Для инвестирования в Туркменистан требуется смелость

Кроме привлечения инвестиций, правительство должно предоставить равные условия всем инвестиционным сторонам, прежде чем капитал начнет вливаться в страну.

Для инвестирования в Туркменистан требуется смелость

Кроме привлечения инвестиций, правительство должно предоставить равные условия всем инвестиционным сторонам, прежде чем капитал начнет вливаться в страну.

, пришедший два года назад к власти, ясно дал понять, что рассматривает иностранные инвестиции как основную часть в его планах относительно экономического роста в стране.



В Туркменистане имеются значительные запасы нефти и газа, кроме того, государство является крупным производителем хлопка.



Однако до того как инвесторы будут готовы с уверенностью вложить деньги в эти или другие секторы, следует обратить внимание на множество более широких вопросов, включая необходимость того, чтобы законы, регулирующие иностранную предпринимательскую деятельность, были прозрачными, прямыми и применялись ко всем в равной степени.



8 февраля на заседании кабинета министров с участием руководителей экономической отрасли, финансовых и банковских структур, президент страны вернулся к этой теме, сказав, что следует создавать больше совместных предприятий с иностранными партнерами, если страна собирается переходить на рыночную экономику.



По его мнению, совместные предприятия не только привлекут инвестиции, но и будут способствовать введению новых технологий и оборудования.



Привлечение иностранных специалистов в отдельных отраслях должно помочь в борьбе с дефицитом высокопрофессиональных кадров, считает президент.



По местным подсчетам, приток прямых иностранных инвестиций в Туркменистан составил в общей сложности около трех миллиардов долларов США со времени получения страной независимости в 1991 году. Это сумма гораздо меньше той, на которую могла рассчитывать получить страна, владеющая значительными энергетическими запасами. Для сравнения, Казахстан - еще одно государство, богатое углеводородом - за такой же срок получил по меньшей мере 40 миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций.



В данное время деятельность иностранных компаний в стране регулируется несколькими различными законами, включая законы о лицензировании отдельных видов деятельности, акционерных обществах и инвестиционной деятельности. Однако эти законы часто противоречат друг другу, и вкупе с другими постановлениями, вынесенными президентом, правительством и специализированными департаментами, они скорее препятствуют притоку иностранных инвестиций, вместо того чтобы привлекать их.



Закон об иностранных инвестициях, например, требует, чтобы юридическое лицо с иностранным участием прошло государственную регистрацию; в то же время одна из статей данного закона указывает на то, что иностранный инвестор должен получить «разрешение на инвестирование в экономику Туркменистана», не объясняя, кто должен такое разрешение выдавать.



На практике же оказывается, что требования закона не принимаются во внимание. Любая серьезная зарубежная компания или фирма обязана пройти собеседование у первого лица государства и получить его личное благословение.



Альтернативой является получение протекции в аппарате президента в лице его помощников, вице-премьеров, министров или приближенных руководителей компаний, давно работающих в Туркменистане.



Такая схема действия была неформально узаконена еще при бывшем авторитарном президенте Сапармурате Ниязове, и, по свидетельству предпринимателей, до сих пор остается в силе.



Предполагаемым инвесторам и участникам совместных предприятий следует приложить немало усилий и решить до регистрации своей фирмы множество вопросов о налогообложении, получении лицензий, экологическом и санитарном контроле, технике безопасности, противопожарной охране. В других странах такие требования предъявляются только тогда, когда бизнес уже налажен.



Много противоречий содержится и в Законе «О собственности».



В преамбуле закон признает право собственности и гарантию ее неприкосновенности, а в самих статьях вводится ряд ограничений. Например, в законе говорится, что при определенных обстоятельствах другим лицам может предоставляться право использования объекта. Условия и пределы ограниченного пользования определяются «соответствующими законами», ссылок на которые, однако, не существует.



Кроме того, иностранные фирмы, покинувшие Туркменистан, не имеют права без разрешения властей продавать свою долю собственности.



С такой сложной, перекрывающейся и спорной законодательной базой власти легко могут создать проблемы для иностранных компаний, если захотят. Чиновники могут приостановить работу фирмы на основании искусственно выдуманных поводов со ссылкой, например, на налоговые, природоохранные или пожарные службы.



