Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ХИДЖАБ КАК ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ДИСКРИМИНАЦИИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

Женщин в республике, традиционно считающейся мусульманской, могут окрестить исламскими радикалами только за ношение головного убора.
By
, красивыми ухоженными улицами и пышными садами. Каждый, кто оказывается в Нальчике, бывает откровенно удивлен красотой местных женщин и смелостью их нарядов. Практически никаких запретов и ограничений. На таком фоне женщина в исламских одеждах воспринимается, как экзотика и источник угрозы.



Власти Кабардино-Балкарии, традиционно мусульманской республики на юге России, как это ни парадоксально звучит, жестко борются с распространением «исламской заразы».



Наличие внешних признаков принадлежности к исламу считаются подозрительным и даже представляющим угрозу. На таком фоне, хиджаб у женщин или борода у мужчин уже основание для дискриминации на всех уровнях и общественного неприятия. Чаще всего страдают те немногие женщины, которые осмеливаются публично демонстрировать свою приверженность к исламу.



Отношения между властями и мусульманским населением настолько обострены, что лишь немногие из тех, кто на эту тему беседовал с IWPR, будь то чиновники или представители общественности, захотели назвать свое имя.



В прошлом году имело место несколько столкновений между силами безопасности Кабардино-Балкарии и боевиками. Было убито несколько человек. Власти обвиняют подпольную исламскую группу «Ярмук», имеющую связи с Чечней, в попытках дестабилизировать ситуацию в республике.



Одна из женщин, пострадавших из-за этих столкновений, 22-летняя Марьяна, проживающая в пригороде Нальчика. Она мусульманка. Хиджаб в традиционном виде не носит, но ходит в платке и длинных одеждах.



Муж Марьяны погиб в начале этого года в перестрелке с местной милицией. Двумя годами раньше он некоторое время находился в Панкисском ущелье Грузии, известном в то время как пристанище исламских бойцов. Марьяна утверждает, что экстремистом он не был и никогда не бывал в Чечне.



Однако семью это не спасло. Марьяна сказала IWPR, что в ночь гибели мужа, когда она было одна в доме, к ней пришли милиционеры в камуфляжной форме и масках и обыскали весь дом и двор.



Марьяну забрали в СИЗО без объяснения причин и продержали за решеткой больше суток. Два раза за это время к ней в камеру заходили разные люди, не представляясь, спрашивали о муже: с кем общается, куда ездит, как часто отсутствует. Она отвечала, что не знает, так как муж не посвящает ее в свои дела.



О случившемся столкновении с милицией и смерти мужа Марьяна узнала только после того, как ее выпустили, в выпуске новостей телевидения.



С тех пор Марьяна живет одна. Говорит, что ее часто навещают из милиции. Интересуются: не приходил ли кто из знакомых мужа, иногда обыскивают дом. Марьяна боится, что когда-нибудь после такого посещения она исчезнет, и никто не узнает, что с ней случилось, потому что от молодой женщины отказались все: родители, братья, соседи.



«Я никого не виню. Все боятся. За общение с вдовой «террориста» можно дорого заплатить. Хотя, мужу никто не предъявлял обвинения, не задерживал и не судил. Никто до сих пор не говорил, что он кого-то убил или готовил теракт. Его просто застрелили», – говорит Марьяна.



Марьяна теперь живет в полной изоляции. Даже во время необходимых поездок в Нальчик в маршрутном такси она садится на самое дальнее сиденье, подальше от косых взглядов. Платок, повязанный на мусульманский манер, вызывает злобное шипение большинства пассажиров, а многие искренне боятся, считают, что любая мусульманка – потенциальная шахидка.



Такое отношение опустошительно действует на женщин. Жанна, которой почти пятьдесят лет, всю жизнь работала продавщицей. В последние два года она продавала хлеб в небольшом частном ларьке.



Летом прошлого года Жанна впервые пришла на работу в хиджабе. За три месяца, что она после этого удержалась на работе, хлебная лавка потеряла половину клиентов. Люди откровенно говорили, что не будут покупать хлеб у ваххабитки. В итоге Жанне пришлось уволиться по просьбе владельца магазина. Работодателя женщина не винит ни в чем.



«К нему много раз приходили из органов и говорили: убери ваххабитку или у тебя будут серьезные проблемы. Потом начались бесконечные ревизии, и тогда я сама подала заявление об уходе», –говорит она.



