Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Фархад Толипов: Конституционная реформа в Узбекистане имеет воспитательный эффект

By News Briefing Central Asia

12 ноября президент Ислам Каримов выступил на совместном заседании обеих палат узбекского парламента с пакетом конституционных изменений. Среди них - усиление полномочий парламента в части введения механизма вотума недоверия и передача победившей на выборах политической партии права выдвигать кандидатуру премьер-министра. По действующей Конституции кандидатуру главы правительства депутатам представляет президент.

В интервью с NBCA Фархад Толипов, известный независимый политолог из Ташкента, рассуждает о конституционных инициативах и реальности применения их на практике.

NBCA: С чем вы связываете недавние инициативы президента Ислама Каримова?

Фархад Толипов: Уже с первых лет независимости Узбекистана наблюдается специфический политический процесс, который состоит из двух аспектов – де-юре и де-факто. Де-юре он у нас достаточно сильный и качественный, с точки зрения буквы закона и содержательной части. Многие эксперты признают, что узбекская законодательная база обогащается новым содержанием.

Таким образом поcледние инициативы, выдвинутые президентом по внесению изменений в Конституцию, подпадают под это понятие.

Но есть другой аспект проблем – имплементация законов, де-факто политического процесса. Мы часто наблюдаем, что законы зачастую дистанцируются от жизни и не соблюдаются. Например, несколько лет назад со стороны президента была выдвинута инициатива и узаконено право, дающее политическими партиями возможность создавать оппозиционные фракции в парламенте. (Конституционный Закон Республики Узбекистан «Об усилении роли политических партий в обновлении и дальнейшей демократизации государственного управления и модернизации страны»).

Но до сих пор мы не видели, чтобы какая-то парламентская фракция объявила себя оппозиционной и действовала независимо по сравнению с другими. Тогда тоже многие задавались вопросом - означает ли это изменение некую либерализацию общественной и политической жизни? Конечно, на поверхности это так и выглядело. Но в реальности практически ничего не произошло.

NBCA: Почему же, на ваш взгляд, депутаты не пользуются таким правом? Что им мешает?

Толипов: А это то, что мы называем «разрывом» между де-юре и де-факто, то есть принимать законы в соответствии с международными нормами и демократическими стандартами – это мы можем и должны делать. Но как их реализовать на практике? Мы знаем, что в таких странах, как Узбекистан, парламенты достаточно слабы с точки зрения независимой депутатской деятельности, поэтому, невзирая на данные права, депутатский корпус пассивен, несамостоятелен и не может выражать альтернативные мнения.

NBCA: Но после нынешних конституционных изменений депутаты будут вынуждены воспользоваться правом выдвигать кандидатуру премьера, поскольку такого права больше ни у кого не будет…

Толипов: Не совсем так. Дело в том, что в Узбекистане процесс очень хитроумно устроен. И даже если опять на уровне де-юре это будет выглядеть, как будто депутаты выдвигают кандидатуру премьер-министра, этому будет предшествовать невидимый широкой публике, но хорошо проработанный за годы независимости процесс согласования кандидатуры с верхами.

В таких условиях юридическое закрепление норм упирается в проблему необходимости длительного реформирования всего процесса на фактическом уровне, с тем, чтобы добиться независимого парламента. Поэтому пока это будет выглядеть как полумера.

С другой стороны, подобные инновации формируют определенное представление среди простых граждан: вот, мол, так работает демократия. Кстати, в своем выступлении президент Каримов так и сказал, что «это присуще всем демократиям мира». Эти месседжи, которые президент все время использует, имеют еще и воспитательный характер. И они не нацелены на сиюминутное исполнение этих призывов. Со временем в обществе накопится определенная масса знаний и информации о том, как в реальности должен работать демократический процесс.

NBCA: Для чего это делается таким способом?

Толипов: Во-первых, становится ясно, что на уровне де-юре отклоняться от демократического выбора мы не можем и, естественно, все принимаемые законы духу демократии противоречить не должны.

Во-вторых, ясно, что помимо воспитательного, такие инициативы имеют и международный эффект. Мировому сообществу демонстрируется, что Узбекистан на месте не стоит, и реформы продолжаются. В-третьих, может быть, не в эпоху нынешней власти, а в последующие правления мы будем иметь багаж нужных законов и подготовленное общественное мнение, чтобы стимулировать большую демократию. Реформирование системы в любом случае должно иметь место.

Данная статья была подготовлена в рамках проекта «Новостная сводка Центральной Азии», финансируемого фондом National Endowment for Democracy.