Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГРУЗИНСКИЕ ЭНЕРГООБЪЕКТЫ ПЕРЕХОДЯТ К РОССИИ

Приход российских компаний на грузинский энергорынок знаменует начало больших стратегических перемен.
By Lika Basilaia

Американская компания AES, управлявшая электрораспределительными тсиемами Грузии, продала принадлежащие ей акции российской энергокомпании-гиганту РАО "ЕЭС России". Это событие вызвало массу толков и споров о дальнейшей судьбе энергосектора страны и роли России в экономической жизни Грузии.


На этой неделе в Тбилиси приехал руководитель РАО ЕЭС Анатолий Чубайс, чтобы окончательно обговорить детали будущей сделки с американской компанией. А незадолго до этого было подписано еще одно соглашение о сотрудничестве – с российской компанией "Газпром".


Многие опасаются, с заключением этих двух договоров зависимость Грузии от России в сфере поставок энергоресурсов усилится, что в свою очередь негативно отразится на тесных стратегических отношениях страны с Соединенными Штатами. Также считается, что под угрозой могут оказаться проекты транзита каспийских нефти и газа на Запад через Турцию, которые активно поддерживают США.


После целой серии встреч в Тбилиси Чубайс обещал грузинской стороне обеспечить главное, а именно – непрерывное энергоснабжение и стабильные цены на электричество. "Энергоснабжение предстоящей зимой в Тбилиси и не только здесь будет абсолютно надежным", - заявил он в беседе с журналистами 6 августа.


AES принадлежали 75% акций компании AES-Telasi, поставлявшей электричество в Тбилиси, двух блоков Гардабанской ГРЭС, электростанции Храми-1 и Храми-2, а также специально созданной для транзита электроэнергии в Турцию компании «AES-транс-энерджи». Остальные 25% акций этих предприятий принадлежат грузинской стороне.


Продажа состоялась через десять дней после того, как Грузия подписала стратегическое соглашение о сотрудничестве с российским «Газпромом». Документ, который был подписан 21 июля, предусматривает сотрудничество в поставках газа, его дистрибуции и маркетинге, оперировании, модернизации и развитии системы газопроводов Грузии, а также освоении транзитного потенциала.


В результате «Газпром» будет контролировать импорт в Грузию газа. Кроме того, частично в его собственность перешли семь газораспределительных станций, в том числе тбилисская. В министерстве топлива и энергетике, правда без деталей, но все-таки признали, что переговоры с российской стороной ведутся и по поводу ИнгуриГЭС.


Оппозиционные партии Грузии выступили с резкими заявлениями в адрес президента Эдуарда Шеварднадзе, который, по их словам, поступился стратегическими интересами страны в пользу России, что, как они утверждают, следует увязывать с предстоящими в ноябре парламентскими выборами.


«Видимо, клан Шеварднадзе перед выборами получил от Кремля гарантию поддержки на выборах», - заявил лидер оппозиционного «Национального движения» Михаил Саакашвили.


Другие полагают, что грузинское правительство, задолжавшее огромные суммы российским поставщикам энергоресурсов и находящееся в сильной зависимости от поставок российского газа, оказалось просто в безвыходном положении.


«В безальтернативной ситуации, когда у нас один поставщик газа и электроэнергии, [Россия], к тому же с которым у нас осложненные отношения, поневоле подчиняешься поставщику во всем, потому что другого выхода нет» – сказал IWPR руководитель бюджетного офиса парламента Грузии Роман Гоциридзе.


AES пришла в Грузию в декабре 1998 года. В течение почти пяти лет она инвестировала более 260 миллионов долларов в восстановление и модернизацию своих компаний. Надежды, что иностранная компания поможет преодолеть энергокризис в стране, не оправдались – проблема постоянного дефицита электроэнергии осталась нерешенной. Работа AES, по словам представителей компании, осложнялась коррумпированностью государственного аппарата.


Посольство США в Тбилиси выступило с заявлением, в котором выражается сожаление по поводу ухода AES из Грузии: «США сожалеют, что корпорация AES из Арлингтона (Вирджиния) приняла решение продать свои активы в Грузии. Но мы понимаем коммерческие причины, лежащие в основе этого решения. В то же время этот шаг AES отражает трудности инвестиционного климата в Грузии».


