Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЕВРОСОЮЗ ГОТОВ ВЗЯТЬ НА СЕБЯ РОЛЬ МИРОТВОРЦА

Новый специальный представитель Евросоюза на Южном Кавказе предвидит усиление роли ЕС в разрешении конфликтов в регионе.
By
, если поиски решения по конфликту окажутся успешными», - так считает новый специальный представитель Евросоюза на Кавказе Питер Семнеби.



Назначение на этот пост шведский дипломат Семнеби получил совсем недавно. На прошлой неделе в интервью IWPR в Лондоне он заявил, что намерен использовать свой мандат для участия в деле урегулирования неразрешенных конфликтов в регионе.



«Нет ничего удивительного в том, что главным приоритетом моей деятельности в этой должности является максимальная вовлеченность в вопросы разрешения конфликтов», - сказал он.



Семнеби подчеркнул, что на сегодняшний день Евросоюз не имеет формальной возможности принимать участие ни в детальных переговорах по Абхазии, где в качестве посредника выступает ООН, ни по Южной Осетии и Нагорному Карабаху, где эта роль возложена на ОБСЕ.



Однако известно, что в процессе текущих переговоров по карабахской проблеме в числе других вопросов обсуждается перспектива введения в зону конфликта международных миротворческих сил, которые, если сторонам удастся добиться прорыва, должна будет возглавить международная структура. Тут, говорит Питер Семнеби, и вступил бы Евросоюз.



«Когда решение по конфликту будет найдено, от нас потребуется серьезное содействие – и в решении проблем постконфликтного восстановления, и если того пожелают стороны - в плане предоставления миротворцев, - сказал он. – Следует отметить, что все это пока очень гипотетично. Это лишь один из нескольких вариантов, но вариант, который уже рассматривается».



В недавно обнародованном отчете Международной группы кризиса, который называется «Урегулирование конфликтов на Южном Кавказе: Роль Евросоюза», ЕС подвергается резкой критике за пассивность, которой до сих пор было отмечено его участие в урегулировании конфликтов на территории Кавказа.



«ЕС не принимает непосредственного участия ни в переговорах по Нагорному Карабаху, ни по Абхазии и Южной Осетии, - говорится в этом отчете, который был опубликован в марте. – Как в Нагорном Карабахе, так и за его пределами, усилия, прилагаемые Евросоюзом для разрешения конфликтов, незначительны. В повестки высокоуровневых переговоров ЕС с партнерами конфликты на Южном Кавказе включаются очень редко. Также редки случаи применения им с целью способствования миру санкций или стимулов».



Описание мандата Семнеби претерпело некоторые едва уловимые изменения, по сравнению с тем, как определялась миссия его предшественника Хейкки Талвитие. Теперь от специального представителя ЕС требуется не «помогать в разрешении конфликтов», но «способствовать разрешению конфликтов».



По словам Семнеби, различие в описании мандатов маленькое, но важное. Это, говорит он, «политический сигнал, указывающий на то, что на повестке дня эти конфликты стоят очень высоко».



Учрежденный в 2003 году, институт специального представителя ЕС имеет широкий мандат, хотя предусмотренный для него бюджет ограничен. Признавая невозможность «участия на расстоянии», Семнеби назвал в числе своих первоочередных приоритетов содействие мирным процессам и оказание поддержки государственному строительству в регионе посредством инициатив, таких как реформирование судебной системы.



Большую часть своего карьерного пути 46-летний Питер Семнеби прошел в Восточной Европе. В 1988 году в качестве представителя шведской дипломатии он побывал в Армении - в связи со случившимся там землетрясением. В 1992 году он входил в состав первой миссии ОБСЕ в Грузии. Он был последним послом ОБСЕ в Латвии, а позже возглавил посольство этой организации в Хорватии. Эта последняя должность, по словам Семнеби, дала ему опыт, который может оказаться полезным при участии в урегулировании конфликтов, раздирающих Кавказ.



По признанию Семнеби, то, что он увидел в регионе, прибыв туда вновь после долгого отсутствия, вызвало у него ощущение уже виденного. «Это самый неприятный аспект возвращения на Кавказ по прошествии стольких лет, - сказал он. – Конечно, есть и изменения к лучшему. Но конфликты такое препятствие на пути нормального развития обществ на Кавказе».



Семнеби предстоит разобраться с проблемой имиджа Евросоюза в регионе, где присутствие этой организации сегодня ощущается значительно слабее, чем, например, Соединенных Штатов.



Специальный представитель будет действовать от имени 25 стран, многие из которых имеют свои особые интересы в регионе. Как утверждает Семнеби, его работу усложняет отсутствие единой конституции ЕС, которая бы способствовала формированию более последовательной внешней политики.



Между тем теперь, когда уже решили для себя вопрос вступления в ЕС в следующем году Болгария и Румыния, а Турция готовится к переговорам о членстве в этой организации, к Южному Кавказу в Брюсселе неизбежно станут относиться с большим вниманием.



Армения, Азербайджан и Грузия являются участниками Европейской программы соседства. Это положение, по словам Семнеби, укрепляет их отношения с Брюсселем и дает им право на получение дополнительной помощи. «Речь идет о сотнях тысяч евро для каждой из этих стран, - сказал он. – ЕС также увеличит свое присутствие в этих странах».



«Я также буду пытаться разъяснить общественности Южного Кавказа, что представляет собой Евросоюз, - сказал он. – Пока об этом здесь знают немного. При таком уровне информированности в регионе возникло множество неверных представлений о ЕС».



«Я считаю, что в Евросоюзе также недостаточно осведомлены о Южном Кавказе и его конкретных проблемах, а также значении этого региона для ЕС. Это то, чем я хотел бы заняться, если возможно».



Касаясь ожиданий многих жителей региона, мечтающих когда-нибудь стать гражданами Евросоюза, спецпредставитель ЕС в очередной раз подчеркнул, что Европейская программа соседства «не предусматривает перспективы членства».



«Но это означает, что, осуществляя Европейскую программу соседства, эти страны могут получить многие из преимуществ, которыми пользуются государства-члены ЕС», - добавил он.



«Проблема – и я первый готов признать ее – в том, что без возможности использовать перспективу членства в качестве приманки мы лишаемся мощнейшего рычага, одного из тех, которые мы в свое время применяли для стимулирования к проведению болезненных реформ стран Центральной Европы».



Томас де Ваал, редактор Кавказской программы IWPR.