Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ДИЛЕММА ТАДЖИКИСТАНА

Таджикистан богат гидроэнергетическими ресурсами и желает их использовать, но, перекрыв плотинами реки «общерегионального» пользования, он рискует поссориться с соседними государствами.
By IWPR Central Asia
, которая может в одночасье решить все энергетические проблемы страны, однако при этом Таджикистан рискует испортить отношения с более сильным соседом – Узбекистаном.



Рогунская ГЭС на юге страны станет одной из крупнейших гидроэлектростанций в мире, но она может вызвать перебои с водоснабжением в Узбекистане и других государствах Центральной Азии.



Амбициозный проект строительства Рогунской ГЭС мощностью 3600 мВт с самой высокой в мире земляной плотиной в 335 метров начал осуществляться еще в 1976 году. Были построены многочисленные туннели для технологического оборудования, плотина была поднята на 40 метров, завозилось энергооборудование. Однако в конце 80-х против строительства ГЭС выступили некоторые представители интеллигенции, прошли митинги. И пуск первого агрегата, намеченный на 1990 год, был сорван. Последовавший за этим развал СССР и отсутствие финансирования поставили на строительстве крест.



В 1993 году, когда в Таджикистане шла гражданская война, в период весеннего паводка плотина была разрушена, и до сих пор никто не знает, было это природным катаклизмом или диверсией.



Таджикистану нелегко было найти иностранного инвестора, готового вложить деньги в столь масштабный проект в стране с безжизненной экономикой и почти полным отсутствием инфраструктуры.



ИНВЕСТОР ПРИШЕЛ ИЗ РОССИИ



Взаимоотношения Таджикистана и России получили новый импульс после заключения в октябре 2004 года договоренностей между таджикским правительством и крупнейшей российской компанией «РУСАЛ», выразившей готовность возобновить и завершить строительство Рогунской ГЭС.



Всего «РУСАЛ» предполагает вложить в экономику Таджикистана 2 млрд. долларов, что также включает расширение производственных мощностей Таджикского алюминиевого завода (ТадАЗ) в городе Турсун-Заде.



Для этого «РУСАЛ» намерена к 2008 году создать на территории ТадАЗа два новых цеха производительностью 170 тыс. т. алюминия в год, а к 2013 году сдать две очереди мощностью 100 тыс. т. каждая на новом алюминиевом заводе, который будет находиться в Шаартузском районе – поблизости от Рогунской ГЭС. Для производства алюминия требуется огромное количество электроэнергии.



«Я приветствую любые инвестиции в реализацию энергетических проектов в нашей стране, - говорит директор Рогунской ГЭС Санат Асоев. - Таджикистан по запасам энергоресурсов занимает 8-е место в мире и первое место в Центральной Азии».



Асоев предполагает, что через 20 лет Таджикистан станет одним из ведущих экспортеров электроэнергии. За счет этого в стране будут созданы тысячи новых рабочих мест, многократно возрастут доходы государства.



Строительство Рогунской ГЭС предполагает создание плотины на реке Вахш – важнейшем притоке Амударьи.



Ниже по течению Вахша уже существует крупнейшая Нурекская ГЭС, вот уже 30 лет снабжающая электроэнергией большую часть Таджикистана. Еще ниже по течению реки запланировано строительство еще двух ГЭС – Сангтудинской и Байпазинской.



Гидроэлектростанцию «Сангтуда-1» строит корпорация РАО ЕЭС России, которая предполагает продавать излишки электроэнергии в Афганистан. Строительство ГЭС «Сангтуда-2» поручено Ирану.



В феврале нынешнего года было подписано соглашение между министрами энергетики Таджикистана, Ирана и Афганистана о строительстве высоковольтной линии электропередач (ЛЭП-500) от Рогуна и других ГЭС на реке Вахш до Афганистана, Ирана и Пакистана. В дальнейшем предполагается поставлять электроэнергию еще дальше – в Индию.



СТРОИТЕЛЬСТВО ПЛОТИН МОЖЕТ ВЫЗВАТЬ ЗАСУХУ ПО ВСЕМУ РЕГИОНУ



Значительное увеличение выработки и экспорта электроэнергии и алюминия сулит Таджикистану крупную экономическую выгоду, но может сильно испортить его отношения с соседними государствами, ведь в Центральной Азии вода является стратегическим ресурсом и ее часто не хватает.



Амударья дает воду для орошения значительной части Узбекистана и Туркменистана, а также Афганистана и самого Таджикистана. В последние десятилетия воды Амударьи расходуются столь хищнически, что река не достигает Аральского моря, в результате чего море высыхает с катастрофическими последствиями для экологии региона и здоровья населения.



