Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Георгий Хаиндрава: «9 апреля – Судный день Михаила Саакашвили»

Эксклюзивное интервью «Новости-Азербайджан» с экс-госминистром Грузии по урегулированию конфликтов, одним из лидеров оппозиции Георгием Хаиндрава
By IWPR
- Что вы ожидаете от акции оппозиции, планируемой на 9 апреля? Ваши цели и задачи?

- Ожидаемая акция является всенародной. Единственным нашим требованием является отставка, а точнее уход Саакашвили с поста президента, так как большинство населения Грузии его легитимным президентом не считает.

Причиной недоверия к президенту послужили выборы, которые он выиграл за счёт фальсификации голосов, объявив себя президентом Грузии.

Из-за политики, которую ведёт Саакашвили, мы многое потеряли. Естественно, это вызвало негативную реакцию у населения, всё потихоньку накапливалось, и вот сейчас, 9 апреля, будет судный день президента. Ожидается бессрочная акция ухода Михаила Саакашвили из власти.

- Какие изменения произошли после августа 2008 года, и как повлияла ситуация на решение конфликтов на Кавказе в общем?

- График, который по договорённости существовал с 1 января 2009 года, согласно которому в Грузии не должно было быть ни одного российского солдата, и к чему мы стремились на протяжении 100 лет, был нарушен нашим президентом.

Саакашвили своими авантюрными безумными действиями практически инспирировал повторную, даже уже третью оккупацию Грузии со стороны России. Сегодня в 40 – 45 километрах от Тбилиси стоят российские танки и войска. Мы имеем два очень серьёзных анклава, которые являются очагом напряжённости, там огромное количество военной техники, российских военных. Строятся две крупнейшие базы, скорее всего в Закавказье, если не считать Гюмри, которая находится на территории Армении. Но если эта база находится с согласия армянского руководства, и видимо народа, то здесь они находятся вопреки воле грузинского народа.

Мы потеряли территории, где никогда вообще за всю историю существования Грузии не было иностранных войск. Я имею в виду Кодорское ущелье - это стратегический грузинский плацдарм.

Мы потеряли политический плацдарм, весь Ахалгорский район, Цхенвальский регион и практически всю Абхазию. Всё это вина абсолютно некомпетентной авантюристической безумной политики Саакашвили. Естественно, что это во многом изменило баланс сил на Кавказе, потому что Грузия всегда была оплотом борьбы за независимость, свободу и суверенитет, сегодня это сильно нарушено.

Грузия – как одна из самых крепких опор борьбы Кавказа за свою независимость существенно повреждена.

- В результате недавнего референдума, прошедшего в Азербайджане, были отменены ограничения на переизбрание президента на третий срок. Может ли в Грузии повториться тот же сценарий?

- Это исключено в Грузии, так как у нас немного разная ментальность, так же разное историческое происхождение. Это внутренний вопрос, который касается населения страны, так же и гражданского общества. Мы не в праве комментировать события, это – выбор, и если этот выбор легален, то мы его уважаем.

Хотя, по демократическим правилам, определённые правила на количество возможного представления собственной персоны на пост высшего руководителя страны обычно в демократичных странах ограничены.

- Возможно ли в Грузии возрождение монархии. Как либеральное общество восприняло бы это?

- Это популярная идея, и я думаю, что общество положительно воспримет её. Грузия - это страна с традиционной монархией. Все хорошо развитые страны в Европе – с конституционной монархией. Поэтому в Грузии тоже идёт разговор о конституционной монархии. Монарх является символом власти и ставленником божьим.

Я - монархист по своей природе и тоже сторонник конституционной монархии. Во всяком случае, это не за горами, и Грузия к этому стремится. В требованиях о переходе на парламентскую модель правления это большой шаг к восстановлению конституционной монархии.

- На какой стадии вопрос, касающийся турков – месхетинцев?

- По этому вопросу есть совершенно отличительная позиция, так как это не турки-месхетинцы, то есть это грузины мусульмане, или же рождённые на этой территории мусульманского вероисповедования. Их очень мало здесь, к сожалению, вопрос о массовом возвращении их домой пока не решен. Те, кто здесь живёт, они живут здесь как остальные жители Грузии, не хуже и не лучше, особых привилегий у них нет, дискриминации тоже нет. Хотя такие случаи были годы тому назад, это отдельные факты.

Для нас это является болезненным и важным вопросом. Потому что депортация, которая была проведена 63 года тому назад – это варварский акт, тысячи людей были лишены собственного дома, Родины. Думаю, что когда мы распрощаемся с посткоммунистическим правительством Саакашвили, этот вопрос серьёзно встанет на повестку дня. И общество будет его решать. Эта несправедливость должна быть устранена, необходимо вернуть людей на свои территории.

- Какой статус Вы предлагаете Абхазии и Южной Осетии?

- Говорить об этом трудно, так как там нет никакого статуса, это оккупированные территории. Трудно себе представить, как это обратно возможно будет раскрутить, если Россия не перестроит своё мышление по отношение к своим соседям, и вообще в отношении своей роли в мировой политике и в мировом сообществе. Только сила оружия и примат собственного военного превосходства не даёт реальных результатов этой стране.

Я думаю, что дело не в том, какой статус будет, дело во взаимоотношении между абхазами – грузинами, грузинами – осетинами, это главное. Вся пагубность политики Саакашвили состоит в том, что он не мог и не хотел понимать, что главное - это восстановление доверия и нормальных взаимоотношений между людьми. Без восстановления доверия и добрососедских отношений ни о каких политических решениях говорить будет не возможно. Без доверия людей вопросы не решаются.

- Можете ли Вы прокомментировать конфликт между Арменией и Азербайджаном?

- Конфликты – это общая и тяжёлая проблема Кавказа. Они должны решаться справедливо.

Во-первых, армяне должны оставить оккупированные территории Азербайджана, тут двух мнений быть не может. Надо сделать первый шаг. После этого будет легче находить общий язык. Ситуация, в которой находится азербайджанский народ, никак не даёт возможности думать о компромиссных мирных решениях, до тех пор, пока территории оккупированы войсками другой страны. Второй шаг - надо понять, что есть какие-то традиции, десятилетия совместного проживания, культурных и духовных отношений.

Люди должны понимать, что по воле каких-то политиков они лишены прав на прошлое и будущее. Это абсолютно безумные действия, так как рано или поздно любые вооружённые завоевания всё равно возвращаются на круги своя. Нет ни одной империи, которая бы в итоге не рухнула, не потеряла завоёванные территории. Прежде всего, надо исходить из интересов народа. Когда политики начнут больше думать о народе, а не о своих политических амбициях, чтобы выглядеть особо отличившимися представителями своего народа в борьбе за будущее страны, не должны забывать, что будущим является каждый конкретный человек.