислама.



Однако присутствие радикальных идей в регионе объясняется не деятельностью сторонников Юлдаша, а совсем другой организацией – «Хизб-ут-Тахрир», которая настаивает на том, что не приемлет насилия и не имеет ничего общего с боевиками ИДУ. Несмотря на запрет деятельности «Хизб-ут-Тахрир» на территории Кыргызстана и заключение нескольких тысяч ее членов в тюрьмах, число сторонников организации продолжает расти.



Шамшибек Закиров, советник Агентства по делам религии при правительстве Киргизии, признал, что Юлдаш так же имеет сторонников в стране, в частности, среди духовенства.



«Я не исключаю, что в нашей стране есть сторонники Тахира Юлдаша, - говорит он. – Чего греха таить, если дать волю, даже многие имамы пойдут за ним».



ПРОБЛЕМА НЕ ТОЛЬКО В БЕДНОСТИ



Правозащитники Кыргызстана убеждены, что помимо крайней бедности и экономического упадка есть другие объективные причины роста на юге уровня религиозности и экстремизма.



По мнению руководителя правозащитной организации «Воздух», занимающейся проблемами пыток в пенитенциарных учреждениях, Азимжана Аскарова, правоохранительные и судебные органы Кыргызстана полностью дискредитировали себя в глазах народа.



«Сегодня государственные, особенно правоохранительные органы стали врагами народа», - говорит он.



«Недавно в нашем районе за кражу трех кур трое получили по нескольку лет тюрьмы. В то же время чиновники и следователи открыто и безнаказанно берут у людей крупные взятки», - добавил он.



Он говорит, что «госорганы не решают проблем населения, поэтому людям остается верить тем, кто обещает справедливую жизнь в халифате».



Тем временем действия правоохранительных органов по отношению к активистам ИДУ часто вызывают негодование простого народа.



Прошлой осенью, например, Служба национальной безопасности по Жалалабадской области сообщила о задержании одного из активистов ИДУ по имени Джалолиддин.



Упустив Джалолиддина во время предыдущей спецоперации, правоохранительные органы задержали его жену, которую, по сообщениям СМИ и правозащитников, жестоко избили в ИВС.



«Никто до сих пор не знает, в чем вина этой семьи. Вся информация об этом деле закрыта. Между тем, по нашим сведениям, в результате постоянных пыток супруги лишились возможности родить ребенка», - сказал нам один из правозащитников на правах анонимности.



По мнению советника Агентства по делам религии Шамшибека Закирова, правительство совершило большую ошибку, не выполнив обещание довести до конца расследование еще одного дела – расстрела Мухаммадрафика Камалова, известного имама южного города Карасуу.



Убийство имама привело в ярость верующих мусульман на юге Кыргызстана. Одной из причин является то, что спецслужбы изменили версию обстоятельств смерти Камалова. Вначале они выдвинули версию о причастности Камалова к террористам, но потом сказали, что имам умер в результате использования его боевиками ИДУ в качестве «живого щита».



«Был ли он замешан в чем-то, какова степень его участия в террористической деятельности? Общественность так и не получила ответы на эти вопросы», - сетует Закиров.



В прошлом году Служба национальной безопасности распространила листовки с призывами в адрес членов ИДУ и «Хизб-ут-Тахрир» сдаться добровольно. Вскоре после этого власти объявили о явке большого числа людей с повинной.



В Узбекистане задержанных исламистов показывают публично, при этом они должны признаваться в своей вине и просить прощения. Есть веские причины подозревать, что их принуждают раскаиваться публично. Однако ни один из исламистов, сдавшихся в Кыргызстане, не был выставлен напоказ, поэтому заявления властей об успешной операции вызывают сомнения.



Один из руководителей Службы национальной безопасности Кыргызстана в интервью IWPR сказал, что явок с повинной было всего несколько. По его словам, вначале узбекские спецслужбы обещают помилование пришедших с повинной, но «затем они заставляют этих людей сотрудничать с ними и/или публично выступать в СМИ с обвинениями против своих бывших соратников».