Ситуация с уходом AES из Грузии приобрела скандальные черты, когда председатель парламента Грузии Нино Бурджанадзе обвинила правительство в невыполнении постановления парламента, согласно которому правительство должно информировать парламент обо всех событиях, связанных с приватизацией крупнейших стратегических объектов страны.


Однако Эдуард Шеварднадзе в традиционном еженедельном радиоинтервью сказал, что правительство не было уведомлено о готовящейся продаже.


«Я, как и все граждане Грузии, возмущен совершенно неприемлемым поведением бывшего владельца Теласи, отказавшегося даже информировать нас о незаконных или секретных переговорах о продаже этой стратегически важной компании», – сказал президент Грузии.


В ответ представители AES заявили, что решение корпорации AES о продаже акций Тэласи уже около года было известно правительству и президенту Грузии.


Не меньший ажиотаж в Грузии вызвало подписанное 21 июля соглашение с российским «Газпромом» о стратегическом партнерстве. Оппозиция утверждает, что договор, многие детали которого все еще не доведены до сведения общественности, был заключен без необходимых в подобных случаях консультаций.


«Это очень опасное и вызывающее тревогу решение, и если [министр топлива и энергетики Давид] Мирцхулава и правда подписал 21 июля такой договор втайне от общественности и парламента, это является основанием для отставки Мирцхулава», – заявил лидер оппозиционной партии «Новые правые» Давид Гамкрелидзе.


Однако, как сказал лидер демократов Зураб Жвания, более важным является «сохранение остатков независимости страны». «Правительство обязано не допустить усиления российского влияния, в противном случае можно будет считать, что у Грузии нет правительства», – заявил он.


А лидер «Традиционалистов» Акакий Асатиани в свою очередь считает, что этот документ является «Георгиевским трактатом энергетики». Георгиевским трактатом называется подписанный 24 июля 1783 «Договор о признании царем Карталинским и Кахетинским Ираклием II покровительства и верховной власти России».


Пророссийские политики, однако, обвиняют своих прозападных оппонентов в нежелании смотреть правде в глаза: «О чем разговор, разве не видите, в каком положении оказалась страна? Главное, чтоб у народа были газ и электричество, газ ведь мы всегда получали из России», - заявляет лидер партии «Эртоба» («Единство») Джумбер Патиашвили.


Американцы, очевидно, встревожены договором с Газпромом. Считается, что эта сделка может повлечь за собой нежеланные последствия для проекта по строительству газопровода Баку(Шах-Дениз)-Тбилиси-Эрзерум, который планируется запустить в 2006 году. Политическое значение этого проекта и проекта строительства нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан также велико, как и их значение с точки зрения обеспечения энергетической безопасности стран-участников.


Эксперт по газовым и нефтяным трудопроводам Теймураз Гочиташвили полагает, что «для того, чтобы регион хотя бы частично вышел из сферы влияния России, обязательно наличие независимого выхода на мировые рынки, а это только маршрут Грузия-Турция».


В начале июня с целью выразить обеспокоенность в связи с готовящейся сделкой с Газпромом в Тбилиси прибыл советник президента Буша по вопросам каспийских энергоресурсов Стивен Манн. В ходе визита он заговорил о последствиях, которые может иметь этот договор для газопровода Баку-Эрзерум, предназначенного для транспортировки газа с каспийского месторождения "Шах-Дениз".


"Это может загубить Шах-Дениз", - сказал Манн в беседе с IWPR в июне. – "Не следует забывать, что проекты Шах-Дениз и Баку-Джейхан реализуются в параллельном режиме, а потому если опасности подвергается один из них, другой – в данном случае это Баку-Джейхан - также оказывается под угрозой".


С тех пор со стороны Вашингтона не поступало каких-либо замечаний по поводу соглашения с Газпромом. Хотя 29 июля этот вопрос был в числе других обсужден на встрече президента Шеварднадзе с американским послом Ричардом Майлзом. Глава грузинского государства утверждает, что новое соглашение никак не повлияет на обязательства страны в рамках проектов по транспортировке каспийских энергоресурсов.


Так или иначе, Шеварднадзе, по всей видимости, заключил, что население больше интересует возможность обеспечения в стране стабильных поставок энергии, нежели проблема выбора стратегического партнера между Вашингтоном и Москвой.


Лика Басилая, независимый журналист, Тбилиси