Внутренние суды не являются независимыми и в любой момент готовы поддержать судебные дела такого рода, начатые чиновниками.



Решения международных и иностранных судов так же не являются эффективными в разрешении споров. Туркменистан до сих пор не присоединился к Конвенции ООН 1958 года о признании и исполнении иностранных арбитражных решений.



Помимо бюрократии и непрозрачного законодательства есть и еще одна серьезная проблема – коррупция, с которой инвесторы сталкиваются в своих деловых отношениях с туркменскими властями. Туркменистан постоянно занимает самые последние места среди самых коррумпированных стран мира в списках таких международных организаций, как Transparency International.



Несмотря на неблагоприятный и непредсказуемый инвестиционный климат в стране некоторые иностранные фирмы все же отваживаются на риск. В Туркменистане зарегистрировано и действуют около 900 компаний с иностранным участием, почти треть из них представлена совместными предприятиями.



При отсутствии твердых законодательных гарантий они работают на свой страх и риск и с разрешения туркменских властей.



В октябре прошлого года иностранным инвесторам были сделаны некоторые уступки решением президента Бердымухаммедова о внесении поправок в Закон «Об иностранных инвестициях в Туркменистане». Согласно изменениям у иностранных инвесторов расширились возможности для приобретения движимого и недвижимого имущества в стране без участия местных предприятий.



Однако, по словам обозревателей, эти изменения незначительны на фоне заявленных уступок и являются ни чем иным, кроме как PR-ходом.



Избирательные методы работы властей с иностранцами остались прежними, сообщают обозреватели и указывают на необходимость получения потенциальными инвесторами личного одобрения президента для того, чтобы начать бизнес.



Более того, во время своей поездки в США в сентябре прошлого года президент, сам того не желая, испортил всеобщий настрой на перемены. Его поездка частично имела цель возбудить интерес к его личному проекту – туристической и деловой зоне на берегу Каспия.



Выступая перед бизнесменами в Нью-Йорке, Бердымухаммедов заявил: «Как президент Туркменистана, я являюсь гарантом сохранности ваших будущих вложений». Этим заявлением он хотел повысить доверие инвесторов, но все поняли его так, что деловые операции будут выполняться не в улучшенной законодательной обстановке, а по-прежнему - по желанию одного лица.



Для привлечения многочисленных инвесторов в предложенную экономическую зону «Аваза» такой «гарантии» может быть недостаточно.



В других сферах Бердымухаммедов также продолжает политику, прославившую его предшественника: разрешая строительство различных высокобюджетных государственных объектов, принимая в процессе односторонние решения, отдавая явное предпочтение определенным иностранным подрядчикам и даже не пытаясь провести тендер на строительные работы.



Помимо опасений по поводу сохранности денег, вложенных в Туркменистан, есть множество пробелов в экономической стратегии президента.



Кроме того, заявив о стремлении поднять экономику путем привлечения иностранных инвестиций, власти не дали конкретных ответов на вопросы о том, в какие отрасли и какие регионы страны будет направляться эта помощь.



Можно предположить, что большая часть усилий будет направлена на поиск инвесторов для газовой индустрии, которая крайне нуждается в модернизации ввиду увеличения производительности для соответствия иностранному спросу. Однако эксперты задаются вопросом, провело ли правительство необходимый анализ областей для инвестирования.



За семнадцать лет после получения независимости Туркменистан мало что сделал для возрождения инженерной области, несмотря на то, что в Балканском или Марыйском велаятах на юго-востоке страны существует неплохая производственная база для нефтегазовой отрасли.



В то же время страна отчаянно нуждается в новых производствах, так как в стране огромное количество безработных. Хотя никаких статистических данных обнародовано не было, по различным экспертным оценкам уровень безработицы колеблется от 40 до 70 процентов.



На сегодняшний день правительственной политикой были выплата пенсий, система пособий, пользование бесплатным газом, электроэнергией, солью и бензином. На такие основополагающие устои экономики и социальной жизни, как создание рабочих мест и либеральных условий для развитого частного предпринимательства, власти совсем не обращают внимания.



Пока такие базисные вопросы не решены, вызывает сомнение и способность страны достичь честолюбивых экономических целей – даже с увеличившимся притоком иностранных инвестиций.



Аннадурды Хаджиев, независимый туркменский экономист, базирующийся в Варне, Болгария.

Support our journalists