Узбекистан выступает против каких-либо дополнительных преград для течения Амударьи, а Рогунская ГЭС по сути станет гигантским краном, который Таджикистан сможет открывать и закрывать по своему усмотрению.



Специалист Министерства энергетики Таджикистана на условиях анонимности пояснил: «Объем водохранилища Рогунской ГЭС - 13,1 куб. км, “Сангтуда-1” – 0,02. А есть еще Байпазинская ГЭС и “Сангтуда-2”, уже более 30 лет существует водохранилище Нурекской ГЭС. Это огромные массы воды. И если они будут задержаны здесь, на реке Вахш, то, следовательно, не попадут в реки Пяндж и Амударью, не смогут попасть на поля Узбекистана, Туркмении, Казахстана и в конечном итоге - в Аральское море, которое и без того высыхает. Именно это и будет поводом для конфликтов с другими странами».



ВОДА НУЖНА ДЛЯ ОРОШЕНИЯ И ВЫРАБОТКИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ, НО В РАЗНОЕ ВРЕМЯ



Специалист далее рассказал, как потребности в воде для орошения и производства электроэнергии вступают в противоречие: «Потребление электроэнергии растет зимой, и ГЭС, ставя под нагрузку гидроагрегаты, интенсивно спускают никому не нужную в это время воду из водохранилища. А знойным летом потребление электроэнергии падает до минимума, но вода нужна для полива».



Спускать воду в летние месяцы невыгодно для энергетиков еще и потому, что в это время года реки и так переполнены за счет таяния льдов в горах. А зимой, когда генераторы должны работать на полную мощность, водохранилища не пополняются, так как истоки рек в горах замерзли.



Гидрогеолог Анвар Аббасов говорит о том, что для запуска Рогунской ГЭС потребуется долгое время и огромные объемы воды. «Для того чтобы наполнить водохранилище Рогунской ГЭС, потребуется несколько лет задерживать воду, которая орошает хлопковые поля, сады и огороды не только в южных районах Таджикистана, но и в долинах Узбекистана, Туркмении и Казахстана», - говорит он.



В то же время Георгий Петров - академик Института водных проблем и экологии Академии наук Таджикистана - считает, что заполнение водохранилищ водой никаких проблем вызвать не может. «Строительство плотины ведется 5-6 лет, и за этот срок вполне можно заполнить водохранилище, никого не обижая», - говорит он.



В Узбекистане с этим не согласны. Здесь гидроэнергетические планы Таджикистана, а также вопросы владения и пользования общими для региона водными ресурсами активно обсуждаются в СМИ.



ЧЬЯ ВОДА?



Государства Центральной Азии не раз пытались договориться о совместном использовании общих водных ресурсов, но пока не слишком успешно.



Таджикистан и Кыргызстан – наименьшие по территории и населению и наиболее гористые страны – контролируют истоки крупнейших рек региона и заинтересованы в производстве электроэнергии. Ниже по течению эти же реки дают воду сельхозпроизводителям более крупных и равнинных стран – Узбекистана, Туркменистана и Казахстана.



Экономически более мощные Узбекистан и Казахстан могут сильно испортить жизнь всякому, кто осмелится лишить их водоснабжения в жаркие летние месяцы. Например, Узбекистан то и дело шантажирует Кыргызстан отключением газа, заставляя его спускать из водохранилищ больше воды в летний сезон.



В Таджикистане и Кыргызстане многие считают, что эти страны могут распоряжаться своими водными ресурсами по своему усмотрению, в частности, обменивая их по бартеру на уголь и газ соседей. Представитель государственной энергетической компании «Барки точик» заявил корреспонденту IWPR: «Почему Таджикистан не может пользоваться своими водными ресурсами, в том числе для создания крупных водохранилищ? Ведь соседние страны, в частности, Узбекистан, снабжающий нас газом, постоянно оказывают на нас давление, пользуясь своими природными ресурсами».



Казахстан и Узбекистан настаивают на том, что реки находятся в общей собственности всех государств, по территории которых протекают.



ВОДА КАК ИСТОЧНИК КОНФЛИКТОВ



В столь нестабильном регионе, как Центральная Азия, споры о воде носят далеко не абстрактный характер.



Таджикистанский журналист-международник Ильхом Нарзиев говорит: «Проблемы водопользования затрагивают интересы всех стран региона, и решать их нужно сообща. Принятие любого решения, не учитывающего интересы соседей, неминуемо приведет к конфликту и может стать фактором дестабилизации в регионе, где и без того сложная ситуация».



