Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГРУЗИЯ НАВОДНЕНА КИТАЙСКИМИ ТОРГОВЦАМИ

В Грузии наплыв китайского бизнеса, но движения в обратном направлении не отмечается
By
Ши Пен приехал в Тбилиси из Шанхая четыре месяца назад с грузом китайской продукции.

Сначала он стоял у станции метро «Делиси», торгуя на улице китайскими сувенирами. Вскоре ему стало ясно, что дела идут хорошо. Ши Пен вернулся в родной город, взял в китайском банке небольшой кредит и приехал в Тбилиси с уже солидным грузом. Арендовав в одном из окраинных районов города помещение площадью примерно 15 квадратных метров, Ши Пен открыл собственный магазин.

Ши Пен с гордостью показывает фотографии своих дочерей, снятые в Шанхае. Он надеется, что они скоро приедут в Тбилиси, где будут жить вместе с родителями. Ши Пен старается учить грузинский язык, но пока ему удается лишь считать до десяти.

«Месяц назад в Тбилиси приехала и моя жена Ли, - рассказывает Ши Пен в основном на языке жестов, а также с помощью грузинской ассистентки в магазине, которая уже наловчилась угадывать, что хочет сказать хозяин. - Мы взяли в аренду однокомнатную квартиру на проспекте Пекина, но если мы решим привезти сюда моих девочек, позднее найдем дом побольше. Нам с Ли Грузия очень нравится».

Таких как Ши Пен в Тбилиси сейчас несколько сотен. Число китайских магазинов в столице и в других городах постоянно увеличивается.

По информации консульского департамента министерства иностранных дел Грузии, в конце прошлого года в Грузии было зарегистрировано до 550 китайцев, сегодня же их число достигает 5 тысяч.

Жители Тбилиси часто жалуются на качество китайской продукции, но не на ее цену. В магазинчиках, стилизованных национальной атрибутикой, по низким ценам продаются в основном сувениры, бижутерия, косметика, бытовые и хозяйственные товары.

«Я купила спортивную обувь за 4 лари (примерно 2 доллара США), - говорит 42-летняя Нато. - За такую сумму качественную вещь не купишь, но симпатичные, похожу хотя бы пару недель».

Наплыв китайского бизнеса в Грузии начался после поездки президента Михаила Саакашвили в Пекин в апреле. До этого Россия неожиданно установила эмбарго на грузинские минеральные воды и вина. Пекин и Тбилиси подписали ряд соглашений, и китайское посольство в Грузии получило указание способствовать развитию торговли между двумя странами.

«По поручению министерства торговли Китая мы делаем все, чтобы увеличить торговый оборот между двумя странами», - говорит руководитель торгово-экономической палаты посольства Китая в Грузии Лю Сяохвей.

Торговля между двумя странами стала развиваться быстрыми темпами. За первые шесть месяцев 2006 года Грузия поставила в Китай грузов на 5.5 миллионов долларов США, примерно столько же, сколько за весь 2005 год.

В то же время правительство поощряет участие Грузии в китайских ярмарках и возлагает большие надежды на китайско-грузинский бизнес форум.

Однако большая часть торговли ведется в одном направлении – из Китая в Грузию. В 2005 году Грузия импортировала китайских товаров на 46 миллионов долларов. Объем импорта за первые шесть месяцев сего года лишь немногим уступает этому показателю.

По мнению Ши Пена, вести бизнес в Грузии нетрудно. «За четыре месяца торговли на улице я открыл свой собственный магазин, а это совсем неплохо», - говорит он.

По данным Государственного департамента статистики Грузии, импорт в Грузию продукции из Китая осуществляют 404 индивидуальных предпринимателя и компании, а экспорт - всего 17.

В будущем месяце ожидается дальнейший рост объема импорта. «С сентября в силу вступают новые таможенные ставки и более 80 процентов импортируемой продукции будут освобождены от таможенного налога. Это, разумеется, вызовет приток импорта в нашу страну, в том числе и из Китая», - заявил IWPR заместитель председателя Торгово-промышленной палаты Грузии Шота Макацария.

Перечень продукции, экспортируемой из Грузии в Китай, довольно скромный. Это остатки черных и цветных металлов (медь, алюминий), древесина и виноградные вина.

Грузинские вина, которые президент Саакашвили особо рекламировал в Пекине, пока продаются только в супермаркетах Шанхая. За первые шесть месяцев сего года, их было продано всего на 36 тысяч долларов.

Заместитель министра экономического развития Тамар Ковзиридзе уверяет, это состояние дел скоро изменится.

«Китай мы рассматриваем как перспективный рынок для вина, - заявила она IWPR. - Разумеется, требуется время и много труда для освоения этого рынка, но власти Грузии во всем будут помогать нашим виноделам. Государство серьезно над этим работает».

Однако, директор компании «Таро Вайн» Михаил Готвадзе считает, что этот бизнес пока не оправдывает надежд. «Продать грузинское вино на китайском рынке трудно, проблема в том, что его там не знают», - сказал он IWPR.

Профессор экономики Кахабер Джакели говорит, что отсутствие интереса следовало ожидать. Он сослался на данные исследования, которое показало, что в среднем в течение всего года один китаец не пьет даже 0,5 литра вина.

«Китайские любители вина, отдают предпочтение местному, французскому, или итальянскому вину, - сказал Джакели. - Таким образом, я думаю, грузинское вино не сможет закрепиться на китайском рынке и, тем более, китайский рынок не заменит российский».

По словам Джакели, гораздо больше шансов у грузинских минеральных вод, таких как знаменитый Боржоми, производимый компанией Georgian Glass and Mineral Waters. После запрета на ввоз грузинских минеральных вод в Россию, компания старается привлечь внимание китайских потребителей.

Тем временем, Китай заинтересован в осуществлении намного более амбициозных проектов в Грузии. По информации представителя китайского посольства Лю Сяохвея, китайцы заинтересованы энергосектором Грузии, особенно строительством малых ГЭС.

По-видимому, они заинтересованы также в участии в строительстве новой железнодорожной линии Карс-Ахалкалаки, которая соединит Грузию с Турцией. Заместитель министра экономики Ковзиридзе отметила, что китайцы выразили заинтересованность в этом проекте на недавней встрече в Казахстане. Соответственно, они могут принять участие в строительстве грузинского участка железной дороги.

Этер Мамулашвили, корреспондент газеты «24 саати», Тбилиси