Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Дорога из Китая в Кыргызстан

Водители грузовиков и рыночные торговцы из Кыргызстана, которые извлекали выгоду из торговых путей с восточным соседом Кыргызстана, уменьшили энтузиазм по поводу увеличения роли Китая в местной экономике.
By IWPR Central Asia
Коммерческое присутствие Китая распространяется на всю Центральную Азию, и дороги, раньше бывшие частью Великого Шелкового пути, снова заполнены транспортом.

Изменились только способы перевозки грузов по разбитой 300-километровой дороге, ведущей из Оша, города на юге Кыргызстана, на контрольно-пропускной пункт Иркештам и дальше в западный Китай. Караваны верблюдов, перевозящие шелк, специи и драгоценные камни, сменились колоннами грузовиков, нагруженных китайскими холодильниками, телевизорами и одеждой, предназначенными для шумных рынков южного Кыргызстана.

Некоторые грузы будут переправлены в соседний Узбекистан, несмотря на то, что там власти борются с торговлей китайскими товарами в попытке защитить местного производителя. Спрос на дешевый ширпотреб привел здесь к бурному развитию контрабанды товаров вопреки запрету властей.

Импорт товаров претерпел экономические и социальные изменения, когда Китай – от которого Центральная Азия была изолирована, будучи частью Советского Союза, - стал участником регионального сотрудничества, а китайские торговцы – обычным делом на рынках Кыргызстана.

Я проследил путь, который проделывают люди и товары от Иркештама, мимо заснеженных вершин и пустынных степей до огромного оптового рынка в Карасуу, где я также понаблюдал за торговлей через строго охраняемую кыргызско-узбекскую границу.

НОВЫЕ ПРАВИЛА ОСТАВЛЯЮТ МЕСТНЫХ РАБОЧИХ В СТОРОНЕ

Пограничный пост в Иркештаме находится на большой высоте, в окружении снежных пиков семитысячников. Даже самые выносливые растения не могут пустить корни в закаленной непогодой земле.

Еще несколько лет назад граница каждый месяц закрывалась на 20 дней из-за тяжелых погодных условий. Тогда же единственным жильем были пронумерованные вагончики, разбросанные по поселению, в которых коротали время водители и грузчики в ожидании прибытия груза.

Сейчас временное население Иркештама выросло до 2000 грузчиков, водителей и представителей фирм.

Вдоль дороги стоят несколько саманных гостиниц, в каждой такой гостинице имеется примерно десять комнат с пятью-шестью кроватями в каждой, и кафе. В этих гостиницах трудно найти свободное место, и мне предложили переночевать в кладовке, которую «горничная» быстро освободила от запасов хлеба.

Большинство водителей по-прежнему предпочитают простые условия вагончиков, и многие из вагончиков были превращены во временные магазины, в которых продаются мыло, стиральный порошок, сигареты и алкоголь.

До недавнего времени установившийся поток китайских товаров по трассе Иркештам-Ош обеспечивал тысячи местных жителей работой в качестве грузчиков, дальнобойщиков и обслуживающего персонала кафе.

Китайские водители разгружают свои 60-70-тонные машины и перегружают товар на несколько 10-тонных кыргызстанских грузовиков, и те доставляют товар на рынки Оша и Карасуу.

Однако, с тех пор как правительство Кыргызстана чуть больше года назад разрешило китайским грузовикам въезд на территорию страны, многие из них теперь доставляют грузы с предприятия прямо на рынки. Грузовики же с кыргызстанскими номерными знаками не могут составить им конкуренцию, так как им запрещен въезд на территорию Китая.

Тогда как для китайских торговцев такой путь более целесообразен, водители из Кыргызстана жалуются на то, что для них на границе больше нет работы, как нет надобности в сотнях грузчиков, которые приезжали на Иркештам для погрузку товаров.

Ошские водители пригласили меня в вагончик, на котором синей краской были выведены цифры «86».

Один из водителей, Алибек, сказал мне, что его коллеги больше не рады ежедневному прибытию 40-50 китайских грузовиков.

«Это значит [изменение законодательства] что примерно каждый день 200-230 наших водителей оказываются невостребованными», - сказал он.

