ГРУЗИЯ ЖДЕТ ПЕРЕМЕН В АБХАЗИИ

Москва укрепляет свои отношения с непризнанной республикой. Тбилиси заявляет, что российская миротворческая миссия в зоне конфликта исчерпала себя.

ГРУЗИЯ ЖДЕТ ПЕРЕМЕН В АБХАЗИИ

Москва укрепляет свои отношения с непризнанной республикой. Тбилиси заявляет, что российская миротворческая миссия в зоне конфликта исчерпала себя.

, что готовит «новые важные и радикальные предложения» по разрешению конфликта вокруг Абхазии. Контекстом для этого заявления служат два события – провозглашение властями Косово независимости и выход России из действующего в отношении непризнанной республики блокадного режима.



В рамках визита в Штаты Саакашвили встретился с Генсеком ООН Пан Ги-Муном, а на 19 марта назначена его встреча с президентом Джорджем Бушем.



Выступая в ООН, грузинский лидер заявил, что считает необходимым изменить формат миротворческой операции в Абхазии. В настоящее время единственной миротворческой силой в зоне конфликта являются российские войска, действующие в рамках мандата Содружества независимых государств (СНГ).



Действия России, 6 марта объявившей о своем решении выйти из режима санкций в отношении Абхазии, Саакашвили назвал «демаршем против США, Запада и НАТО».



Западные лидеры ясно дают понять, что считают вопрос признания независимости Косово уникальным случаем, который не может проецироваться на территориальные конфликты на Кавказе.



Для Москвы, однако, события в Косово стали поводом для пересмотра формата ее отношений с Абхазией и Южной Осетией – республиками, притязающими на независимость от Грузии.



Новый официальный курс Москвы разбирал в беседе с IWPR Темур Якобишвили, глава грузинского «министерства по реинтеграции» (недавно учрежденного вместо упраздненного министерства по «урегулированию конфликтов»). Россия рискует развязать процессы, которые сама не сможет контролировать, - сказал он и объяснил, почему Тбилиси настаивает на отказе от сегодняшней миротворческой схемы.



«Если с точки зрения России ситуация поменялась настолько, что необходимо снять санкции, то почему изменившаяся ситуация не позволяет сменить существующие миротворческие механизмы на более действенные?»



«Мы начали процесс, и следующим шагом будет пересмотр механизмов», - сказал Якобашвили.



По его мнению, сняв санкции с Абхазии, Россия допустила серьезную ошибку.



«Эти ошибки явно вредят государственным интересам самой России, - сказал он IWPR. - Они сами не скрывают того, что эти шаги были ассиметричным ответом на признание независимости Косова США и странами Запада, а также способом наказать нас [грузин], как «вассала» США».



Кроме того, добавил он, «в России есть люди, которые мастерски используют проблемы российско-грузинских отношений в своих узко-меркантильных целях и пытаются политизировать их. Часто у них это получается».



По словам министра по реинтеграции, Грузия в ближайшее время начнет предпринимать меры по утверждению своих законных прав в Абхазии, в том числе прав собственности.



«Мы обязаны не допустить так называемую «ползучую экономическую аннексию», - сказал он.



Грузия опасается, как бы неразрешенность абхазского и южноосетинского конфликтов не сказалась на ее шансах получить MAP (Membership Action Plan– план действий по вступлению в НАТО). Ожидается, что вопрос соответствия Грузии критериям членства в НАТО будет рассматриваться на очередном саммите Альянса, который состоится в Бухаресте в следующем месяце.



«Переход Грузии к Плану действий по вступлению в НАТО означает, что [Абхазия и Южная Осетия] должны забыть о независимости», - заявил Якобишвили.



Другие эксперты говорят, что, понимая сложность ситуации, Россия не спешит сжигать за собой мосты.



Политолог Давид Дарчиашвили, который возглавляет фонд «Открытое общество-Грузия» считает, что

«использование Россией прецедента Косово, конечно же, несет в себе определенный риск для Грузии, однако пока не является явной опасностью».



По его словам, до сих пор Россия занимала сдержанную позицию по вопросу Абхазии и Южной Осетии, избегая прямо признавать их претензию на независимость. Дарчиашвили видит три причины такому отношению: «Первая – [признание независимости республик] выставит политику России на международной арене как очень противоречивую: сначала Россия поддерживает территориальную целостность государств, а потом ее же подрывает».



«Вторая, - продолжил он, - заключается в том, что Россия не хочет сжигать все мосты в отношениях с Грузией, против которой сейчас имеет рычаг давления и не хочет его терять. Третья – в России не менее заинтересованы в отношениях с Западом, чем во влиянии на постсоветском пространстве».



Дарчиашвили не исключает, что однажды люди в Абхазии и Южной Осетии начнут связывать свое будущее со стремящейся в Европу Грузией, нежели с не оправдавшей их надежд Россией.



Эксперт грузинского Фонда стратегических и международных исследований Арчил Гегешидзе соглашается с мнением, что Москва, продолжая укреплять свои отношения с Абхазией и Южной Осетией, скорее всего, не станет признавать их в качестве суверенных государств.



«Россия никогда не признает Абхазию и Южную Осетию, однако никогда не скажет этого прямо», - сказал он.



Россия, предсказывает Гегешидзе, будет стремиться к «дальнейшей либерализации и расширению отношений [с непризнанными республиками], созданию элементов псевдосуверенитета».



«Однако это не будет реальной независимостью. Отмена санкций и «отложенный статус» на изменят нынешней картины», - заключил он.



Дмитрий Авалиани, корреспондент газеты «24 саати», Тбилиси

Support our journalists