Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДЕТСКИЙ ТРУД ПРИНИМАЕТ В УЗБЕКИСТАНЕ УГРОЖАЮЩИЕ РАЗМЕРЫ

Детям приходится бросать школу и идти работать, чтобы помочь родителям прокормить семью.
By IWPR Central Asia

10-летний Жахонгир занимается перевозкой грузов на тележке на Сиабском районном рынке Самарканда, куда за покупками приезжают жители из других районов.


Бывший учащийся районной средней школы, он вынужден был бросить учебу и пойти работать, так как его родители не в состоянии обеспечить семье пропитание. «Мой отец вышел на пенсию по болезни, получает всего 11 тысяч сумов (примерно $9-10) в месяц, а мать – домохозяйка. Она следит за моими тремя братишками. Пенсии отца нам не хватает, поэтому я, как самый старший из детей, обязан помогать родителям», - говорит Жахонгир.


По словам 12-летнего Шерали Эргашева, он зарабатывает на рынке деньги на продукты первой необходимости. «В день я зарабатываю по 1000-1500 сумов (примерно $1), на них покупаю хлеб, картошку, лук, морковь и прочее. Местное начальство, милиция и учителя в школе не хотят, чтобы я работал. Но ведь если я не выйду на работу, наша семья останется без хлеба», - говорит Шерали.


Родители тоже против того, чтобы их детям запрещали работать. Например, отец Шерали - 57-летний Али Эргашев - подчеркивает, что без сына их семья голодала бы. «Я был вынужден просить сына пойти на эту работу, так как сам нетрудоспособен из-за полиартрита, и жена тоже больна. Государство нам не платит никаких пенсий», - говорит Эргашев.


По словам начальника управления народного образования Самаркандской области Анвара Бекмуродова, труд несовершеннолетних является противозаконным, и местные власти уже предпринимали попытки запретить детский труд на рынках области.


«Мы вместе с руководителями области провели совместные рейды. Побывали в семьях, пытались объяснить родителям, что это противозаконно и вредно для самих детей. Однако родители не хотели нас слушать, - рассказывает Бекмуродов. - Некоторые из них с топором в руках прогоняли представителей управления народного образования, говоря: “Не ваше это дело!”».


«Мы неоднократно отбирали у детей тележки, а их самих прогоняли с рынка, - говорит старший инспектор Сиабской районной службы по делам несовершеннолетних Кахрамон Усмониён. - Но на следующий день к нам в отдел приходили родители, упрашивали вернуть тележки и разрешить детям работать».


Понимая, что запрет на труд может подтолкнуть детей к различного рода правонарушениям, местные власти перестали запрещать детям трудиться. Сиабская милиция по согласованию с администрацией районного рынка разрешила работать детям из малоимущих семей. Всех детей, занимающихся перевозкой грузов на базаре, ставят на учет в участковом отделении милиции.


«В специальной тетради учета есть фотографии и все данные о детях-извозчиках и их родителях, - говорит Усмониён. - Сегодня эти ребята работают, ежедневно уплачивая 200-250 сумов в виде налога в местный бюджет. Все они находятся под нашим контролем».


Медики области, понимая, что дети вынуждены заниматься тяжелым трудом, все же критически относятся к этому явлению. По словам заместителя главного врача 2-ой детской поликлиники г. Самарканда Рано Бобомуродовой, дети не должны заниматься тяжелым физическим трудом, как минимум, до 14-ти лет.


«Они могут нанести непоправимый вред своему здоровью. О каком будущем можно говорить, если молодое поколение калечит себя и не получает образования?» - спрашивает врач.


Узбекистан подписал Конвенцию ООН о правах ребенка, и национальное законодательство было приведено в соответствие с ее требованиями. Однако до сих пор в республике отмечаются факты нарушения этого международного документа, особенно в части, касающейся детского труда. Например, местные власти, как в былые советские времена, мобилизуют несовершеннолетних на сбор хлопка-сырца и другие сезонные сельхозработы.


Та разновидность детского труда, при которой детей заставляют работать их родители, начала развиваться в Узбекистане с середины 90-х годов, когда в молодой независимой республике стали усугубляться экономические и социальные проблемы.


По мнению самаркандского правозащитника Камилжона Ашурова, чтобы решить проблему детского труда, следует бороться с ее причинами, а не следствиями. «Нужно решать экономические проблемы - вопросы занятости, социальной поддержки малоимущих слоев населения, проводить масштабные реформы. Только тогда у детей не будет необходимости трудиться».


Гайратджон Султанов и Умида Хасанова – независимые журналисты из Узбекистана