ИНГУШЕТИЯ: КРИЗИС УГЛУБЛЯЕТСЯ

Наблюдатели считают бурные события в главном городе Ингушетии признаком того, что ситуация в республике выходит из-под контроля.

ИНГУШЕТИЯ: КРИЗИС УГЛУБЛЯЕТСЯ

Наблюдатели считают бурные события в главном городе Ингушетии признаком того, что ситуация в республике выходит из-под контроля.

Wednesday, 13 February, 2008

Ингушетию скоро можно будет назвать самой нестабильной из северокавказских республик, а причиной тому – становящееся все более бурным противостояние между ее властями и новым оппозиционным движением.


Ситуация обострилась 26 января – после того, как сотрудники силовых структур насильственно разогнали проходивший в Назрани – главном городе Ингушетии – митинг оппозиции, и там были подожжены два здания.



Виновником эскалации напряжения оппозиция считает президента Ингушетии, бывшего генерала ФСБ Мурата Зязикова. Власти, в свою очередь, ставят в вину оппозиции нарушение общественного порядка.



«На мой взгляд, происходящее сегодня в Ингушетии свидетельствует о том, что власти панически боятся. Именно этим я объясняю тот факт, что в отношении участников митинга 26 января была применена сила, а руководители акции, которая проводилась с целью поддержки курса президента России Владимира Путина и против захлестнувшей в последнее время Ингушетию волны похищений и убийств, а также коррупции, которая проникла практически во все сферы жизни республики, подвергаются преследованиям», – сказал IWPR эксперт Московской Хельсинкской группы Асламбек Апаев.



По его словам, за последние несколько лет в Ингушетии были похищены или бесследно пропали более 150 человек, многие из которых не имели никакого касательства к исламистским формированиям – главному врагу властей.



Например, в течение только трех дней – с 30 января по 1 февраля – в пригороде Назрани и самом городе силовиками были убиты трое молодых парней: 24-летний Джабраил Муцольгов, 23-детний Рамзан Нальгиев и 21-летний Юсуп Чапанов, – сказал Апаев. – Все трое были расстреляны без всякого предупреждения, а затем объявлены боевиками. Естественно, такие внесудебные казни граждан вызывают крайне негативную реакцию у населения».



Организаторы акции 26 января требуют, чтобы Зязиков дал разъяснения по поводу своих обещаний и заявлений, которые, по их утверждению, не имеют никакого отношения к действительности.



«Мы хотим потребовать, чтобы [Зязиков] показал нам заводы и фабрики, которые он якобы построил, – сказал в беседе с журналистами один из лидеров оппозиции Макшарип Аушев. – СМИ сообщали, что он неоднократно докладывал руководству страны, Путину, что в Ингушетии построено 70 или 80 заводов, три миллиона квадратных метров жилья».



Накануне акции протеста – 25 января – ссылаясь на полученную ими оперативную информацию, власти сообщили, что в республике готовятся террористические акты и объявили часть Назрани, столицу Ингушетии Магас и один граничащий с Чечней район «зонами проведения контртеррористической операции». Соответственно, были введены ограничения на передвижения людей и автотранспорта, а сотрудники правоохранительных органов были уполномочены задерживать любого, кто покажется им «подозрительным».



Несмотря на это, с раннего утра 26 января на прилегающие к площади Согласия улицах стали стекаться молодые люди. Сама площадь к этому времени была уже блокирована российскими военными и сотрудниками ингушского ОМОН. По разным данным, на митинг собралось от нескольких сотен до полутора тысяч человек.



Скоро между участниками акции и правоохранителями завязалась драка. Митингующие бросали в сотрудников силовых структур камни и бутылки с зажигательной смесью (так называемый «коктейль Молотова»). Те в свою очередь пустили в ход слезоточивый газ и резиновые дубинки. Тем временем неизвестными были подожжены здания крупнейшей в городе гостиницы «Асса» и проправительственной газеты «Сердало». Последней огонь нанес весьма серьезный урон.



Власти обвинили демонстрантов в поджоге зданий и нападении на правоохранителей.



«Эта акция с самого начала была незаконной», – сказал IWPR сотрудник ингушского МВД, не пожелавший назвать свое имя. По его утверждению, организаторы акции привлекали людей к участию в митинге, обещая им провести «бесплатную благотворительную лотерею» с щедрыми призами.



Один из лидеров ингушской оппозиции Магомед Евлоев в интервью Интернет-изданию NewTimes.Ru заявил, что поджоги были организованы не сторонниками оппозиции, а «провокаторами». «Но мы, – сказал он, – разоблачили этих провокаторов. Мы узнали, что это личная охрана главы МВД Ингушетии Мусы Медова участвовала в поджогах редакции газеты «Сардало» и гостиницы «Асса». И в этих действиях меня пытаются обвинить. Самое главное, что я на этом митинге не был. Я не смог выехать в Назрань».



Среди задержанных оказались два известных правозащитника, сотрудники центра «Мемориал» Екатерина Сокирянская и Тамерлан Акиев, а также несколько журналистов, в том числе заместитель главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Владимир Варфоломееев и его коллега Роман Плюсов. Двое других журналистов – Саид-Хусейн Царнаев и Мустафа Куркиев – были обвинены в поджоге здания газеты «Сердало» и избиты полицейскими. Почти все задержанные были отпущены в тот же день.



Апаев говорит, что в тот день в районе площади был арестован 201 человек. Семеро из них, по его словам, до сих пор остаются в заключении.



С тревогой наблюдали за развитием событий простые ингуши. «Я живу в многоэтажном доме в районе площади Согласия в Назрани, – сказала Хади Сагова, – И я видела, как вели себя не только милиционеры, но и собравшиеся там молодые ребята».



«Я не сторонница Зязикова, но, тем не менее, считаю, что действия милиционеров были спровоцированы самими демонстрантами, которые в ответ на попытки заставить их освободить площадь стали забрасывать милиционеров камнями, палками и бутылками с бензином и соляркой. Те, конечно же, как говорится, не остались в долгу. Хорошо еще, что все это обошлось без жертв».



Смешанные чувства по поводу происходящего испытывает и другой местный житель Руслан Тумгоев.



«Я не верю ни в порядочность Зязикова, ни в чистоту намерений нашей оппозиции, – сказал он. – Первый дорвался до власти, и теперь наслаждается всеми благами, которые дает ему эта должность. Вторые же стремятся занять это место, либо поставить туда своего человека, чтобы затем также насаждать свои правила».



«Как и многие мои соотечественники, – заключил он, – я крайне опасаюсь того, что это противостояние между оппозицией и властями может привести к хаосу и анархии и превратить нашу республику во вторую Чечню».



Между тем оппозиция, намеревавшаяся провести новый митинг 23 февраля, когда будет отмечаться очередная годовщина сталинской депортации чеченского и ингушского народов, позднее объявила, что откладывает все акции протеста до окончания выборов нового президента России, назначенных на 2 марта этого года.



Умалт Дудаев, псевдоним постоянного автора IWPR, работающего на Северном Кавказе
 

Support our journalists