Еще один удручающий год для СМИ в Центральной Азии

Власть применяет уже знакомые методы борьбы – преследования и создание препятствий в работе журналистов, а также пытается сократить влияние Интернета.

Еще один удручающий год для СМИ в Центральной Азии

Власть применяет уже знакомые методы борьбы – преследования и создание препятствий в работе журналистов, а также пытается сократить влияние Интернета.

Медиа-наблюдатели в Центральной Азии говорят, что 2008 год был периодом стагнации, когда многие независимые источники информации, телерадиокорпорации и интернет-сайты подверглись все возрастающему давлению со стороны правительств региона.

Публикации в Интернете так же вызывали проблемы в прошлом году, поскольку правительства предпринимали попытки сдержать новые формы СМИ, которые меньше поддаются контролю.

Международная организация «Репортеры без границ» опубликовала новый рейтинг свободы прессы - так называемый «Индекс свободы прессы-2008», в котором Узбекистан и Туркменистан оказались в самом низу, на 163-м и 171-м местах из 173, соответственно. Довольно низкие места занимают Казахстан (125 строчка) и Кыргызстан (111 строчка), а Таджикистан занял самую высокую строчку из всех государств Центральной Азии и находится на 106 месте. В таком же рейтинге 2007 года Таджикистан занимал позицию ниже Кыргызстана, и то, что в этом году Таджикистан выше, возможно, означает не улучшение ситуации в этой стране, а ухудшение ситуации в Кыргызстане.

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ И ЗАПУГИВАНИЕ

В 2008 году продолжились запугивание и давление на корреспондентов и редакторов, что выражалось как в физических действиях против последних, так и в применении уголовного законодательства для их преследования и заключения под стражу.

Туркменистан и Узбекистан остаются самыми серьезными нарушителями, когда дело касается арестов журналистов, осмеливающихся работать на независимые СМИ, которые практически по определению базируются за границей.

«Несмотря на инициативы международного сообщества и смену руководства страны, Туркменистан и Узбекистан по-прежнему сильно отстают от Европы и остального мира в вопросах свободы новостей и информации, - говорилось в сентябрьском заявлении “Репортеров без границ”, которое было сделано перед саммитом по безопасности с участием представителей Европейского Союза и центрально-азиатских стран. – Высокая цена была заплачена в этих странах за любые попытки сделать независимый или критический репортаж. Аресты, насилие и преследование журналистов и их семей – вот методы, которые обычно используют власти, когда подвергаются критике со стороны СМИ.

В октябре узбекский журналист Солиджон Абдурахманов получил 10-летний тюремный срок в результате судебного процесса, прошедшего в городе Нукусе на севере страны. Его обвинили в хранении и употреблении наркотиков, хотя он утверждал, что улики были подброшены. Заключение, к которому он был приговорен всего через три дня после того, как Европейский Союз ослабил санкции против Узбекистана, было рассмотрено как признак того, что правительство страны не намеренно менять свой репрессивный порядок, и разрушило надежды на освобождение других журналистов, которые появились после освобождения Умиды Ниязовой в начале прошлого года. (Читайте ЕС облегчает санкции против Узбекистана, несмотря на заключение журналиста в тюрьму, RCA № 551, 13 октября 2008 года.)

Согласно заявлению Комитета защиты журналистов со штаб-квартирой в Нью-Йорке, с арестом Абдурахманова число задержанных в 2008 году журналистов достигло шести человек. «Репортеры без границ» тем временем отметили, что в июне был арестован и подвергся пыткам корреспондент Радио Свободная Европа/Радио Свобода, и что другие журналисты в Туркменистане «подвергаются давлению больше, чем когда-либо».

Даже в Кыргызстане, наиболее либеральном государстве из всех пяти центрально-азиатских стран, представители СМИ почувствовали растущую угрозу.

Две оппозиционные кыргызскоязычными газетами «Dе-факто» и «Алиби были привлечены к суду в 2008, после того как на их редакторов было оказано давление.

