Грузия готовится покинуть ряды СНГ

В Тбилиси это уже «проходили», но теперь чиновники говорят, что принятое страной решение покинуть клуб бывших советских республик необратимо.

Грузия готовится покинуть ряды СНГ

В Тбилиси это уже «проходили», но теперь чиновники говорят, что принятое страной решение покинуть клуб бывших советских республик необратимо.

  Парламент Грузии в эти дни обсуждает юридические тонкости выхода страны из Содружества независимых государств.

Решение покинуть состав СНГ Грузия приняла в августе прошлого года - вскоре после войны с Россией вокруг Южной Осетии, возмущенная тем, что организация не выступила с категорическим осуждением действий российских вооруженных сил.



«Сейчас идет инвентаризация всех соглашений, заключенных Грузией в рамках СНГ, - сказал Шота Малашхия, который возглавляет парламентскую комиссию по восстановлению территориальной целостности Грузии. - Над этим работает министерство иностранных дел. С одной стороны, мы будем заключать двусторонние соглашения, а с другой - ликвидировать ненужные».



О том, что он не видит будущего Грузии в составе СНГ, президент Михеил Саакашвили впервые заявил в августе, выступая на митинге, проходившем перед зданием парламента в Тбилиси.



Тогда же он сказал, что Грузия денонсирует соглашение о миротворческой операции СНГ в Абхазии и объявляет Южную Осетию и Абхазию оккупированными территориями.



«Мы окончательно прощаемся с Советским Союзом, - сказал президент, и ответом ему были бурные аплодисменты десятков тысяч грузинских граждан, собравшихся там, чтобы выразить свой протест против действий России. - Советский Союз сюда никогда не вернется».



Грузия вступила в СНГ в 1994 году. Сделала она это последней из 12 ныне входящих в состав организации стран.



Это решение, сразу же крайне неоднозначно воспринятое грузинской общественностью, вызвало резкую критику в адрес тогдашнего лидера страны Эдуарда Шеварднадзе.



Бывший министр иностранных дел СССР полагал, что членство в СНГ поможет Грузии вернуть Абхазию под свой контроль. Однако к осуществлению этой цели страна, на протяжении 15 лет являвшаяся частью Содружества, так и не приблизилась.



По уставу СНГ, процедура выхода из Содружества длится год, то есть окончательно покинуть его ряды Грузия сможет через пять месяцев - 18 августа 2009 года.



Некоторые грузинские эксперты подвергают сомнению целесообразность этого шага, указывая на экономические преимущества нахождения в составе СНГ.



К наиболее существенным они относят безвизовое сообщение со странами Содружества – из них только с Россией у Грузии визовый режим, который действует с 1999 года. Не менее важным является тот факт, что до сих пор Грузия могла в свободном торговом режиме сотрудничать со всеми странами-партнерами по СНГ (опять за исключением России, которая в 2006 году ввела в отношении Грузии экономическую блокаду). Это имеет особенное значение для страны, основная часть экспорта которой приходится на бывшие республики СССР, ныне образующие пространство СНГ.



Однако в грузинском министерстве иностранных дел говорят, что Грузия намерена воспользоваться правом, дарованным ей Венской конвенцией о праве международных договоров от 1969 года, и попытаться сохранить участие в некоторых из заключенных ею в рамках СНГ соглашений. Представители министерства уточняют, что речь идет о соглашениях, не ограниченных субъектным составом, то есть для участия в которых членство в Содружестве не является обязательным условием.



Помимо соглашений о свободной торговле и безвизовом режиме, в их число входят договор о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности, конвенция о взаимной правовой помощи и многие другие важные документы.



Выступая на проходившем 13 марта заседании парламентского комитета по внешним отношениям, заместитель министра иностранных дел Грузии Александр Налбандов сказал, что до августа «правительству Грузии необходимо провести переговоры с теми государствами, с которыми после расторжения многосторонних договоров Грузия намерена заключить двусторонние соглашения».



Грузия и прежде неоднократно грозилась выйти из СНГ – как правило, это случалось в период, когда по тому или иному вопросу у нее возникали разногласия с Россией.



В 2006 году парламентская фракция оппозиционной партии Демократический фронт выступила с требованием вынести вопрос о выходе из СНГ на голосование депутатов парламента, однако тогда власти не позволили этому случиться.