«Это для них равносильно смерти, так как предателей там не прощают, - добавляет он. - Однако у нас никто с повинной не пришел. Думаю, наши исламисты знали о горьком опыте узбеков».



ПОДДЕРЖКА РАДИКАЛИЗМА НЕ ОЗНАЧАЕТ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СИЛОВЫХ МЕТОДОВ



Мнения иностранных и местных экспертов и аналитиков сходятся в том, что до тех пор, пока в Центральной Азии не будут решаться проблемы бедности, коррупции и этнических конфликтов, в регионе всегда найдутся сторонники таких людей, как Юлдаш.



В 2006 году СНБ сообщила о существовании на территории Кыргызстана многочисленных вооруженных ячеек ИДУ в количестве от 3 до 5 человек, которые «имеют серьезные планы по дестабилизации обстановки в южных областях».



Лидер ИДУ дал клятву продолжить борьбу. В связи с пятилетием терактов 11 сентября в США Тахир Юлдаш выступил с угрозами смертельной расправы в адрес президентов Узбекистана, Киргизии и Таджикистана за их политику, «направленную на притеснение ислама».



Иностранные эксперты обеспокоены продолжительной угрозой, которую представляют в регионе исламские боевики.



В своем ежегодном докладе в январе прошлого года директор Службы национальной безопасности США Джон Негропонте заявил, что «репрессии, политический застой и коррупция в странах Центральной Азии создают благоприятную почву для развития радикальных исламских настроений и движений».



Несмотря на это власти центрально-азиатских государств склонны использовать угрозу исламского терроризма как оправдание политических репрессий. Это особенно типично для Узбекистана.



Например, узбекское правительство обвинило ИДУ в организации взрывов в 1999 в Ташкенте, вынеся лидеру движения Юлдашу смертный приговор, хотя сам Юлдаш отрицал свою причастность к взрывам.



«Если бы мы их [взрывы] организовали, то мы бы признались в этом, так как джихад против Каримова – наше общее дело», - говорит он в своем видеообращении в январе 2006 года.



На обвинения в разжигании мятежных антиправительственных настроений в Андижане Юлдаш ответил: «Мы никогда не прячемся за женщинами и детьми».



Пока остается неясным, подразумевает ли растущая популярность экстремистских организаций исламского толка использование силовых, насильственных методов, так как в южном Кыргызстане и Узбекистане растет сеть не Исламского движения Узбекистана, а партии «Хизб-ут-Тахрир».



Мансур, один из активистов «Хизб-ут-Тахрир», в течение двух лет отбывавший наказание в колонии-поселении за распространение экстремистской информации, рассказал IWPR о позициях своей организации. По его словам, есть большие различия в идеологиях ИДУ и его организации. «Хизб-ут-Тахрир» не преследует цели силовой смены режима в регионе.



«Наши ребята [сторонники “Хизб-ут-Тахрир”] и вообще мусульмане региона не поддержат его, - говорит о Юлдаше Мансур. – Если только не найдутся здесь выходцы из соседнего Узбекистана, которые обижены на власти этой страны».



«Идеи наши совпадают, но они поступают неправильно, - говорит Мансур. - Мы уважаем сторонников Юлдаша, но не поддерживаем их методы борьбы. Применение оружия – прерогатива государства, а не простых мусульман».



Обвинения против «Хизб-ут-Тахрира» о стремлении к силовому захвату власти Мансур считает клеветой. «Мы никогда не хотели, и не будем применять оружие, - говорит он. - Даже если против нас будут применять силу, мы будем покорно наблюдать за этим, предоставляя все на суд Аллаха. Так поступал наш пророк».



Абдумомун Мамараимов является контрибьютором IWPR в Жалалабаде, юг Кыргызстана.
 

Support our journalists