ИЗ УЗБЕКСКИХ САДОВОДОВ ВЫЖИМАЮТ СОКИ

Безграничной властью председателя колхоза молодой фермер получил пять лет тюрьмы.

ИЗ УЗБЕКСКИХ САДОВОДОВ ВЫЖИМАЮТ СОКИ

Безграничной властью председателя колхоза молодой фермер получил пять лет тюрьмы.

Monday, 21 February, 2005

30-летний Акром Махмудов пытался воспрепятствовать председателю колхоза, когда тот явился с милицией отбирать у него сад, за что был наказан пятью годами лишения свободы.


Малые фермерские хозяйства в Узбекистане испытывают огромное давление со стороны больших колхозов, существующих еще с советской поры.


После того, как правительство частично реформировало сельское хозяйство, сделав возможным частную фермерскую деятельность, Махмудов арендовал у государства участок земли под фруктовый сад в южной Кашкадарьинской области Узбекистана. Большая часть земли в Узбекистане по-прежнему принадлежит колхозам, которые выращивают высокодоходные культуры, такие, как хлопок. Частный сектор очень мал и находится где-то на «обочине» сельского хозяйства, хотя именно частных фермеров президент Ислам Каримов как-то назвал «Надеждой нашей экономики».


В своем хозяйстве «Диер» Махмудов выращивал яблоки и продавал их на рынке. В начале мая к Махмудову в хозяйство явился председатель ширкатного хозяйства (бывший колхоз) «Китаб» Китабского района Зарип Бурханов в сопровождении 20-ти сотрудников милиции, которые топорами порубили ветки цветущих молодых яблонь, заботливо выращенных на шести гектарах земли.


Возмущенные слова протеста со стороны матери фермера - 75-летней Бибисары Холмурадовой - были остановлены Бурхановым, который на глазах у десятков людей подошел к старой женщине и нанес ей мощный удар кулаком в подбородок.


Махмудов был арестован по обвинению в «Хищении путем присвоения или растраты вверенного виновному чужого имущества». Согласно обвинению, фермер утаил в 2002 году часть урожая - 7 тонн яблок – и продал их без ведома руководства, а именно - Зарипа Бурханова.


На суде адвокат обвиняемого Ильдар Шафиев отметил, что фермерское хозяйство «Диер» находится в подчинении у районной администрации, а не у ширкатного хозяйства, так как именно с хокимиятом заключался договор об аренде земли. По словам фермера, он имел право свободно продавать фрукты на рынке и, согласно договору, был обязан лишь уплачивать налоги с реализуемой продукции, но не колхозу, а государству.


Тем не менее, Камашинский районный суд признал Махмудова виновным и осудил на 5 лет лишения свободы.


Присутствовавший на судебном процессе представитель Международного общества по правам человека (МОПЧ) Нигматулла Назаралиев заявил, что процесс проходил с грубыми нарушениями.


«Это был настоящий произвол суда. Меня потрясло, когда однажды обвиняемый не смог присутствовать на процессе и судья Сероб Исканов собирался перенести заседание, но тут Бурханов приказал ему продолжить слушания и судья безропотно повиновался», - рассказал Назаралиев.


В ходе слушаний Бурханов неоднократно выражал презрение всем и вся. «Ты для меня – никто», - заявил он судье. «Я – прав, и земля – моя».


Пока Махмудов с адвокатом готовят апелляцию, Бурханов уже конфисковал сад и реинтегрировал его в колхозные владения.


Из-за чиновничьего произвола на местах частные фермеры Узбекистана не могут наладить свой бизнес. По мнению советского агронома, а ныне - пенсионера Курбана Разыкова, основная проблема сельского хозяйства в Узбекистане заключается в том, что фермеры не могут по закону приобретать землю в собственность, а могут только брать в аренду. Поэтому над ними постоянно висит угроза эту землю потерять.


«Мы оказались на распутье, где нет четких законов и правил; отсюда такое положение в сельском хозяйстве», - считает Разыков.


Юридический вакуум позволяет местным магнатам и колхозным бонзам фактически удерживать частные земли под своим контролем, не давая частникам работать. Чиновникам не выгодно отдавать дехканам земли в длительное пользование с возможностью продавать производимый товар по рыночной цене.


В этот раз Бурханов отказался побеседовать с IWPR, однако осенью 2002 года признавался нашему корреспонденту, что сильно недолюбливает конкуренцию в лице частных фермеров.


«Если у меня будет много фермерских хозяйств, кто будет работать на колхоз? Из-за фермерских хозяйств сокращаются колхозные земли», - говорил он.


Один из методов, широко практикуемых колхозами с тем, чтобы держать частников в «ежовых рукавицах» - это ограничение доступа к коммунальным ресурсам – водоснабжению и электричеству. А для особо строптивых всегда под рукой послушные районные суды, которые мигом накажут частного предпринимателя за мнимые нарушения драконовских государственных ограничений на реализацию продукции.


В данном случае Бурханов применил обе тактики. Кроме «Диера», в районе существовало всего одно частное фермерское хозяйство, но и то было конфисковано в начале года, а его владелец – Абдурахмон Утаев – предупрежден, что если попытается вернуть землю, его ожидает участь Махмудова.


Всевластие Бурханова объясняется тем, что, по некоторым сведениям, он пользуется протекцией Исмаила Джурабекова – одного из влиятельнейших государственных чиновников в Узбекистане. В настоящее время Джурабеков является советником президента по сельскохозяйственным вопросам, но его реальная власть этим не ограничивается.


По материалам независимых исследований, выходец из Самарканда Джурабеков возглавляет так называемый «Самаркандский клан», в чьих руках сегодня сосредоточена практически вся власть в стране.


Прослышав о том, что Бурханов именует себя «Человеком Джурабекова» и не признает над собой никакой другой власти, корреспондент IWPR связался с помощником Джурабекова Тулкином Фармоновым.


«Никаких связей между Джурабековым и Бурхановым нет, ни коммерческих, ни родственных. Господин Джурабеков относится ко всем работникам сельского хозяйства одинаково», - ответил Фармонов, добавив при этом, что о «деле Махмудова» ему известно.


А на вопрос журналиста о том, будут ли расследоваться факты спекуляции именем Джурабекова со стороны Бурханова, последовало долгое молчание в телефонной трубке.


Тулкин Караев и Ядгар Турлибеков – независимые журналисты из Карши


Uzbekistan
Support our journalists