Потребность в работе грузчиков на терминале так же снизилась – сейчас там работают только две бригады по 30 человек в каждой, тогда как раньше бригад было 30.

Такое резкое снижение занятости в этом районе вызвало недовольство местного населения: многие жители винят водителей китайских грузовиков в том, что они лишают местных жителей возможности работать и обеспечивать семьи.

Общественное объединение «Айдоочу» («Водитель»), в которое входят более 500 водителей большегрузных машин, написало обращение к губернатору Оша Жанторо Сатыбалдиеву с просьбой запретить въезд на территорию Кыргызской Республики китайским большегрузным машинам.

Руководитель объединения «Айдоочу» Надыр Токторов рассказал мне, что водители собираются перекрыть дорогу, чтобы остановить китайские грузовики, перевозящие товары по стране.

Он предупредил, что если подобное положение вещей не изменится, на дорогах Кыргызстана останутся только китайские грузовики – как это случилось с другой дорогой, соединяющей столицу Кыргызстана Бишкек и китайский город Кашгар через перевал Торугарт.

Его коллега, Алибек Жаманкулов, добавляет, что грузовики с юга Кыргызстана раньше ездили на терминал Торугарт, так как там было много работы по погрузке и транспортировке товаров.

«Сейчас ту дорогу полностью обслуживают китайские машины. В скором времени такое случится и здесь. И тогда все, кто живет этой дорогой, будут вынуждены искать себе работу либо в России, либо переквалифицироваться», - сказал Алибек.

Некоторые грузчики высказали идею заняться грабежом везущих грузы машин.

«Если мы останемся без работы, а, соответственно, и без средств к существованию, то будем грабить китайские машины. На перевале, среди гор, это делать очень легко», - сказал один из них.

Я спросил Гульжамал Жороеву, пресс-секретаря областной госадминистрации, знают ли власти о том, что некоторые возмущенные местные жители угрожают блокированием передвижения китайских грузовиков.

Она ответила, что на последнем заседании областной администрации губернатор дал правоохранительным органам указание обеспечить беспрепятственное передвижение китайских грузовиков по дорогам республики.

ГРЯДУЩИЕ ДОРОЖНЫЕ РАБОТЫ

Круглые сутки колонны большегрузных автомобилей трясутся по ухабам на серпантине Ош-Иркештам, который является не более чем пыльной проселочной дорогой, которая то взбирается на головокружительную высоту, то ныряет в глубокие узкие ущелья.

На долгих промежутках дороги не встречается ни заправочных станций, ни станций технического обслуживания, а топливо продается на обочинах в бутылках из-под минеральной воды.

Однако недавно несколько китайских компаний начали реконструкцию автодороги и занялись развитием инфраструктуры, и теперь вдоль дороги появляются гостиницы и места отдыха.

Некоторые местные жители с недоверием относятся к тому, что делают иностранцы.

Старший пограничного наряда на погранично-контрольном пункте Кызыл-Суу, попросивший не указывать его имя, предположил, что китайцы готовят условия для мирного «завоевания» Кыргызстана.

Сейчас, сказал он, эта дорога – «это не Великий Шелковый путь, а ослиная тропа».

«Но скоро дорогу заасфальтируют китайцы, и тогда их уже ничто не остановит. Даже сейчас видно, что за последние полгода количество китайских автомобилей значительно увеличилось, а наших, кыргызских машин стало намного меньше», - добавил он.

ВЫМОГАТЕЛЬСТВО ПО ДОРОГЕ

В нынешние времена, доверчивых торговцам, которых когда-то на дороге грабили бандиты, сменили водители, которые подвергаются официальным и неофициальным пошлинам, вводимым дорожной автоинспекцией, таможенниками и транспортными фирмами.

Кыргызстанские водители, которых еще не заменили китайские водители грузовиков, сами проезжающие весь маршрут от фабрик до рынков, работают на временной основе. Они рассказали мне, что им приходится платить представителям фирмы-поставщика за допуск машины к погрузке.

Водители получают 18 000 сомов (около 490 долларов) за транспортировку 15-18-тонного груза, однако и фирме-поставщику они должны заплатить 1000 сомов, или 27 долларов.

«Иначе вечно будешь стоять и не дождешься груза», - горько усмехается Алибек.

