Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДЕТИ УЛИЦЫ

По сведениям азербайджанской прессы, количество бездомных детей в стране
By

считают эту цифру заниженной.


Алена Мясникова из Баку (CRS No. 1, 8-Oct-99)


При виде машины милиции, группа грязных и босых ребят убегает в разных


направлениях. Больше всего на свете они боятся очутиться в участке. Каждый


из них уже побывал там по крайней мере один раз.


Дом этих детей расположен в престижном районе в окрестностях кинотеатра


Низами в центре Баку. Они проводят ночи в подъездах недавно построенных


зданий, а зарабатывают на жизнь мытьем машин и попрошайничеством. Матери


уводят своих детей подальше, когда беспризорники появляются в парках. Они


считают их опасным источником инфекции.


Хозяева чайных прогоняют их из страха потерять клиентов из-за внешнего вида


этих ребят или боясь, что они могут стянуть сладости с прилавка.


Кто-то пытается помочь. Азербайджанское отделение Хельсинской гражданской


ассамблеи, которое снимает помещение неподалеку, позволяет ребятам спать в


фойе в холодную погоду, а его работники угощают детей булками и


бутербродами.


Поздно ночью ребята делятся ягодами, собранными с кустов. Сегодня им не


удалось заработать хоть что-нибудь и поэтому приходится довольствоваться


дарами природы на ужин. В летние месяцы ягоды спасают им жизнь, являясь


часто единственной едой в течении дня. Но зимой не бывает даже этого. Они


ужинают, разглядывая людей, проходящих мимо в ярко освещенном вечернем


Баку. Люди спешат и не обращают на них никакого внимания.


Вите 12 лет, он из поселка Сабунчи. Его родители - алкоголики. Напившись,


отец всегда бьет мальчика, поскольку считает сына причиной всех своих


несчастий. В семье никогда нет денег, хотя им каким-то образом удается


покупать алкоголь. Витя - это лишний рот и помеха для родительской


разгульной жизни. Соседи много раз предупреждали отца, что они сообщат в


милицию о том, как он мучает сына. Витя убежал из дома четыре года назад


после очередных отцовских побоев и с тех пор занимается попрошайничеством.


В школу он ходил только два года.


Однажды он попал в милицейскую облаву и был отправлен в школу-интернат


номер 1 в Мардакян, небольшой поселок в окрестностях Баку. Он продержался


там только два месяца, а затем вновь сбежал, спасаясь от побоев. Витя


мечтает о том, чтобы жить дома и ходить в школу. Но он не хочет


возвращаться к родителям. На самом деле он даже не знает, где они сейчас.


Вадим, которому 15 лет, вообще не помнит родителей. Его мать убили в


России, когда Вадиму был один год, а отец погиб в дорожной аварии год


спустя. Его вырастил старший брат и обоих отправили в ту же печально


знаменитую школу-интернат в Мардакяне. Закончив 5-й класс, Вадим и его брат


сбежали и отправились в свой старый дом в Тертерском районе. Но дом


оказался занятым соседями и братья не смогли вернуть его себе. Одна из


соседок приютила их у себя и с ее помощью Вадим закончил еще два класса в


школе. Прошлой весной оба брата вернулись в Баку. Поняв, что он сможет


найти работу, брат сказал Вадиму: "Ты уже достаточно взрослый. Зарабатывай


себе на жизнь сам. Я буду навещать тебя". Он сдержал слово и приходит к


брату раз в несколько недель. Он приносит с собой немного еды и


рассказывает о своей жизни на железнодорожной станции, где он берется за


любую работу, какую удается найти.