Бабырбек Джеенбеков, редактор газеты «Алиби», был арестован в сентябре 2008 года после того, как не заплатил штраф, наложенный на его газету за публикацию статьи о коррупции. Суд счел, что в ней была «представлена ложная информация».

Джеенбеков был освобожден 11 сентября после того, как оппозиция и лидеры ряда НПО провели акцию протеста в его защиту.

Вскоре после этого случая страну вместе со своей семьей покинула редактор другой газеты, «Dе-факто», Чолпон Орозбекова, чтобы избежать подобного. Суд наложил большой штраф на эту газету, и тоже за статью о коррупции. (Подоплека этого события приведена в статье Кыргызстан: дело против оппозиционной газеты вызывает протесты, RCA № 548, 7 июля 2008 года.)

Обвинения в клевете, которые до сих пор являются уголовным преступлением, согласно законам стран Центральной Азии, продолжают использовать для преследования и изоляции работающих журналистов.

«Ни для кого не секрет, что журналист - это опасная профессия, - сказала Чолпон Джакупова, директор правовой клиники в Бишкеке, в своем интервью Институту общественной политики. – Самое печальное то, что в нашей стране эта профессия становится все более опасной».

Нуриддин Каршибоев, председатель Национальной ассоциации независимых СМИ Таджикистана, сказал, что «преследований за критику в этом году наблюдается больше, чем в предыдущие годы». «Аресты и нападения на журналистов были редким случаем, что позволило этой организации [Репортеры без границ] определить первое место для Таджикистана в Центральной Азии», - заключил он.

За последние три года в Таджикистане было зарегистрировано восемь обвинений в клевете, большая часть из них связаны с правительственными чиновниками.

В августе было начато уголовное дело па факту клеветы против Турсунали Алиева, журналиста из северного Таджикистана, имеющего многолетний стаж работы. Дело было начато после выхода статьи в журнале, содержащей критику в адрес местных правительственных чиновников. Согласно данным ассоциации Каршибоева, это было «умышленное преследование» журналиста местными правоохранительными органами, «действовавшими от лица определенных правительственных чиновников», и оно было организовано с целью запугивания журналистов.

Позже в том же месяце Джумабой Толибов из газеты «Заравшан Таймс» столкнулся с неприятностями после выхода репортажа, в котором рассказывалось о том, что во время расследования причин дорожной аварии пропали ценные вещи, принадлежавшие 15 пострадавшим. Его обвинили в оскорблении представителя правоохранительных органов.

Активисты по защите прав СМИ в Таджикистане начали кампанию по исключению статьи о клевете из Уголовного кодекса страны с тем, чтобы подобные судебные дела в будущем рассматривались в гражданских судах. (Подробнее об этом читайте в публикации Таджикские активисты СМИ требуют изменения статьи о клевете, RCA № 555, 7 ноября 2008 года.)

Временное прекращение работы местных ретранслирующих компаний Радио Свободная Европа/Радио Свобода и BBC в Кыргызстане в период с октября по декабрь рассматривались как очередной признак того, что правительство хочет сократить доступ общественности к внешним источникам информации во время ухудшающейся экономической ситуации в стране.

По утверждению руководства Национальной телерадиовещательной корпорации (НТРК), которая производила местную трансляцию программ Радио Свободная Европа/Радио Свобода и BBC, прекращение трансляции было всего лишь результатом договорных разногласий, хотя корпорация также выразила озабоченность в отношении беспристрастности Радио Свободная Европа/Радио Свобода. (Больше об этом читайте в публикации Кыргызстан: опасения в связи с прекращением ретрансляции западного радиовещания, RCA № 559, 22 декабря 2008 года.)