Представители поставщика на терминале «Иркештам-Дорожный» - где от 40 подобных фирм работают по 4-5 сотрудников – отказались прокомментировать заявления водителей. Закир Хиязов, представитель фирмы «Аль Хаджи Рома», рассказал, что фирма платит водителям 480 долларов за доставку партии груза до места назначения.

«В основном грузы отправляют китайские торговцы. Ежедневно мы снабжаем грузом до 6 машин», - сказал Хиязов.

Кыргызстанские водители рассказали, что они платят 50-100 сомов (1,5-3 доллара) сотрудникам пограничных, таможенных и контролирующих служб за возможность въехать на место погрузки, где платить приходится еще больше.

«В общей сложности водители на терминале оставляют в среднем 1200-1500 сомов (до 32-40 долларов) только за то, чтобы въехать на погрузку и получить груз», - рассказал водитель из Карасуйского района Шухрат Джурабаев.

На дороге водителей ожидают и другие «сборы».

«Причин, чтобы вымогать деньги, гаишники найдут много. А если не дашь денег, так еще и нервы потреплют. Поэтому гораздо легче отдавать по 50 сомов и скорее добираться до дома», - говорит водитель Алишер Усманов.

В городке Гульча Алайского района, расположенном в 150 км от города Оша, у главного магазина я увидел милиционеров, останавливающих проезжающие машины.

Один из инспекторов остановил китайский большегрузный автомобиль и спросил у второго водителя права и документацию на груз. Мужчина объяснил, что документы были изъяты на предыдущем контрольно-пропускном пункте, и предложил заплатить 50 сомов, чтобы их отпустили. Инспектор этого импровизированного КПП согласился их пропустить, однако запросил сумму в 4 раза больше предложенной.

У водителей не было другого выбора кроме как заплатить после того, как инспекторы пригрозили задержать их на неопределенное время.

Взяточничество на дорогах стало таким обычным делом, что милиционерам даже не нужно спрашивать деньги. Недалеко от Оша я видел кыргызского водителя, подъезжавшего к посту ГАИ. Вместо того чтобы остановиться, водитель просто замедлил движение, опустил стекло и на ходу бросил 50 сомов инспекторам, стоящим на обочине.

РЫНОК В КАРАСУУ

После долгого, некомфортного и дорогого путешествия водители прибывают на рынки в Карасуу или в самом Оше, где разгружают автомобили.

Карасуу – это самый крупный рынок в Центральной Азии, где товары оптом продаются торговцам, которые затем развозят их по магазинам и рынкам региона. Сюда для закупки товаров приезжают покупатели со всего Узбекистана и Таджикистана.

Находящийся всего в трех километрах от узбекской границы, Карасуйский рынок беспорядочно расположился на 15 гектарах земли, и имеет предполагаемый ежедневный оборот в полмиллиона долларов.

Самые напряженные дни – это вторник и суббота, когда из соседних республик приезжают до 60 000 человек, чтобы продавать и покупать в этой суматохе. Местные жители готовят для них еду, чай и кофе, а многие еще и превращают дома в гостиницы, предоставляющие ночлег и завтрак.

Увеличение числа граждан Китая, приехавших на юг страны за последние месяцы, означает, что они сами стали продавать китайскую продукцию, вместо того, чтобы нанимать местных реализаторов. Один из участковых милиционеров рассказал мне, что сейчас на рынке работают около 5 000 продавцов из Китая – их число увеличилось на 20% по сравнению с прошлым годом.

Некоторые местные жители – включая большое количество кыргызстанских студентов, работающих на рынке, чтобы заработать деньги и попрактиковаться в китайском языке, который используется на рынке наравне с русским, узбекским, таджикским и кыргызским – приветствуют это новое, расширяющееся сообщество.

Студентка третьего курса Уулукан в первой половине дня учится в Ошском Государственном университете, а после обеда работает на рынке продавцом у китайского хозяина.

«Работа с китайцами – прекрасная возможность выйти замуж за обеспеченного и богатого человека», - сказала она.

У китайцев с Карасуйского рынка теперь есть свое охранное агентство. Замир Рахимов, охранник агентства, утверждает, что китайские торговцы создали больше рабочих мест для местных жителей.

