Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГРУЗИЯ: УСМИРЕНИЕ РЕВОЛЮЦИОННОГО ТЕЛЕКАНАЛА

«Рустави-2» теряет свою репутацию неустрашимого вещателя.
By
Телеканал, который выступал в авангарде грузинской «революции роз», теряет зрителей и репутацию надежного источника политической информации. Фоном для падающих рейтингов компании служат утверждения о том, что она оказалась под давлением новых властей.

В ноябре 2003 года в центре Тбилиси, где собирались многотысячные мирные акции протеста против правительства бывшего президента Эдуарда Шеварднадзе, посредством огромного экрана транслировались передачи телекомпании «Рустави-2». Канал работал в непрерывном режиме, следя за тем, как революция набирала ход, и открыто призывал людей выйти на улицы.

Однако, спустя всего несколько месяцев после того как пало правительство Шеварднадзе и Михаил Саакашвили был избран президентом Грузии, ситуация в сфере СМИ начала меняться. Лишились эфира две телевизионные компании – «Иберия» и «Девятый канал», а с других телеканалов, в том числе «Рустави-2», стали постепенно исчезать политические ток-шоу.

Официально причиной закрытия телекомпаний назывались их финансовые проблемы, тогда как исчезновение политических ток-шоу объяснили решением внутреннего менеджмента. Однако оппозиция обвинила новое правительство в давлении на СМИ и ущемлении свободы слова.
Не миновали проблемы и компанию «Рустави-2», которая в свое время помогла нынешнему руководству прийти к власти. Сначала она была объявлена банкротом, и контрольный пакет ее акций был продан малоизвестному бизнесмену Кибару Халваши – близкому другу тогдашнего министра обороны Ираклия Окруашвили. А на следующий день после того, как Окруашвили оставил пост главы Минобороны – Халваши продал свою долю в "Рустави-2" никому неизвестной компании «Джеотранс».

По мнению телезрителей, самым важным является то, что изменилось содержание новостных программ «Рустави-2». Считается, что информационная программа «Курьер» утратила смелость, благодаря которой в свое время она пользовалась большой популярностью.

«На Рустави передают только оперативную информацию МВД или брифинги президента, совсем неинтересно смотреть», – сказала IWPR 49-летняя Марина.

Обозреватель Радио Свобода Ия Антадзе считает, что перемены в «Рустави-2» напрямую связанны с балансом политических сил в правительстве Грузии, где, по ее словам, образовались два лагеря, один из которых возглавлял Окруашвили, а другой – министр внутренних дел Вано Мерабишвили.

Она утверждает, что Мерабишвили полностью контролирует телекомпании «Алания» и «Мзе», а также в большой степени общественное телевидение, тогда как «Рустави-2» и «Имеди» были под влиянием Окруашвили.

После «революции роз» «Рустави-2» продолжала активно поддерживать новое правительство. Ведущий информационной воскресной программы «Курьер P.S.» Давид Кикалишвили так объясняет это: «После революции журналисты считали себя революционерами и, исходя из интересов революции, согласились с мнением владельца о необходимости понизить политическую температуру».

Впервые коллектив телеканала открыто воспротивился воле властей три месяца назад, когда они потребовали отставки генерального директора компании Ники Табатадзе. В знак протеста против этого требования, служба новостей «Рустави-2» объявила забастовку, которая продолжалась несколько часов. Журналистов созвали на экстренное совещание, на котором, как говорят в частных беседах некоторые из них, присутствовали сам Окруашвили и мэр Тбилиси Гиги Угулава. При этом публично об участии в собрании чиновников никто не заявляет.

Затем из «Рустави-2» ушла в полном составе команда информационной службы. Однако, уходя, журналисты не сделали никаких публичных комментариев.

«Они ничего не сказали, потому что говорить было нечего, – сказал редактор газеты «24 часа» Паата Вешапидзе. По его словам, журналистам, которые до тех пор безропотно принимали все изменения на канале, было трудно вдруг занять решительную позицию.

Более громко покинул компанию один из ее ведущих журналистов Эка Хоперия. О своем решении уйти из «Рустави-2» она сообщила в прямом эфире, заявив, что делает это из-за «неприемлемых требований со стороны некоторых представителей властей», имена которых она не стала уточнять.

После этих увольнений на должность генерального директора телекомпании был назначен личный друг министра экономики Гиоргия Арвеладзе Коба Даварашвили, а руководство информационной службой «Рустави-2» взял на себя бывший пресс-секретарь правящей партии «Национальное движение».

Между тем драматически понизились рейтинги «Рустави-2». Если прежде информационную программу «Курьер» смотрели 50-60 процентов телеаудитории, то сегодня этот показатель составляет всего 6-11 процентов.

«Власти хорошо знают, какую силу имеет телевидение... им не хочется иметь такую мощную бомбу, которая может в любой момент взорваться», – сказал Паата Вешапидзе.

По данным последних рейтингов, теперь большей популярностью, чем «Рустави-2», пользуется «Имеди» – телекомпания, принадлежащая бизнесмену Бадри Патаркацишвили, который, как известно, является другом бывшего российского олигарха Бориса Березовского. В августе нынешнего года «Имеди» подписала соглашение о партнерстве с медиа-гигантом Руперта Мердока News Corporation.

До октябрьских выборов в местные органы самоуправления «Имеди» придерживалась оппозиционной линии по отношению к властям, из-за чего чиновники на протяжении нескольких месяцев отказывались принимать участие в политическом ток-шоу канала «Реакция».

Представители оппозиции в свою очередь бойкотировали «Рустави-2», утверждая, что эта компания превратилась в «подразделение правительства».

Эксперты сходятся во мнении, что сегодня стало сложнее независимо и критически освещать работу властей, также как и добывать информацию из правительственных источников. Но, как сказала телевизионный критик Ниниа Какабадзе, «фактических аргументов для того, чтобы утверждать о прямом давлении власти на СМИ, недостаточно».

«На любой вопрос о том, почему тот или иной журналист был освобожден с работы, или почему была закрыта та или иная передача, есть простой ответ, к которому всегда апеллируют власти – причем тут мы, это решение менеджмента. Поэтому главный вопрос заключается в том, кто является этим менеджментом, как они принимают решения и под чьим влиянием находятся», – сказала она.

"Независимому освещению событий препятствует самоцензура журналистов, – считает эксперт по вопросам СМИ Кавказского института мира, демократии и развития Тамара Шамиль. – Большинство из них сначала ждут, как отреагируют новые хозяева".

Давид Кикалишвили, один из немногих оставшихся членов старой команды «Рустави-2», сказал IWPR: «Все встанет на свои места, новая команда сработается или будет меняться до тех пор, пока не соберется компетентная команда. Ясно одно, «Рустави-2» больше не будет революционной телекомпанией... этого уже и не нужно».

Эка Квеситадзе, независимый журналист, Тбилиси