САМОЦЕНЗУРА КАК МЕХАНИЗМ ЗАЩИТЫ

Независимые СМИ в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане отреагировали на усилившееся давление по-разному – тогда как одни заняли решительную, а по временам и дерзкую позицию, другие смягчили свою точку зрения, чтобы не раздражать власти, или попытались подстроиться под бюрократический аппарат.

«В последние 3-4 года наблюдается определенная стагнация, - сказал Сергей Дуванов, политолог из Казахстана. – Механизмы самоцензуры уже отработаны».

В таких странах как Казахстан, где негосударственные СМИ существуют параллельно с правительственными СМИ, по словам Дуванова, такими СМИ часто руководят люди, «которые хотят остаться на информационном поле. Они просто включают самоцензуру и поэтому не допускают ошибок, которые могли бы негативно сказаться на деятельности издания, стать причиной очередной проверки налоговых служб и прочих административных ресурсов».

«Все уже смирились с этим, и не только СМИ обычные, но и оппозиционные. Журналисты приняли правила игры, предложенные властями, и играют по ним», - продолжил он.

Раджаб Мирзо, главный редактор радиостанции «Имруз» в Таджикистане, сообщил о подобной ситуации в его стране, где работа СМИ лимитируется негласными границами. Эти ограничения, по его словам, состоят «либо из самоцензуры среди журналистов, которые не пишут на критические темы, либо это те критерии, которые были установлены тогда в чиновничьих кругах, когда по этим критериям нельзя трогать определенных людей».

Среди экспертов существует мнение, что некоторые журналисты сами виноваты в своей уязвимости перед обвинениями в клевете, потому что занимают чересчур агрессивную позицию по отношению к действующим властям.

Марат Токоев, руководитель неправительственной общественной организации «Журналисты» в Кыргызстане, считает, что прооппозиционные СМИ часто преувеличивают факты для поддержки политических взглядов своих покровителей (спонсоров).

Заместитель главного редактора газеты «Эркин Тоо» Мухтар Абилов согласен с этим. «Наши оппозиционные СМИ объективны лишь на пятьдесят процентов, а потому, когда они перегибают палку, власть вынуждена обороняться», - сказал он.

Все же ситуация в Казахстане и Таджикистане, как и в Кыргызстане, более благоприятна – в этих странах есть неправительственные СМИ. В Узбекистане и Туркменистане нет независимых средств массовой информации, только государственные и проправительственные СМИ.

Принимая во внимание существовавшие предположения о том, что президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов, пришедший к власти в феврале 2007 года, может увести страну от репрессивной системы правления его предшественника Сапармурата Ниязова, отсутствие перемен в этой стране особенно огорчает.

«Мы объявили о проведении демократических перемен, однако на самом деле все осталось, как было раньше, - сказал местный журналист. – Вся пресса в стране контролируется, и нет ни одной частной телевизионной компании или радиостанции… Цензура очень строгая».

ИНТЕРНЕТ ПОД ТЩАТЕЛЬНЫМ НАБЛЮДЕНИЕМ

Попытки руководства центрально-азиатского региона установить более плотный контроль над Интернетом, который становится все более важным альтернативным источником получения информации в регионе, оказались наиболее тревожной тенденцией 2008 года.

Например, в Казахстане с 2001 года существует законное требование о регистрации веб-сайтов в правительственных органах, однако в прошедшем году эти требования ужесточились еще больше.

«Тенденция 2008 года продолжилась закручиванием гаек в информационной сфере, - говорит Владислав Юрицын, журналист интернет-издания Zona.kz.net. – Последним более-менее свободным окном оставался Интернет, и весь 2008 год идет давление на Интернет». Мониторинговая организация «Адил Соз» отмечает, что веб-сайты, содержащие критику властей Казахстана, могут оказаться заблокированными или доступ к ним будет затруднен. В некоторых случаях пользователь перенаправляется на вроде бы реальный сайт, однако на самом деле это специально созданный обманный сайт, содержащий измененную информацию.