Студенты также испытывают трудности. Студенты-мусульмане Кабардино-Балкарского государственного университета недавно обращались к ректору с просьбой выделить кабинет для молельной комнаты. Студентам в просьбе отказали по причине того, что университет – светское учебное заведение. В Устав университета внесен пункт, не рекомендующий студенткам ношение одежды, указывающей на религиозную принадлежность, но до недавнего времени он не выполнялся.



Однако, в апреле 2005 года, в университете, ректор которого входит в состав правительственной Комиссии по борьбе с распространением религиозного экстремизма, были наказаны девять студенток, ежедневно собиравшихся на час после лекций в одной из аудиторий для изучения Корана. Комендант корпуса вызвал милицию, задержавшую группу, которая была доставлена в ближайшее отделение, где подверглась допросу и обыску. Причем, подписывать они должны были пустые бланки протоколов. Выпустили их только через восемь часов.



На встречу с IWPR согласились прийти только шестеро из девяти при условии анонимности. Две девушки не носят платков или хиджаб. Никто из них не посмел рассказать о задержании родителям.



«У моей мамы больное сердце. Она не выдержит, если увидит меня в хиджабе. Наши родители боятся за нас. Они же видят, что жизнь мусульманина здесь ничего не стоит», – говорит одна из них.



Обстоятельства задержания девушки описывают в деталях, часто сбиваются на плач. Говорят, что плачут от унижения, которому их подвергли в милиции. Действия милиции они считают попыткой запугивания.



«Вера ведь не хобби. Мы не можем отказаться от ислама, из-за того, что это опасно», – говорит еще одна студентка. «Если бы мы преследовали какие-то противоправные цели, мы не стали бы собираться днем в аудитории. Мы просто хотели вместе изучать Коран. Но это оказалось преступлением. Такими методами из нас выбивают всякое доверие к власти».



Все задержанные студентки учатся на отлично. Следовательно, формальных поводов для нареканий у руководства факультетов нет. Тем не менее, все они были вызваны деканами на следующий день после задержания и получили предупреждение, что следующая подобная провинность закончится отчислением из университета.



Сотрудник отдела по борьбе с организованной преступностью МВД республики, согласившийся беседовать с IWPR, но отказавшийся назвать свое имя, никак не прокомментировал факты дискриминации мусульманок. Однако, по его мнению, любая женщина или молодая девушка, облаченная в хиджаб, должна немедленно стать объектом расследования.



«Как правило, женщина в ислам приходит не сама, а есть где-то рядом паровоз, который ее толкает к этому, часто принудительным образом. Наша задача – проверить тщательно ее окружение и выявить этот паровоз. Как правило, в семье оказывается муж или брат, к которому у милиции есть масса вопросов. Или выясняется, что девушка состоит в мусульманском браке с кем-либо из представителей радикального ислама, а это уже потенциальная «черная вдова», – утверждает он.



Любовь Алиева, помощник муфтия в Духовном управлении мусульман Кабардино-Балкарии, считает рассуждения силовика грубой ошибкой. Она – единственная согласилась открыто обсуждать эту проблему.



Алиева рассказывает, что знает много фактов дискриминации по религиозному признаку и что сама не раз подвергалась оскорблениям в общественном транспорте, когда другие пассажиры называли ее ваххабиткой и шахидкой.



«Если даже никто не оскорбит вслух, отчуждение ощущаешь постоянно. К примеру, садишься в автобус, и вокруг тебя сразу образуется пустое пространство. Все спешат отойти подальше», – говорит она.



По словам Алиевой, очень часты случаи увольнения с работы женщин, которые нодевают хиджаб, но никто из них не хочет отстаивать свои права в нынешней атмосфере исламофобии и из страха привлечь внимание властей.



«Люди могут не иметь ничего против ислама вообще, но когда это входит в их жизнь, основная масса начинает отождествлять ислам с ломкой свободного уклада и устоев общества, с появлением серьезных моральных ограничений».



«И самое страшное – ислам стойко отождествляется с экстремизмом и терроризмом», – говорит она.



Фатима Тлисова, редактор информационного агентства «REGNUM» на Северном Кавказе, пишущая для IWPR по Кабардино-Балкарии.



Эта статья опубликована в новой информационной службе IWPR по правам женщин. В рамках этого проекта проводятся тренинги в помощь мусульманским журналисткам из неарабских стран. Регулярно публикуемые статьи см.: http://www.iwpr.net/women_index1.html