Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Детей на юге Казахстана заставляют собирать хлопок

Родители жалуются на то, что их детей-подростков отправляют на поля, несмотря на официальный запрет детского труда.
By Olesia Lysenko
, что их детей заставляют убирать хлопок в школьные часы в нарушение запрета на детский труд.



Существует множество подтверждений использования детского труда в Узбекистане и Таджикистане. Гораздо меньше их было в отношении Казахстана, где правительство играет незначительную роль в продвижении хлопковой индустрии, сконцентрированной на юге страны.



В последние годы владельцы хлопковых плантаций стали нанимать на работу взрослых трудовых мигрантов из соседнего Узбекистана. Однако появилась информация о том, что на работу принимают несовершеннолетних и платят им треть от заработка взрослого рабочего. Хуже всего то, что, как сообщается, местные власти и школы участвуют в принуждении детей к работе на полях.



Полная картина ситуации с детским трудом стала ясна во время расследования, проведенного в прошлом месяце Генеральной прокуратурой Махтаральского района Южно-Казахстанской области. Расследование было проведено после того, как группа родителей направила в Генпрокуратуру и местный департамент образования заявления с просьбой разобраться со случаями принуждения детей к сбору хлопка.



Одно из писем было написано Шынарай Саурановой, жительницей села Достык: она сообщала, что ее сына-подростка избила завуч его школы после того, как он отказался ехать собирать хлопок.



Тамара Утельбаева, пресс-секретарь прокуратуры Южно-Казахстанской области, сказала, что расследование выявило систематическое использование детского труда.



«Из 185 школ были проверены 35, и выяснилось, что всего лишь 25% учеников посещают занятия, - сказала она. – Остальные дети привлечены на уборку хлопка частными предпринимателями».



«Хуже всего то, что частные предприниматели пользуются дешевым детским трудом, а также не соблюдают правила техники безопасности», - добавила она.



Эксплуатация детей к тому же была омрачена двумя происшествиями, имевшими место во время сбора хлопка. В начале октября подросток, возвращавшийся домой после работы в поле, был насмерть сбит автомобилем. Примерно в то же время недалеко от поселка Аксукент перевернулась тележка, прицепленная к трактору, в которой перевозили несколько десятков детей. Четверо из них получили ранения, сообщили в полиции.



По словам Утельбаевой, пострадали школьники, которые должны были работать на поле, так как с ними в то же время был их классный руководитель, который после происшествия был уволен. Против водителей, виновных в происшествиях, возбуждены уголовные дела.



Действия учителей, замешанных в этих происшествиях, Утельбаева охарактеризовала как «нарушение прав детей» людьми, от которых дети «зависимы, кому будут сдавать экзамены, и от кого будут получать оценки».



11 ноября районный департамент образования Махтаральского района распространил заявление о том, что по результатам расследования шести директорам школ был сделан выговор, а 21 получил предупреждения.



35-летний учительница, пожелавшая остаться неназванной, подтвердила IWPR, что детей привлекали к сбору хлопка. Она сказала, что от учителей требовали исполнения приказа, исходившего от директоров школ.



«Нам просто объявляют, когда и в какое время мы должны собрать учеников, и куда их привести», - говорит она.



Она сказала, что сами учителя не имеют права голоса и не осмеливаются протестовать из страха потерять работу.



Несмотря на решения прокуратуры и выговоры руководству школ, начальник отдела среднего образования областного департамента образования Южно-Казахстанской области Сауле Ишимкулова отрицает факт систематических нарушений правил по школьной посещаемости и детскому труду. Она говорит, что департамент образования строго придерживается запрета на детский труд, и что «никто организованно не повезет детей на сбор хлопка».



Лично посетив несколько школ Махтаральского района, она сказала: «В школах идет нормальное обучение… Естественно, что нет [посещаемости в] 100%. Кто-то заболел, кто-то отпросился или еще по какой-то причине».



Она признала, что некоторые ученики помогают своим родителям на полях во внеучебное время. «Сейчас урожай готов, а собирать его некому. Ну а кто будет его собирать, кроме их детей?» - говорит она.



По данным Детского фонда ООН (UNICEF), в Казахстане работают 2% детей – довольно низкий показатель, согласно мировым стандартам.



Стандарты, применяемые Международной организацией труда, различаются в зависимости от вида работы, выполняемой детьми. Согласно этим стандартам, легкую работу дети могут выполнять, только достигнув 12-13-летнего возраста, более сложную работу – по достижении 14-16 лет, а виды работ, подпадающие под категорию «опасных», - только после 18 лет.



Принуждение детей к работе со стороны государственных властей – широко распространенная практика в Узбекистане, тот же факт, что подобное происходит в Казахстане, хотя и исключительно на местном уровне, стал настоящей неожиданностью. Однако в отличие от Узбекистана следователи не стали замалчивать этот факт и предприняли меры против тех, кто поощряет подобную практику.



В интервью телеканалу КТК, который 21 октября рассказал об этой практике, аким Махтаральского района Касымбек Хаметов рассказал, что провел собрание с директорами школ и руководителями крестьянских хозяйств, на котором и было принято решение об использовании детского труда на хлопковых полях.



«Мы пришли к единому мнению: октябрь – это ударный месяц уборки хлопка. Все мы сейчас должны превратиться в хлопкоробов», - сказал он.



По словам Утельбаевой, следователи выразили официальный протест акиму и отделу образования после того, как одна из школ выпустила официальный приказ о том, что ученики должны собирать хлопок.



Каирбек Жоланов, фермер, выращивающий хлопок в небольших количествах, сказал IWPR, что дети часто помогают своим родителям на хлопковых полях, принадлежащих их семьям, и что детей привлекают на работу в больших хозяйствах, чтобы не привлекать сезонных рабочих, которым придется платить больше, чем детям. По его словам, детям платят лишь третью часть заработка взрослого рабочего, что составляет около пяти центов США за один собранный килограмм.



По мнению Жоланова, родственные связи между фермерами и отдельными лицами в местных органах власти позволяют им заставлять учеников школ выходить на поля.



«Все большие хозяйства у нас принадлежат “большим” людям или их родственникам, - сказал он. – Возьмите любого руководителя крупного крестьянского хозяйства – у него обязательно найдется кум, брат или сват начальником в [администрации] районе или области».



Подростки, работавшие на полях, говорят, что им угрожали плохими отметками, если они откажутся это делать.



«Нам учителя сказали, что тех, кто не хочет работать, ждут проблемы на экзаменах», - рассказал девятиклассник из Махтаральского района, и добавил, что лучше бы поработал на поле своей семьи.



«Почему я должен работать на кого-то другого, притом зная, что он мне практически ничего не заплатит?» - говорит он.



По сообщениям казахстанских СМИ, в этом году в стране меньше сезонных рабочих из Узбекистана и Кыргызстана, чем обычно.



Между тем, у производителей хлопка в этом году меньше времени до осенних дождей, чем обычно, ведь из-за дождливой весны хлопок посеяли позже, в результате чего отодвинулся и сезон сбора урожая.



Олеся Лысенко, журналист из Казахстана, прошедшая тренинги IWPR.