Юрицын отметил, что в ходе установления контроля над веб-пространством власти Казахстана пытаются возложить ответственность за содержание веб-сайтов – в том числе блогов, комментариев читателей и дискуссионных форумов – на их владельцев. Как он отметил, «прокуратура теперь считает, что редакционный материал интернет-газеты и комментарии читателей под ней – это все единое целое».

Попытки установить жесткий контроль над интернет-сайтами были также предприняты в Кыргызстане и Таджикистане.

Алишер Сабиров, член парламента Кыргызстана, инициировал законопроект, согласно которому веб-сайты приравниваются к обычным СМИ, что, в частности, может означать необходимость получения государственной регистрации.

В своем интервью для Института общественной политики, находящегося в Бишкеке, Сабиров пояснил, что в первую очередь он имел в виду сайты, провоцирующие враждебность между этносами, религиозными группами и регионами.

С 2007 года соседний Таджикистан относится к интернет-контенту так же, как и к печатным СМИ и средствам вещания, когда дело касается диффамации.

Следует повторить, что Узбекистан и Туркменистан представляют собой особый случай. Правительства этих стран практикуют тщательное изучение и закрытие по своему усмотрению внутренних интернет-сайтов, поэтому их в основном беспокоит информация, просачивающаяся с веб-сайтов, расположенных за границей. Для борьбы с ними службы безопасности применяют целый ряд способов, включая блокирование нежелательных новостных сайтов и мониторинг электронной почты для вычисления журналистов, которые могут оказаться внештатными сотрудниками враждебных внешних СМИ.

ЗАКОНЫ О СМИ ПРЕТЕРПЕЛИ ПОПРАВКИ, НО СИТУАЦИЯ НЕ УЛУЧШИЛАСЬ

Как Казахстан, так и Кыргызстан внесли поправки в свои законы о СМИ в 2008 году, однако это явно было сделано не с целью улучшить положение СМИ, говорят критики.

Организации по защите прав СМИ говорят, что поправки, внесенные в законы о СМИ Казахстана и принятые парламентом страны в ноябре, не принесли ничего, кроме разочарования, поскольку дела о клевете по-прежнему рассматриваются в уголовном суде. Однако теперь, по крайней мере, с журналистов, обвиняемых в диффамации, сняли бремя доказывания. Раньше обвиняемые должны были доказать, что их утверждения были правдивыми, что облегчало победу в таких делах для чиновников, обвиняемых в различных нарушениях. (Читайте Казахстан: законопроекты не предлагают существенных изменений, RCA № 557, 21 ноября 2008 года.)

Кроме этого, как отметил министр культуры и информации Мухтар Кул-Мухаммед, благодаря внесенным поправкам, журналистам больше не нужно будет получать разрешение для использования аудио- или видеооборудования при проведении интервью.

Нинель Фокина, председатель правозащитной организации Алматинский Хельсинский комитет, согласна с тем, что это был шаг в правильном направлении, однако она добавила: «Было бы большой натяжкой сказать, что исключение драконовского подпункта – это серьезное продвижение к демократии».

В Кыргызстане новый закон, подписанный президентом в июне, положил конец проекту по превращению национальной телерадиовещательной корпорации (НТРК) в более независимую общественную вещательную корпорацию. По мнению критиков, это вернуло страну к ситуации, когда у президента слишком много власти над СМИ.

Еще одним недостатком законопроекта, по их мнению, является то, что местные ТВ-каналы не смогут выжить, потому что теперь они должны сами производить половину контента вместо того, чтобы покупать его, а также они должны обеспечивать 50% вещания на кыргызском языке, а не на русском. (Читайте Кыргызстан: законопроект о СМИ сводит к нулю все предыдущие реформы, RCA № 544, 2 мая 2008 года.)

Гульнура Торалиева, региональный медиа-координатор проекта BBC в Бишкеке. Аслибегим Манзаршоева и Ирина Ступакова – контрибьюторы IWPR в Душанбе и Алматы, соответственно.

Support our journalists