Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГОТОВ ЛИ АФГАНИСТАН К ПОЯВЛЕНИЮ ЖЕНЩИН В ПАРЛАМЕНТЕ?

Проведенные недавно выборы оказались сюрпризом для женщин, но еще очень рано говорить о наступлении новой эры равенства полов.
By IWPR
. Афганские представители и международные наблюдатели с удивлением отмечают успех женщин на различных уровнях.



По конституции, женщины займут 68 из 249 мест в Волеси Джирге, нижней палате парламента. Они также заняли 121 место из 420 в местных органах страны, не дотянув до выделенных конституцией 124 мест, потому что не нашлось достаточного числа женщин-кандидатов.



В стране, где женщины долгое время находились в тени из-за страха и традиций, это следует рассматривать как важное достижение.



Питер Эрбен, директор-распорядитель Смешанной комиссии по управлению выборами (СКУВ), заявил на пресс-конференции в начале ноября, что «большинство» женщин, которые войдут в парламент, честно завоевали свои места и только «небольшое их число» войдут в парламент благодаря квотам, установленным законом.



Энтузиазм СКУВ разделяют многие международные наблюдатели. «Женщины-кандидаты достигли замечательных успехов, выиграв 68 из 249 мест в парламенте», писала газета «Нью-Йорк Таймс» 28 октября. На сайте Eurasianet говорилось об «ошеломляющем успехе женщин» и утверждалось, что «женщины смогли бы получить около 27 процентов мест даже без квоты, оговариваемой конституцией».



Однако, объективный анализ результатов дает другую картину. Без мест, отведенных специально для женщин, в Волеси Джиргу было бы избрано только 19 женщин, остальные же 49 вошли в парламент благодаря соответствующим положениям в конституции.



Некоторые женщины и в самом деле имели отличные результаты. Фавзия Гайлани, мать шестерых детей и одна из первых афганских женщин, занявшаяся аэробикой, вышла на первое место в западной провинции Герат. Малалай Джоя, открыто критикующая полевых командиров, заняла второе место в консервативной провинции Фарах. Шесть женщин из Кабула могут похвастаться, что их победа никак не связана с квотами, а достигнута благодаря стойкости характера и решимости.



Однако, они - скорее исключения, а не правило. Без соответствующих положений конституции, в 22 провинциях из 34, женщины не смогли бы пройти в нижнюю палату парламента. Среди представителей кочевого племени кучи голосование проводилось отдельно. По результатам выборов среди лидеров вообще не оказалось женщин, а это означает, что в 23 из 35 избирательных округах ни одна женщина не набрала достаточно голосов, чтобы попасть в Волеси Джиргу без квоты.



Например, в Кандагаре, где зародилось движение Талибан, три из 11 мест в парламенте были выделены для женщин. Однако, женщина, набравшая самое большое количество голосов, оказалась в результате на 17 месте, вторая - на 28, а третья - на 32. Всего они набрали 1468 голосов, т.е. 0.9 процентов. Несмотря на это, все трое станут членами парламента, а не мужчины, набравшие намного больше голосов.



В целом, женщины получили всего 7.6 процентов мест в парламенте в равном соперничестве с мужчинами, а не посредством квот.



В местных выборах результат был аналогичным. Из 124 мест, выделенных им по квоте, женщины заняли только 29 благодаря количеству полученных голосов.



СКУВ особо отмечает Кабул, где женщины получили 10 мест из 29 в местном совете, превысив квоту в восемь мест, выделенных для них. Однако, члены комиссии не с таким энтузиазмом говорят о 20 провинциях, где женщины вообще не смогли бы пройти без заранее установленных квот. В таких местностях как Забул, Урузган и Нангахар не нашлось даже достаточного числа женщин, чтобы баллотироваться и заполнить выделенные места. Поэтому пять мест останутся свободными.



Несмотря на то, как они попали на выборные места, большинство женщин заслуженно гордятся своими достижениями.



Шукрия Баракзаи, которая оказалась на 23 месте в выборах в Кабуле, заявила, что будет добиваться своего избрания на пост спикера нового законодательного органа.



В интервью независимой ежедневной газете «Армане-Милли», она заявила, что по ее мнению, у нее хороший шанс занять этот пост, так как Афганскому народу нужна уверенность в том, что новый парламент не будет обременен проблемами прошлого.



«Люди, находившиеся у власти в последние 30 лет известны как полевые командиры, коммунисты и торговцы наркотиками», сказала она. «Я, как афганская женщина, выступаю с общенациональной идеей. Спикером парламента должна стать именно женщина».



Баракзаи будет очень трудно убедить законодательный орган, укомплектованный в основном мужчинами, проголосовать за нее.



Она также сказала, что в будущем женщины должны получить намного больше мест. «68 мест очень мало. Их число должно приблизиться к демографическим показателям населения».



Парвин Мохманд, которая заняла место, выделенное для представительниц племени Кучи, довольна тем, что для женщин были выделены хоть какие-то места. В результате голосования она оказалась на 46 месте, но этого было достаточно, чтобы оказаться среди парламентариев, избранных от племени.



«Если бы не было закона о бронировании мест для женщин, многих из них в парламенте бы не было», говорит она.



Наджиба Шариф не согласна с тем, что место в парламенте получила благодаря введению квот, хотя в Кабуле она заняла 51 место и, если бы не квоты, в парламент прошли бы только первые 33 кандидата.



Она утверждает, что получила намного больше официально зафиксированных 1547 голосов, а низкий результат можно объяснить фальсификацией.



«Когда я зарегистрировалась в качестве кандидата, была уверена в победе», сказала она IWPR. «Место в парламенте мне никто не дарил. Я победила, и я рада, что люди проголосовали за меня».



«Карзаи подписал закон, согласно которому определенные места отводятся женщинам и у мужчин не должно быть недовольства по этому поводу».



Абдул Хафиз Мансур - один из кандидатов-мужчин, которые бы попали в парламент, если бы не было квот для женщин.



Мансур был уволен с должности руководителя афганского радио и телевидения после отказа позволять женщинам петь в эфире. Он не таит обиды на них за то, что не стал членом парламента.



«Женщины должны играть свою роль в парламенте. Я поддерживаю это», сказал он IWPR. «Я поддержал соответствующее предложение при голосовании в Лойе Джирге. Я знал, что все так и будет. Сейчас это закон, и они имеют на это право».



«Если мы им не дадим такого шанса сейчас, им еще 50 лет придется дожидаться равноправия с мужчинами».



Однако, по мнению Мансура, какие-то пределы все-таки должны существовать. «Мне кажется, женщины не должны появляться по телевидению», настаивает он.



Все согласны, что женщины, ставшие членами парламента, люди особого рода.



«Это - образованные, сильные женщины», говорит представитель СКУВ Султан Ахмад Бахин. «Они в состоянии принять участие в обсуждении вопросов и в принятии решений».



Политологи утверждают, что даже скромные результаты, показанные женщинами на выборах - победа, учитывая ограничения, при которых им приходилось вести предвыборную кампанию.



«Это - большая проблема в Афганистане», говорит политический обозреватель Касим Ахгар. «В некоторых провинциях женщины не смогли баллотироваться, а там, где это им все-таки удалось, они не могли вести предвыборную кампанию и встречаться с людьми. Очень много мужчин считают, что женщины должны всего лишь озвучивать мысли мужчин и делать то, что им велят».



«Женщинам еще долго придется бороться за свои права. Думаю, в будущем они будут более активны, но мы еще не дошли до такого положения дел».



Вахидулла Амани и Салима Гафари, корреспонденты IWPR, Кабул.