При строительстве Рогунской ГЭС российским инвесторам необходимо будет тщательно продумать политические последствия проекта, а не только его экономический эффект.



Компания «РУСАЛ» с пониманием отнеслась к озабоченности Узбекистана в связи с расширением мощностей алюминиевого комбината в таджикском городе Турсун-Заде на границе с Узбекистаном.



Неоднократно на сопредельной узбекской стороне возникали митинги и протесты местных жителей, которые утверждают, что и при нынешней работе ТадАЗа у них увеличилось число онкологических заболеваний, а вся плодоовощная продукция отравлена выбросами комбината. Компания «РУСАЛ» обещает сделать комбинат в Турсун-Заде экологически безопасным производством. Директор «РУСАЛа» Олег Дерипаска в ходе своего недавнего визита в Ташкент признал обоснованность опасений узбекского руководства и населения.



НЕУРЕГУЛИРОВАННЫЕ ВОПРОСЫ СОБСТВЕННОСТИ ТОРМОЗЯТ СТРОИТЕЛЬСТВО



Компания «РУСАЛ» намерена завершить строительство первой очереди электростанции к 2011 году, доведя плотину до отметки 225 метров, и ввести в эксплуатацию два агрегата мощностью 500 мВт. Однако проект тормозят некоторые неурегулированные моменты в договорных отношениях между сторонами.



До сих пор не решен вопрос о распределении долей в Рогунской ГЭС между российской компанией и руководством Таджикистана. Таджикская сторона претендует на то, чтобы в качестве ее вклада в АО «Рогун» были учтены построенные ранее на ГЭС объекты. Но, поскольку многие из них были значительно повреждены за 16 лет, возникли разногласия относительно их реальной стоимости.



Пресс-секретарь «РУСАЛа» Александр Касаткин объясняет задержку решений многими сложностями, возникшими при подготовке технико-экономического обоснования проекта. Не удалось также получить от него сведений по разделу акций и электроэнергии в будущем АО «Рогун». «Между правительством Таджикистана и “РУСАЛом” существует договоренность не давать никаких комментариев до презентации проекта и достижения конкретных договоренностей», - сказал Касаткин.



Несмотря на пышную церемонию открытия строительства Рогунской ГЭС, состоявшуюся полгода назад, в Рогуне по-прежнему царит запустение. Махмуд Туракулов рассказал IWPR, что, увидев по телевизору торжественное открытие строительства в Рогуне, они с другом быстро собрались и отправились туда в надежде найти работу. «Мы уже несколько лет ездим на заработки в Россию, и с каждым годом нам все труднее это дается, - рассказывает он. – Мы надеялись найти работу в Рогуне, но там все закрыто, никакого строительства не ведется. Наши надежды трудоустроиться на родине рухнули, и на днях мы снова едем в Россию».



Директор Рогунской ГЭС с таджикской стороны Асоев дипломатично пояснил: «Действительно, с момента подписания соглашения с российской компанией “РУСАЛ” прошел уже год и 3 месяца, но стороны до сих пор не пришли к единому мнению по ряду вопросов, в частности - насчет высоты и типа плотины, долевого участия и др. Эти вопросы затрагивают национальные интересы страны и должны быть проработаны самым тщательным образом».



ТАДЖИКИСТАНЦАМ НУЖЕН СВЕТ



Простые таджикистанцы в любом случае будут рады улучшению электроснабжения. Во многих селах электроэнергия подается три-четыре часа в сутки, а газа и вовсе нет. Даже в столице – Душанбе – периодически происходят отключения электричества, а газ, который в полном объеме импортируется из Узбекистана, подается лишь четыре часа в сутки, да и то – только в холодную погоду.



Жительница поселка Вахш, расположенного в непосредственной близости от грандиозных энергетических строек, Одина Махмудова рассказала IWPR: «Рядом с нашим поселком находятся две ГЭС, которые были построены почти 50 лет назад. Раньше у нас всегда был свет, а сейчас его дают на 2 часа утром и 2 часа вечером. Из-за этого у нас не работает связь, мы не можем слушать радио и смотреть телевизор. В поселке почти все деревья вырубили на дрова».



Махмудова беспокоится о том, что даже после ввода в эксплуатацию Рогунской ГЭС положение местного населения может не улучшиться: «Когда я слышу, что после пуска ГЭС электроэнергию будут продавать за границу, я думаю о том, что мы по-прежнему будем прозябать без света. Все думают только о деньгах; о простых людях никто не заботится».



Артем Фрадчук - контрибьютор IWPR из Душанбе.