Анару 11 лет. Он единственный из этой компании, у кого есть любящая и


заботливая семья. Его родители не алкоголики и не тунеядцы, и они не бьют


сына. Они очень любят его, но у них нет денег. Анар из семьи беженцев из


Ходжалы в Карабахе, которым пришлось бежать из города после того, как


армяне его захватили. В семье, кроме нег,о еще пять детей и родители не


могут прокормить всех. Мама часто плачет, а отец ищет случайные заработки,


работая то грузчиком, то монтером. Анар моет машины и приносит домой все,


что зарабатывает. Если ему ничего ему удается заработать, он проводит на


улице всю ночь, не из-за боязни наказания, а потому что "больно смотреть,


как мама плачет".


Все беспризорники Баку страдают от голода, холода, побоев и унижений. Все


они побывали в милицейском приемнике-распределителе, который в сущности


является детской колонией с колючей проволкой и наблюдательными вышками.


Здесь собраны дети из 11 районов города и 55 районов республики. Но колония


расчитана только на 25 детей. Все 14 человек обслуживающего персонала


мужчины. Дети находятся здесь от недели до месяца, в зависимости от того,


как бысто удается установить их личность. Если никто не приходит за ними,


или они отказываются назвать себя, их фотографию показывают по телевидению.


Если опять никто ни придет, судьба ребенка всецело в руках колонии. Обычно


таких детей отправляют или в специальные школы или в школу-интернат


Мардакяна. Примерно 500-600 детей каждый год проходят через


приемник-распределитель. Чаще всего их задержывают на железнодорожной


станции. Большинство детей - мальчики в возрасте от 7 до 14 лет. В прошлом


году в этой системе побывало только 56 девочек.


В приемнике-распределителе только три спальные комнаты, забитые высокими


железными койками с тонкими матрасами. В классной комнате несколько старых


парт и цветной телевизор. Есть еще кухня с тремя столами и двор с


самодельной беседкой.


Это место насквозь пропахло нищетой и грязью. И хотя начальник


приемника-распределителя Динамеддин Сафиев утверждает, что это не тюрьма и


не детская колония, рассказы детей и даже сам вид этого места говорят об


обратном.


Дети называют имена учителей, который часто избивают их ремнями. Избить


могут за все что угодно: за непочтительное обращение, за нехорошее слово


или за слишком громкий смех. Единственный человек, о котором они хорошо


отзываются, это сам директор.


"Динамеддин хороший" - говорит Вадим - "Он разговаривает с нами. Он даже


дал мне немного сладостей и молока. Кроме того, он никогда не бьет нас и не


кричит...".


Дети говорят, что за взятку можно освободиться. "Мама обычно платила 5-10


ширванов (15-25 долларов) и меня отпускали" - говорит 13-летний Заур.


Кроме приемника-распределителя и специальной школы, дети боятся


школы-интерната в Мардакяне. Они мечтают попасть в школу-интернат номер 2,


которая финансируется и контролируется американским посольством. "Там


хорошо кормят, не бьют, и комнаты теплые. Я бы хотел попасть туда зимой" -


говорит Вадим. Они все еще дети. Они мечтают о доме, теплой постели и


горячей пище, которую они не видят месяцами. Они хотят ходить в школу. Но


такую возможность можно получить только в школе-интернате номер 2 или в


школе-интернате в Билга, которая тоже получает помощь зарубежных


дипломатов.


Однажды детей пригласили на ночь в специальный приют, организованный для


них Красным Крестом. Дети прожили там один месяц, но эта идиллия скоро


кончилась. Андрей, терроризирующий всех местных беспризорников, забирая у


них часть дневного заработка, объявился и пригрозил избить их до смерти,


если они не вернутся к попрошайничеству. Детям пришлось подчиниться.


"Ребенок на улице - это как красный свет светофора" - говорит Сафиев - "Кто


знает, если не остановиться и не забрать его сегодня, завтра может


произойти преступление. Но если милиция заберет всех беспризорников, к нам


будут поступать два, а может и три полных автобуса каждый день. Это


замкнутый круг, который никто не может разорвать".


Алена Мясникова является журналистом бакинской ежедневной газеты "Бакинский


бульвар"