Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

'ГОРА ЯЗЫКОВ'

В Северной Осетии предпринимаются попытки принять осетинский язык в качестве официального языка чиновников и правительства.
By

Специалисты в Северной Осетии считают, что древний язык этой республики, осетинский, находится под угрозой исчезновения.


Хотя российские власти больше не препятствуют развитию осетинского языка, потери, которые он понес за два прошедших века, дают о себе знать. Представители интеллигенции призывают правительство республики принять срочные меры по сохранению и защите осетинского языка.


Осетинский язык входит в семью индоевропейских языков и берет свое начало от скифских, сарматских и аланских диалектов. Впервые упомянул о нем 2500 лет назад греческий историк Геродот в своем описании скифских племен.


Как многие североосетинские диалекты, осетинский язык не имел письменности до тех пор, пока в 19 веке Российская Империя не вторглась в этот регион и лингвисты не начали изучать корни местного наречия.


Результатом этих исследований стали две знаменитые работы по осетинской культуре, языку и истории: "Осетинская грамматика" Андрея Шегрена (1844 г.) и книга об осетинской культуре Всеволода Миллера, вышедшая в свет в 80-х годах 18 века.


Затем, на пороге 20 века, в Осетии появился выдающийся поэт и художник Коста Хетагуров, заложивший основы национальной литературы.


Первые годы советской власти оказались благоприятными для развития местной литературной традиции. Осетинский алфавит был переведен в латиницу, что стало символом отказа от империалистического прошлого.


Однако этой привилегии не суждено было укорениться. В 1937 году, в период сталинских репрессий, алфавит перевели в кириллицу, а после опустошительных "чисток" в интеллектуальной среде на свободе осталось очень мало защитников национальной культуры и традиций. Последствия этих репрессий до сих пор ощущаются в Северной Осетии.


В 60-е годы советское правительство постановило, что все уроки в средних школах должны вестись на русском языке, и за несколько лет осетинский язык был полностью исключен из системы образования.


Подавление национального языка достигло апогея в начале 80-х годов, когда главой правительства Осетии был назначен русский по национальности Владимир Одинцов.


В период его правления о любом осетине, разговаривающем на родном языке в общественном месте могли заявить "куда следует".


Подобную нетерпимость сейчас трудно себе вообразить, но язык все еще находится в тяжелом положении. Хотя в конституции республики официальными названы и осетинский и русский языки, осетинский так и не стал языком чиновников и правительства. Школ, в программе которых присутствует осетинский язык, также крайне мало.


Наиболее важно то, что на осетинском говорит все меньше и меньше людей, особенно молодежи.


Защитники родного языка призывают к вмешательству государства. Они хотят, чтобы представители местных властей сдавали экзамен по осетинскому языку, и требуют, чтобы знание родного наречия стало необходимым условием восхождения по служебной лестнице. Они считают, что эта ситуация будет стимулировать интерес к осетинскому языку в республике.


Однако федеральные власти опасаются, что подобные меры могут вызвать массовый исход из Северной Осетии этнических русских.


Кремль уже выразил недовольство статьей местного закона о выборах, которая требует, чтобы все кандидаты в президенты владели осетинским языком. Российские власти считают, что эта статья противоречит национальным законам, гарантирующим равные права для всех граждан Российской Федерации.


Обозреватели сходятся на том, что это часть принципа по которому действует российская власть на Северном Кавказе: она вступает в конфликт с любой этнической группой, которая заботится о защите своей национальной самобытности.


В древности район Северной Осетии назывался "Гора языков", и теперь, когда целостность России находится под сомнением, лингвистические вопросы приобрели новое большое значение.


Валерий Дзуцев - постоянный корреспондент IWPR.