Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Гибель лидера не означает конец ИДУ

Исламское движение Узбекистана (ИДУ) переживет смерть своего лидера - Джумы Намангани.
By IWPR Central Asia

Региональные эксперты убеждены, что возможная смерть военного лидера Исламского движения Узбекистана (ИДУ) Джумабая Ходжиева, более известного под именем Джума Намангани, даже если это правда, не означает гибели этого радикального исламского движения.


Смерть Намангани (пока еще не подтвержденная), естественно, на некоторое время ослабит позиции ИДУ, но вряд ли остановит тех граждан Узбекистана, которые, устав от жестокого подавления ташкентским режимом всяких проявлений инакомыслия, или просто от безнадежной нищеты, вступают в ряды экстремистских организаций, дающих хоть какую-то надежду на будущее.


Судя по некоторым сообщениям, Намангани, сражавшийся на стороне талибов, скончался от ранений, полученных им во время американских бомбардировок.


Намангани являлся военным лидером созданного 4 года назад ИДУ - движения, призывающего к созданию исламского государства на территории Ферганской долины - обширной густонаселенной области, охватывающей части территории Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана.


Сообщение о гибели Намангани, поступившее еще в середине ноября, так и не получило своего официального подтверждения.


Президент Узбекистана Ислам Каримов, например, отказывается верить сообщениям о гибели лидера ИДУ. “Ни документальных доказательств, ни свидетельств очевидцев пока не получено”, - отметил он во время пресс-конференции в Ташкенте 6 декабря.


Для Каримова Джума Намангани уже давно является врагом номер один, а ИДУ - величайшей угрозой национальной безопасности.


Намангани и члены его группировки обвиняются в организации серии террористических актов в Ташкенте в 1999 году. Кроме того, он заочно приговорен к смертной казни за попытку покушения на жизнь Каримова. “Именно стремление Каримова избавиться от ИДУ побудило ташкентское власти поддержать Соединенные штаты в их борьбе с терроризмом и предоставить американским военным базу на узбекской территории”, - считает известный лидер узбекской оппозиции Мохаммад Солих.


ИДУ уходит корнями в начало 90-х, когда с распадом СССР в Узбекистан пришла относительная свобода вероисповедания.


Десять лет назад в городе Наманган - крупнейшем индустриальном центре Ферганской долины - члены религиозных движений устроили массовую демонстрацию с захватом бывшего здания горкома компартии. Демонстранты требовали создания в Узбекистане исламского государства. Ставшие впоследствии лидерами ИДУ Джума Намангани и Тахир Юлдаш уже тогда являлись наиболее деятельными активистами восставших исламских группировок.


Так началось многолетнее противостояние между узбекским руководством и исламской оппозицией. Официальный Ташкент расценил позицию последней как прямой вызов существующей власти. Последовали репрессии. По данным правозащитной организации “Хьюман райтс уотч”, по прямому указу Каримова в Узбекистане были арестованы, казнены или подверглись преследованиям тысячи мусульман, обвиненных в связях с запрещенными религиозными движениями.


Как и многие другие активисты исламской оппозиции, Намангани бежал на территорию соседнего Таджикистана, где сражался на стороне Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) во время пятилетней гражданской войны в этой стране.


Вместе с членами ОТО он в 1993 году нашел убежище в контролируемых талибами районах Афганистана и получил финансовую поддержку от Усамы бен-Ладена.


В это же время, как утверждают узбекские источники, Намангани приступил к формированию группы боевиков из числа выходцев из Ферганской долины. Группа готовилась к засылке на территорию Узбекистана для проведения серии вооруженных нападений с целью дестабилизации обстановки в Ферганской долине.


В середине 90-х Намангани со товарищи начали вербовать сторонников по всей Центральной Азии, а в 1998 г. группировка была преобразована в Исламское движение Узбекистана, амиром (или верховным лидером) которого стал Юлдаш, а верховным главнокомандующим - Намангани.


ИДУ впервые проявило себя в 1999 году, когда Намангани с несколькими сотнями своих боевиков проникли в горные районы на юге Кыргызстана и потребовали от властей свободного прохода на узбекскую территорию. На следующий год вылазки боевиков возобновились, охватив уже и территорию Узбекистана.


После терактов 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне Президент США Буш официально признал ИДУ террористической организацией, связанной с бен-Ладеновской “Аль-каэдой”.


Американские удары возмездия против талибов и боевиков “Аль-каэды” наверняка ослабят финансовые позиции и боеспособность ИДУ, однако ни это ослабление, ни предполагаемая гибель Намангани, не решат проблемы исламского радикализма в Центральной Азии.


Именно политика узбекского руководства, направленная на подавление инакомыслия, в сочетании с неспособностью правительства улучшить социально-экономическое положение в стране, толкают граждан Узбекистана в объятия радикально настроенных исламских движений. Подрывная деятельность исламских боевиков в Центральной Азии не прекратится, пока авторитарный режим Каримова не пересмотрит свою репрессивную внутреннюю политику.


Агам Шах, специалист по Центральной Азии