«Давайте говорить начистоту: за счет китайских торговцев живет много местного населения, - говорит он. - Например, один китаец на рынке кормит трех местных - торговца, грузчика и тачечника».

Однако, по мнению других людей, приток китайских торговцев наносит урон местной экономике. Коммерсантка Лейли Жапарова привозит товары из китайского города Урумчи и продает их на Карасуйском рынке. Она считает, что число кыргызстанских торговцев снизилось в результате конкуренции с китайцами.

«Связано это с тем, что китайцы сами привозят свою продукцию и сами ее продают. Естественно, они продают значительно дешевле, чем наши бизнесмены, потому что китайцам легче получать товары из своей страны», - сказала она.

Я встретился с молодым китайским торговцем, который в течение многих лет приезжает в Карасуу. Он рассказал, что правительство в Пекине поощряет предпринимателей и помогает им продвигать их бизнес.

«Быть богатым престижно, бедных людей не любят [в Китае], хотя правительство пытается помогать и им тоже. Однако гораздо больше шансов стать уважаемым, когда ты богат, - сказал он. – Правительство дает займы на выгодных условиях – под низкие проценты – тем гражданам, кто занимается торговлей за границей».

Я попросил его прокомментировать жалобы местного населения на то, что китайцы отнимают их работу.

«Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше», - последовал ответ.

Китайский торговец из города Артуш в Синьцзян-Уйгурской автономной области на западе Китая, сказал, что он и его соотечественники никого не выгоняли.

«Мы даже упрощаем их торговлю, - сказал он. – Местные граждане покупают у нас товар гораздо дешевле, чем у кыргызских посредников, и их торговцам даже не нужно ехать в Китай. Они покупают товары прямо здесь и везут их в Россию. Так что они только выигрывают от нашего здесь присутствия», - сказал торговец, говорящий по-кыргызски.

Эрнис и Гульмира Жайнаковы – кыргызская пара, которая уже получила российской гражданство, - являются примером так называемых «новых кыргызов». Они принадлежат к относительно состоятельным 20% мигрантов, уехавших в Россию и Казахстан в поисках лучшей жизни, общее число которых, по разным подсчетам, составляет от 600 тысяч до одного миллиона человек.

Время от времени Жайнаковы приезжают в свой родной город, Бишкек, чтобы навестить детей- старшеклассников и закупить товар у китайских торговцев на оптовом рынке «Дордой», и везут его в сибирский город Новосибирск.

Постановление кыргызского правительства о запрете на работу иностранных граждан в качестве торговцев на рынках было воспринято многими как попытка привлечь этот класс успешных эмигрантов обратно в страну. Однако в последний момент власти отложили реализацию постановления до января будущего года.

Эрнис Жайнаков рассмеялся и удивился, когда я спросил, что он думает о неудачной попытке запретить работу иностранных торговцев в Кыргызстане.

«Во-первых, маловероятно, что кыргызские торговцы вернутся обратно, т.к. нет никаких условий для нормальной работы. Во-вторых, наши места здесь заняты китайцами, и что толку, что они перейдут торговать в другую страну? Мы все равно будем в проигрыше. И, в-третьих, вряд ли кыргызские власти лишат себя возможности получить мзду с иностранных торговцев. А в России мы уже прекрасно освоились», - сказал он.

КОНТРАБАНДА ТОВАРОВ В УЗБЕКИСТАН

Полагают, что 80% китайских товаров, продаваемых а Карасуу, контрабандно вывозится в Узбекистан, где имеется большая потребность в дешевых товарах.

Множество узбекских торговцев преодолевают тысячи километров до Карасуу со всех концов Узбекистана. Продажа товаров позволяет им кормить семьи, поэтому они продолжают подвергаться риску быть пойманными – что повлечет за собой конфискацию товара или избиение со стороны узбекской милиции и пограничников.

Я доехал до кыргызской стороны границы, чтобы расследовать механизм контрабандной торговли, которую узбекские власти попытались искоренить посредством сноса тысяч домов в пограничной зоне, через которую проносились товары.

Забор из спутанной колючей проволоки обозначает границу между двумя государствами. Булыжники разбросаны по пыльной земле, исполосованной следами колес. Невдалеке тракторы проезжают мимо недавно выстроенного здания из красного кирпича.