«Последний аргумент в пользу СНГ потерял вес после того, как парламент Грузии признал миротворческие силы СНГ в Абхазии оккупационными»,- сказал Малашхия.



Зураб Хонелидзе, в ранге чрезвычайного и полномочного посла представлявший Грузию в СНГ, был отозван в Тбилиси еще до того, как разразился августовский кризис.



Решение «развестись» с Содружеством он считает опрометчивым, основанным на эмоциях, а не на здравом рассуждении о том, что может быть полезным для Грузии.



«Рано или поздно СНГ все равно прекратит существование, но сейчас, я думаю, Грузии не время покидать Содружество, через которое можно влиять на Россию. Для общения с Россией другого формата у Грузии после разрыва дипломатических отношений нет», - сказал Хонелидзе в интервью IWPR.



Уже набрал обороты процесс выхода страны из СНГ, и остановить его, говорит бывший посол, будет «сложно». Но «возможно», - добавляет он.



«Мои партнеры из разных стран, которые работают в ключевых структурах СНГ, в недоумении – они говорят, что не могут понять, чего добивается Грузия своим выходом. Мы думаем, что наказываем Россию, но это совершенно не так. Как член СНГ Грузия могла бы добиться для себя много полезного. В Содружестве есть государства с похожими на наши проблемами, и мы могли бы заручиться их поддержкой, чтобы не оставаться один на один с Россией».



Хонелидзе убежден, что, если Грузия все-таки передумает и решит остаться в СНГ, все другие страны Содружества, за исключением, конечно, России, подтвердят свою поддержку территориальной целостности Грузии. «Тогда 11 государств будут против одного – России», - сказал он.



Однако большинство грузинских экспертов и политиков не разделяют это мнение.



«Предположим, что Грузия действительно потребует, чтобы члены Содружества заново признали ее территориальную целостность, - говорит политолог Шалва Пичхадзе. - А вдруг кто-нибудь из них откажется сделать это?»



Депутат от оппозиционной фракции Христиан-демократы Ника Лалиашвили тоже исключает возможность обернуть вспять процедуру выхода Грузии из СНГ.



«Мы уже проголосовали за выход, - сказал он. – Это решение было единогласно принято в августе прошлого года, и никто не собирается пересматривать его».



Михеил Вигнанский, корреспондент «Время новостей» в Тбилиси

Тамар Кадагидзе, независимый журналист, Тбилиси





Армянские приграничные села страдают из-за недостатка воды



От сел Саригюх и Беркабер до резервуара с водой подать рукой, но, расположенный близко к враждебной границе, он остается недоступным для сельчан.



Сара Ходжоян, Тавуш

Армен Чатинян, Ереван



В селах Саригюх и Беркабер, что относятся к Тавушской области Армении и находятся в 180 километрах от армянской столицы - Еревана, вода ценится на вес золота.



В каждом из этих сел есть всего два крана, вода из которых предназначена удовлетворять как питьевые, так и хозяйственно-бытовые нужды местного населения.



Проблемы с водоснабжением здесь существовали и в советское время, однако по-настоящему тяжелой ситуация стала после войны с Азербайджаном вокруг Нагорного Карабаха – армяно-населенного региона, притязающего на статус независимого государства.



С девяностых годов Джогасский резервуар, до тех пор снабжавший водой села Саригюх и Беркабер, находится в пределах конфликтной зоны. Расположен он на территории Армении, однако его соседство с границей с Азербайджаном не позволяет местным жителям приближаться к нему – всякий, кто пытается это сделать, рискует навлечь на себя огонь «с той стороны».



Конфликт вокруг Нагорного Карабаха, после подписания в мае 1994 года соглашения о прекращении огня остающийся «замороженным», еще весьма остро ощущается в этих местах.



Забыть о конфликте здешним жителям мешают звуки выстрелов, регулярно доносящиеся с противоположной стороны границы.



«Неудобно рассказывать, но однажды, когда я сидел в туалете, пуля просвистела у меня над самым ухом», - сказал житель Беркабера Размик Аветисян.



Но не выстрелы, слышимые днем и ночью, беспокоят Размика и его односельчан. И не то, что в результате минометного обстрела было разрушено здание сельского клуба.



Беспокоит их невозможность пользования водой из резервуара, из-за чего поля Беркабера и Саригюха и еще двух здешних сел – Севкар и Цахкаван – не орошаются уже 17 лет.



