Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДВА ГОСУДАРСТВА В ОДНОМ

Абхазский журналист – о смутной государственности Нагорного Карабаха.
By
Хотя Нагорный Карабах, или Арцах, как его называют армяне, выглядит вполне самодостаточным государством, со всеми признаками такового, на деле обнаруживается иная реальность.

Сегодня Нагорный Карабах по сути представляет собой провинцию Армении, но его уникальная особенность состоит в том, что его государственность делает Армению двуединым государством. Дело тут вовсе не в наличии у Карабаха собственных органов высшей государственной власти - можно в каждом марзе (области) Армении выбрать по президенту, но ничего при этом не изменится. Дело в том, что для всех армян мира Карабах - это больше, чем место обитания, намного больше, чем военная победа и гораздо выше любой идеи.

Ведь в конечном счете именно здесь впервые после геноцида 1915 года армяне одержали убедительную победу, причем победу не столько военную, сколько идеологическую, победу, которая стала возможной лишь при тотальной консолидации сил и ресурсов армян всего мира. Поэтому Карабах для армянства стал основой нового, позитивного самосознания. Впервые за тысячелетие армяне ощутили себя нацией-победителем.

Такой особый статус Карабаха не мог не повлиять на развитие общества собственно Армении. Карабахский лидер Роберт Кочарян пересел в президентское кресло Армении. Карабахская элита оказывает существенное влияние на развитие общественной жизни Армении, и даже телекоммуникационная компания «Карабах Телеком», местный монополист, потеснила армянский «АрменТелеком» на рынке коммуникаций.

Но это улица с двусторонним движением: нынешняя элита Армении также влияет на дела в Карабахе, и подчас сложно разобраться, кто является ведущим, а кто ведомым. Именно это делает Армению двуединым государством в условиях международного непризнания государственности Карабаха.

Дорога Горис-Степанакерт выглядит вполне современно и, в отличие от, пожалуй, большинства дорог бывшего СССР, ухожена и неразбита. Это дорога послевоенного периода, и строилась она на деньги армянской диаспоры. Некоторые богатые выходцы из Карабаха также занимаются строительством. Левон Айрапетян, родившийся в селе Ванк, выстроил в родном селе целый комплекс предприятий и торговый центр с гостиницей – такое встретишь не во многих кавказских деревнях.

Наряду с этим даже сейчас гнетущее впечатление оставляет Шуши - город, в котором некогда большинство населения составляли азербайджанцы, а сегодня проживает около трех тысяч армян. Жизни в нем почти нет, зато есть пережившее войну великолепное архитектурное наследие.

Война забрала в небытие не только людские жизни. Война жгла дома, разрушала уверенность в завтрашнем дне и создала мощнейшую стену взаимной неприязни. Все это особо остро ощущается в Шуши. Контраст между отреставрированной церковью, выстроенным дашнаками отелем, величественными пейзажами и лицами живущих в окружении руин беженцев из Баку разителен. Находясь в Шуши, больше хочется верить в то, что вокруг - сцена из сюрреалистического фильма, а не реалии сегодняшнего дня.

В целом Карабах выглядит по-другому. Если не обращать внимания на уже немногочисленные следы войны, то может показаться, что находишься в пасторальной идиллии. Карабах – это край, в который верят населяющие его люди, край с завтрашним днем.

Карабахцы мало чем отличаются от жителей других мест на Земле. Подобно другим, они ходят на работу, творят искусство, наряжают своих детей в красивые наряды, чтобы вместе прогуляться где-нибудь вечерком. Их стремление к нормальной жизни практически уничтожило отпечатки смерти и разрушения. Они хотят верить в завтрашний день без войны, следы которой уводят от приятных размышлений и заставляют с болью вспоминать о выпавших на их долю тяжелых испытаниях не столь далекого прошлого.

Ахра Смыр, корреспондент газеты «Чегемская правда», Абхазия