Одна узбекская женщина расплакалась, рассказывая мне о том, что дом ее семьи был снесен по приказу властей.

«Взамен снесенного дома нам дали 4 сотки земли и 5,5 миллиона сумов (около 4840 долларов) на постройку дома. Но этих денег не хватит даже на возведение сарая», - сказала женщина.

Эти радикальные меры не возымели эффекта, так как до тех пор, пока коррумпированные пограничники будут пропускать торговцев в обмен на мзду, китайские товары будут попадать в Узбекистан.

Я видел своими глазами, как пограничники брали с людей деньги за пересечение границы: те, кто переносил груз, платили по 1000 сумов (около 80 центов), а за проход без груза – наполовину меньше.

Официально кыргызские власти отрицают наличие этой проблемы. Байтик Бабатаев, заместитель начальника Карасуйского районного отдела внутренних дел, отмел любые предположения о том, что китайские товары проникают в Узбекистан из Кыргызстана.

«Неужели вы думаете, что если бы мы знали, что где-то существуют контрабандные тропы, то мы не пресекли бы подобное правонарушение? Такое просто не возможно, во всяком случае, в нашем районе», - сказал он.

РАСТУЩЕЕ ТОРГОВОЕ ПРИСУТСТВИЕ КИТАЯ

Пока Узбекистан пытается воспрепятствовать потоку китайского импорта, Кыргызстан не против вступить в новое рискованное предприятие, которое предполагает производство китайских товаров на территории Кыргызской Республики.

В течение последнего года Бишкек и Пекин учредили несколько совместных предприятий по постройке жилья и предприятий в Оше; уже построено четыре кирпичных завода.

Мэр города Оша Жумадыл Исаков сказал мне, что китайские товары народного потребления будут собраны под крышей торгово-промышленного комплекса, занимающего площадь 48 тысяч квадратных метров.

«Мы собираемся здесь начать и сборку комплектующих, нечто вроде технопарка по сборке китайских мебели, холодильников, утюгов и прочих товаров, - сказал он. – Если их качество будет соответствовать нормам, мы будем продавать товары в Россию, Турцию и другие страны».

Мэр приветствует создание таких совместных предприятий, что, по его словам, означает увеличение количества рабочих мест и улучшение инфраструктуры города.

Однако он также отметил, что в большинстве новых предприятий должности, требующие высокой квалификации, заняты китайскими работниками, тогда как местные жители выполняют только тяжелую, черную работу.

По словам Исакова, китайские инженеры не спешат обучать кыргызских инженеров секретам работы с китайской техникой. «Например, кирпичный завод у нас работает второй год. Но они ведь не говорят, как это оборудование работает, сами все делают. И секретам работы наших рабочих не обучают. Я постоянно спрашиваю у рабочих из местных жителей, сумеют ли они сами работать, а мне отвечают, что китайцы ничему не обучают».

Некоторые местные жители выражают недовольство тем, что китайские рабочие работают больше за меньшие деньги. А это значит, по их мнению, что кыргызских рабочих вряд ли наймут на новые участки.

«Я не боюсь работы, но я вижу, как китайские рабочие в Оше работают по 12 часов в сутки с одним выходным днем в месяц. И при этом они получают жалкие гроши. Даже живут они в каких-то неприспособленных помещениях… а получают что-то около ста долларов в месяц, и, тем не менее, терпят», - сказал Абакир Заиров.

Заиров – мастер-отделочник, он недавно вернулся из российского Екатеринбурга, где за полгода работы заработал порядка трех тысяч долларов.

«Я вряд ли выдержу их темп работы, а работать за такие деньги я и подавно не стану», - сказал он.

Тем не менее, Заиров считает, что китайские рабочие заполнили нишу, образовавшуюся на рынке труда в связи с отъездом местных торговцев в Россию и Казахстан.

«У нас не хватает своих каменщиков или отделочников. Все они уехали на работу в Россию или Казахстан, - сказал он и добавил: - В наших интересах задействовать больше местных жителей, - если хорошо им платить, то местные мастера, конечно, пойдут работать».

Улугбек Бабакулов, независимый журналист и контрибьютор IWPR в Бишкеке.