Насосные станции, предназначенные для перекачивания воды из Джогасского резервуара, не работают, а без них воде не добраться до сел.



Джогасский резервуар был построен в конце семидесятых годов прошлого века, когда Армения еще была советской республикой. Те, кто придумали строить резервуар в северо-восточной части Армении, у ее границы с Азербайджаном, и представить себе не могли, что однажды пользоваться водой из него будет невозможно, что даже приблизиться к нему будет нельзя без риска для жизни.



В эксплуатацию Джогасский резервуар был введен в 1981 году. Его водой орошались сельскохозяйственные поля Иджеванского и Ноемберянского районов Армении, а также Газахского района Азербайджана – в целом, более пяти тысяч гектаров.



Основная часть этих полей располагается на границе с Азербайджаном. Эти земли заминированы, а потому не обрабатываются. Возделываются лишь некоторые поля, но почва там обезвожена и дает скудный урожай.



«Большая часть 600 гектаров земель сельскохозяйственного назначения в Беркабере – а именно 516 гектаров – находится по ту сторону резервуара, но еще на территории нашей страны», - сказал глава администрации села Беркабер Сурен Худавердян.



«Однако эти земли обстреливаются со стороны Азербайджана, и потому не возделываются. Остальные 84 гектара расположены по эту сторону резервуара, но опять рядом с границей с Азербайджаном, и из-за регулярной стрельбы люди не могут работать там. Рискованно работать, когда от границы тебя отделяют всего 500 или 600 метров».



«Можно обрабатывать приусадебные участки, но воды нам хватает только на орошение 30 процентов этой земли».



Худавердян знает обо всем, что связано с резервуаром. Семнадцать лет он проработал на насосных станциях и теперь с сожалением говорит о разрухе, которой они подверглись.



«Война имела тяжелые последствия для резервуара, - вздыхает он. – Насосные станции были обстреляны и разграблены. И их не реактивировать, потому что они находятся на линии огня, всего в нескольких метрах от границы».



«Как бы то ни было, электроэнергия стоит дорого, и, соответственно, в случае запуска этих станций вода тоже обходилась бы нам недешево. Государство смирилось с тем фактом, что насосные станции больше никогда не заработают».



Информацию о том, что села, которые должны обслуживаться Джогасским резервуаром, сегодня не получают из него ни питьевой, ни ирригационной воды, подтверждают в государственном водном комитете Армении.



Однако у властей нет программы, которая бы предусматривала принятие широкомасштабных мер по обеспечению сел Беркабер, Саригюх и Цахкаван альтернативным источником водоснабжения.



По словам представителя комитета Левона Гюмушяна, в госбюджете не предусмотрено средств на эти цели. Что касается международных организаций, то, говорит он, они избегают финансировать проекты в регионах, считающихся зонами риска.



На данный момент властями рассматривается только один проект – возможность подвести воду к селу Севкар, продлив уже существующий - 34-километровый - трубопровод на 17 километров. «Это может решить проблему ирригации в Севкаре», - сказал Гюмушян, добавив, что дополнительный участок будет построен, скорее всего, в 2010 году.



Те деньги, которые были выделены из бюджета на решение проблем с водой в приграничных селах, в селе Бербакер тратятся на иные цели – восстанавливаются дороги, налаживается газоснабжение, ремонтируются административные здания.



Сельский глава Худавердян сомневается, что эти преобразования намного облегчат жизнь его односельчанам. «Это не принесет никакого дохода местным жителям, - сказал он. – Как долго еще людям собирать свой урожай по ночам?»



О том, что «работать на участках приходится по ночам, иногда - под огнем», говорит житель Бербакера Цолак Дилбарян.



Дилбарян рассказывает, что однажды во время перестрелки в его дом залетела пуля – пробив оконное стекло, она ударилась о стену, отскочила от нее рикошетом и врезалась в стол. «К счастью, мы к тому времени еще не сели за стол – мы ждали моего сына», - сказал он.



А вот что говорит его односельчанин Норик Азарян: «В солнечную погоду мы не можем выгонять скотину на пастбища – боимся, что ее убьют. Наше село, наверное, самое лучшее место на земле, но у нас нет воды, нет земли, а под боком у нас – враг».



