Грузинское население Абхазии живет на грани войны и мира

Жизнь в южной Абхазии является и без того непредсказуемой, но сейчас жители боятся, что они окажутся в центре нового конфликта.

Грузинское население Абхазии живет на грани войны и мира

Жизнь в южной Абхазии является и без того непредсказуемой, но сейчас жители боятся, что они окажутся в центре нового конфликта.

62-летняя Циала живет в южноабхазском городе Гали с мужем и невесткой в домике из красного кирпича с большим крыльцом и ставнями на окнах. Во дворе перед домом большая зеленая лужайка, с тщательно ухоженными газонами, клумбами роз и кустами олеандра.



Циала (имя изменено) очень гордится своим домом, в котором она недавно покрасила окна и перила, на деньги присланные ее сыном из России, где тот работает.



Как и многие люди здесь, она зарабатывает за счет богатой гальской почвы, в особенности выгодном для производства фундука.



«Попробуйте, это наши орехи. У нас в деревне урожай больше тонны, этим мы и живем в основном», - говорит она.



Однако сейчас, Циала обеспокоена, что их образ жизни теперь под угрозой, в то время как российское и грузинское правительства начинают разговоры о возможной войне в отколовшемся регионе Грузии - Абхазии.



На прошлой неделе грузинский президент Михаил Саакашвили заявил о том, что страна находится “очень близко” к конфликту, хотя за последние дни политики в Тбилиси говорили о том, что непосредственная опасность миновала.



“Лучше не указывайте мое имя”, говорит Циала. «Мало ли что, - говорит она, - у нас ведь тут война ни сегодня то завтра начнется».



Гали является единственным регионом Абхазии где проживает грузинское население. Около 50000 этнических грузин ведут здесь очень осторожную жизнь, под контролем абхазских властей, часто путешествуя через линию фронта на реке Ингури в западно-грузинский регион Самегрело и в другие регионы страны.



Напряжение увеличилось в значительной степени за последние недели, после того как несколько грузинских беспилотных самолетов были сбиты над Абхазией, и Россия в одностороннем порядке отправила еще 500 солдат для пополнения ее миротворческого контингента в Абхазии, несмотря на грузинские и западные протесты.



Грузины как Циала оказались в самом центре этой конфронтации.



«Я не знаю, что происходит. Все друг другу угрожают... У нас поползли слухи, что грузины со дня на день начнут войну и нанесут по Абхазии удар из Кодорского ущелья, а абхазы набросятся на проживающих в Гали грузин, и мы не успеем бежать»



Кодорское ущелье, в горах Абхазии, на данный момент является единственной частью этой непризнанной республики под грузинским контролем.



Местные здесь помнят возобновление конфликта в 1998 году, когда жители Гали оказались в эпицентре, и это в результате привело к переселению тысяч грузин из этого района.



Сегодня здесь доступно вещание почти всех грузинских каналов. Даже дети смотрят новости, чтобы узнать о том, что происходит.



“Мы тонем в потоке информации, и мы не знаем, что произойдет”, говорит Руслан, сосед Циалы.



Никто не знает сколько дополнительных миротворцев Россия отправила в Гали, однако присутствие войск здесь заметно.



«Вот это их штаб», - показывает Руслан в сторону здания школы, на стене которой нарисованные мелом детские рисунки с солнышками, домиками и непонятными фигурками.



Несколько российских солдат c автоматами стоят около здания школы.



«Говорят, основные силы русских размещены в Очамчира, а также усилены их блокпосты в направлении Кодори. Гальские грузины почти не покидают район, поэтому новости мы узнаем только по телевидению, или из слухов», - продолжает рассказывать Руслан.



С журналистами жители Гальского района общаются неохотно, а если и соглашаются на беседу, требуют не называть их имен.



У этой осторожности есть свои причины.



«Несколько недель назад, грузинские СМИ распространили информацию о том, что в одном из сел чеченцы и русские изнасиловали несовершеннолетнюю, вломились в дома местных жителей и отобрали у них продукты и урожай фундука,» - говорит Лейла, жительница села Отобая.



«У меня чуть сердце не разорвалось, поскольку в этом селе замужем моя сестра. Я сразу позвонила ей, но, как выяснилось, в ее семье ни о чем подобном не слышали, и в селе ничего не происходило».



Лейла объяснила, что “из-за таких случаев, абхазы становятся агрессивнее и создают нам проблемы при переходе в Зугдиди. В конечном счете, страдаем мы. Они думают, что информацию журналистам сообщает местное население».



Предстоящие парламентские выборы в Грузии 21 мая являются последним, о чем они думают, хотя грузины проживающие в Гали имеют право голосовать в Зугдиди.



“Очень опасно поехать и проголосовать в этой ситуации”, - говорит Лиана, которая живет в Гали. “Они изберут парламент и без нас, и это последнее, что нас беспокоит”.



Ввод дополнительных российских сил особенно ощущается в селах Гальского района. Усилены почти все посты. Дополнительные силы в приграничные села ввели и абхазы, соответственно ужесточен контроль над сообщением. Грузины, которые пересекают границу, подвергаются более тщательной проверке, чем обычно.



Однако русские военные не входят в контакт с населением и стараются не покидать базы и только иногда выходят на местный рынок за покупками.



«Я видела их ввод по телевидению и видела, какую технику они ввели. Знаете, какое у меня сложилось впечатление? Этих людей теперь отсюда не выведешь. Не знаю, какие рычаги есть у наших властей, но я уверена, что русские не уйдут из Абхазии», - говорит жительница Гали, пожелавшая остаться неизвестной.



В контакт с местным населением вступают абхазские пограничники. 28-летний житель села Отобая – Леван рассказывает, что хоть и редко, но бывают ситуации, когда грузинские молодые люди сидят с абхазскими военными за одним столом.



«В последний раз я говорил с абхазами несколько дней назад. Почти все считают, что Грузия потеряла все шансы вернуть Абхазию и русские никогда не уйдут с их территории. Нам сложно такое слышать, но мы ничего не можем сделать», - говорит Леван.



Другой местный житель не мог скрыть свою агрессию, когда он обвинял грузинское правительство за то, что они подвергают гальских жителей опасности.



«Когда власти ввели дополнительные силы в т.н. приграничные села и усилили Кодори, думали они о грузинах, проживающих в Абхазии? Бог с нами, но разве мы выиграли от этого, разве вернули хоть сантиметр земли?”.



“К тому же абхазы сутки напролет гордятся, как сегодня они сбили самолет тут, а вчера там. Смотрите, как мы сильны, говорят они. Мы дали повод русским ввести дополнительные силы. Разве это правильная политика и план по возвращению Абхазии?”



С ним не согласен его же сосед, который защищает грузинские власти.



«А что еще делать правительству, сколько можно церемониться с русскими и абхазами. Надо наконец показать всем, что мы тоже что-то можем. Если у правительства будет четкий план, мы готовы постоять за себя».



После шести вечера и так не бурная жизнь в Гали, останавливается вообще. В полутьме можно увидеть только коров возвращающихся домой с пастбища.



Вечером, разместив скот в хлев, Циала закрывает окна своего дома на ставни, и вся семья собирается у телевизора смотреть последние новости из Тбилиси.



«Очень сложно жить в таком страхе, но будь что будет. Я не собираюсь уезжать. Когда мы вернулись после войны, наш дом был сожжен. Этот дом мы построили с мужем собственными руками, кирпич за кирпичом строили его заново. Теперь я ни за что не брошу свой дом», - говорит она.



Ираклий Лагвилава, корреспондент Общекавказской газеты Панорама, IWPR
Support our journalists