“Избирательные” записки

До того, как мы пересекли армяно-грузинскую границу, мобильный телефон таксиста, который вез нас из Еревана в Тбилиси, несколько раз звонил.

“Избирательные” записки

До того, как мы пересекли армяно-грузинскую границу, мобильный телефон таксиста, который вез нас из Еревана в Тбилиси, несколько раз звонил.

Thursday, 10 January, 2008
, запланированы важные встречи”,- сообщил водитель Жорик.



Однако из-за обледенелых дорог и проволочек с таможней мы добрались в Тбилиси с опозданием и пропустили пару встреч с кандидатами в президенты Грузии. Тем не менее, мы успели встретиться с единым кандидатом от оппозиции Леваном Гачечиладзе. Говорят же, в чей дом зайдешь первым в новом году, к тому больше всего будешь ходить в гости в течение года. Так вот, за время нашего визита в Тбилиси мы, наверное, раз 10 побывали у него в штабе.



Леван Гачечиладзе предупредил присутствующих журналистов, что в день выборов будут фальсификации.



“А вы не будете бороться с планируемыми фальсификациями?” - спросила я. “Вся наша команда физически и морально собирается бороться с этими фальсификациями”,- ответил Леван Гачечиладзе, в то время как присутствующие журналисты не смогли удержаться от смеха.



Гачечиладзе собирается находиться на посту президента всего год, после чего, согласно его программе, Грузия перестанет быть президентской страной.



В случае избрания Гачечиладзе премьер-министром станет родившаяся и выросшая в Париже Саломе Зурабишвили. Мы встретились также с госпожой Саломе, по словам которой, если в Армении женщинам не так просто подняться по политической “лестнице”, то это единственная проблема, которая отсутствует в Грузии.



После встречи с оппозицией мы наконец отправились в гостиницу. Дверь нам открыл усатый, невысокий человек, который провел нас в наши комнаты. Через полчаса мы собрались за ужином, а когда разошлись, было уже очень поздно. Мы знакомились друг с другом.



Мы предполагали, что на следующий день, 4-го января, будем отдыхать, однако… выяснилось, что в Грузии не так, как в других странах. Если в Армении, Азербайджане, России агитация накануне выборов запрещена, то в Грузии “период молчания” длится всего 8 часов, т.е. с полуночи до открытия избирательных участков.



4-го января мы выслушали мнения экспертов, комментарии юриста относительно Избирательного Кодекса, заявление кандидата в президенты Давида Гамкрелидзе, затем во Дворце спорта Тбилиси мы “примкнули” к сторонникам Михаила Саакашвили, послушали песню о “крутом” Мише, а затем и выступление самого Миши. И нам на голову, как снежинки, посыпались бумажные “пятерки”, которые затем оказались под ногами присутствующих. Мы так хотели, чтобы и нам достались те красные шапки и шарфы, что раздавали сторонники Саакашвили, но нам так и не повезло.



Мы вышли из Дворца спорта и … побежали. Шел снег, на улицах было полно народу, машины передвигались с трудом, а мы должны были добраться до расположенного в здании филармонии штаба Саакашвили, где он должен был отвечать на вопросы иностранных журналистов. Нашли такси. А в своем штабе Михаил Саакашвили, расположившись на мягком диване, закинув ногу на ногу, отвечал на вопросы журналистов, рассказывая о том, как процветала Грузия за время его правления. А на следующий день должны были состояться выборы.



Утром 5-го января в офисе IWPR мы «организовались» и разошлись. Одна группа направилась на избирательный участок, где собирался голосовать Михаил Саакашвили. Другая группа отправилась наблюдать за голосованием и.о. президента Нино Бурджанадзе. Первой группе не очень повезло: Саакашвили проголосовал с часовым опозданием, и они замерзли.



В ожидании Бурджанадзе на избирательном участке мы познакомились к одной из участниц международной наблюдательной миссии ОБСЕ/БДИПЧ из Литвы. Эта девушка была совершенно не в курсе дела, даже не знала, кто является председателем избирательной комиссии, есть ли на участке доверенные лица. Наши вопросы показались ей странными, и она поинтересовалась, кто мы такие, записав это в свой блокнот. “Попали в черный список”,- засмеялись мы.



После голосования Бурджанадзе на другом избирательном участке мы следили за голосованием Левана Гачечиладзе, затем на другом участке наблюдали, как голосует Католикос Грузии. Последний заявил, что проголосовал за традиции Грузии.



Затем началась беготня – Медиа-центр, штаб Гачечиладзе, ЦИК, штаб Гачечиладзе.



Фальсификации, нарушения – кричали оппозиционеры. Все нормально – парировали из штаба Михаила Саакашвили. Прения прекратились. В ЦИК планировалась пресс-конференция, ее отменили. Вместо результатов ЦИК публиковались данные exit poll-ов. Сторонники Саакашвили праздновали победу. Оппозиционеры объединялись.



Узнав, что 6-го января в 14:00 состоится митинг, к полуночи мы дошли до гостиницы. В час ночи владельцы гостиницы накрыли для нас стол для ужина. И снова мы почти не спали - разговаривали.



6-го января телекомпании сообщали результаты с разных избирательных участков, лидировал Михаил Саакашвили. Мы отправились на митинг, собралось довольно много людей. Но мы там пробыли недолго - должны были выслушать международных наблюдателей. И пока оппозиция предъявляла факты нарушений в ходе выборов, наблюдатели заявили, что выборы президента Грузии почти соответствовали международным стандартам. Когда мы возвращались с пресс-конференции, митингующие уже расходились.



А вечером нас, участников “журналистской миссии”, ждал прощальный ужин.



Наша миссия была завершена: рано утром мы возвращались в Армению. Водитель Жорик попросил нас выехать как можно раньше, чтобы он успел вернуться в Тбилиси. 7-го января его сыну Димке исполнялся год. А мы, естественно, отправились в путь позже запланированного, и Жорик переночевал в Армении.



Кстати, на грузино-армянской границе грузинский таможенник спросил, как прошли выборы.



Черкес Мурад на полном серьезе ответил: “Поздравляю вас с Путиным”.



Таможенник удивленно пожал плечами, ничего не понимая.
Support our journalists