Ему вторит Размик Аветисян: «Мы пашем, а они стреляют. Хотим собрать урожай, но не можем – опять стреляют. Вот мы и перестали возделывать наши участки».



Вымотанные бесконечной борьбой за выживание, люди стали покидать приграничные села. Уехали уже тридцать из 125 семей Бербакера и большинство молодых людей из тех семей, которые пока продолжают жить в селе.



Опустела сельская школа. «В девяностые годы у нас был 161 ученик, а сегодня их всего 52», - сказал Худавердян.



В соседнем селе Саригюхе, которое на протяжении 5 километров граничит с Азербайджаном, такого, как в Бербакере, массового исхода населения не наблюдается.



Жители здесь по-прежнему занимаются земледелием, хотя без ирригации с урожаем им везет не всегда.



Глава сельской администрации Комитас Элларян сказал: «Мы сеем то, что можем вырастить без ирригации, с помощью одной только дождевой воды. Если бы у нас был вода, урожаи здесь были бы в десять раз богаче, и люди жили бы лучше».



Последние два года весной Элларян вместе двумя-тремя односельчанами запускал одну из насосных станций Джогасского резервуара, благодаря чему ситуация с водой в Саригюхе временно улучшалась.



Однако нынешней весной повторить эксперимент им вряд ли удастся. «В этом году мы боимся запускать [станцию], потому что каждый раз, когда мы пытаемся приблизиться к ней, они открывают огонь», - сказал Элларян.



«Теперь питьевой водой нас снабжают только два имеющиеся в селе крана, и людям приходится стоять в очереди за водой».



Жители Саригюха говорят, что привыкли к дефициту воды и теперь всегда с нетерпением ждут дождя.



«Здешние люди купаются, когда идет дождь – в конце концов, ведь это – дистиллированная вода», - сказал Гарник Пашинян, глава сельской школы.



«Мы ждем дождя, чтобы постирать наши вещи или искупаться», - сказал местный житель Арсен Манучарян.



«Мы пытаемся заниматься огородничеством, но помидоры у нас вырастают очень маленькие, хотя и вкусные. Живем в деревне, а приходится покупать помидоры, как и многое другое».



По словам Манучаряна, 90 процентов его односельчан взяли кредиты в банках, и теперь на них тяжелым бременем лежат долги. «Они взяли ссуды, но это не принесло результатов», - сказал он.



«Они надеялись вырастить пшеницу, но посев не удался, потому что Бог не дал дождя. Высота пшеницы составила всего около десяти сантиметров».



Для некоторых семей – тех, чьи дома расположены совсем рядом с резервуаром – единственным способом выживания является рыболовство. Но занятие это – очень рискованное.



Овик Папян, который по ночам вместе с другом ловит рыбу в резервуаре, говорит, что другого выхода у него нет.



«Мы делаем это, рискуя жизнью, но ведь нам надо заботиться о семьях, - сказал он. – Хотя часто улова нам хватает только на то, чтобы поесть самим, и очень редко, когда остается рыба на продажу».



«Мое положение не такое тяжелое, как то, в котором находится мой друг Алик, - продолжил он. – У него трое детей-школьников и больная мать. Каждый раз, когда мы рыбачим, стреляют. Но нам все равно приходится делать это, чтобы прокормить наших детей».



«Пусть власти обеспечат нас работой, и мы будем работать».



Министерство обороны не разглашает точных данных о числе людей, ставших жертвами ситуации с резервуаром, однако признает, что в последние годы в приграничных селах погиб не один человек.



Между тем, жизнь сельчан, и так с трудом сводящих концы с концами, становится все более тяжелой – и сюда добрался глобальный экономический кризис.



По словам главы администрации Саригюха Комитаса Элларяна, из 350 сельских семей сто живут на деньги, присылаемые им их работающими в России родными, которые теперь, когда российская экономика переживает спад, оказались перед угрозой потери своих рабочих мест.



О том, что грядут тяжелые времена, говорит глава Беркабера Худавердян.



«Люди, собиравшиеся уехать из страны на заработки, теперь не знают, что им делать. Это настоящая катастрофа».



Сара Ходжоян, корреспондент Armenianow Online; Армен Чатинян, корреспондент Capital Daily, Ереван. Участие в подготовке материала также принял главный редактор Capital Daily Карен Арутюнян.
 

Support our journalists