Денежная реформа в Туркменистане делает шаг вперед

Переход от системы искусственного управления ценами и валютным курсом со стороны правительства обещает стать медленным и сложным.

Денежная реформа в Туркменистане делает шаг вперед

Переход от системы искусственного управления ценами и валютным курсом со стороны правительства обещает стать медленным и сложным.

, чем неофициальный фаворит – американский доллар.



14 апреля 2008 года на заседании кабинета министров президент Туркменистана Гурбанкулы Бердымухаммедов заявил, что с 1 мая будет установлен новый курс национальной валюты - маната - в качестве подготовки к предстоящей в будущем году деноминации, когда с банкнот будут убраны три лишних нуля.



Пятью днями позже Центробанк поднял стоимость маната, изменив «коммерческий курс» с 20,000 манатов до 17,600 к одному доллару для покупки.



Немедленной реакцией стали длинные очереди в бюро обмена валют, поскольку резко возросло число желающих обменять доллары на туркменские манаты по новому, более выгодному курсу.



Из-за нехватки манатов во многих обменных пунктах обменивали лишь по 100 долларов в одни руки.



«Валюта есть, манатов нет. Очереди дикие, надо выстаивать по 2-3 часа, чтобы поменять не более 100 долларов», - сказал один из жителей Ашгабата, ожидающий своей очереди.



Вызванный ажиотаж привел к беспрецедентным валютным сделкам, например, на русском базаре в Ашгабате, когда с рук один доллар продавали по 10-12 тысяч манатов – по курсу гораздо ниже предлагаемого банком. До недавних нововведений доллар стоил около 20,000 манатов на черном рынке.



В условиях растущей инфляции и низкого доверия населения к банкам американский доллар долгое время использовался как валюта для хранения сбережений и пользовался большим спросом в стране.



Наравне с коммерческим банковским курсом существует и «официальный обменный курс» - он не изменился и составляет 6,250 манатов к одному доллару. Однако такой обмен доступен только немногим счастливчикам. Считается, что оба эти курса искусственно занижены, учитывая реальный спрос на американскую валюту, в результате чего в стране процветает черный рынок валют.



Ожидалось, что денежная реформа поможет ослабить контроль над валютными курсами, чтобы манат начал постепенно приближаться к более реалистичному рыночному значению, и в итоге стал полностью конвертируемой валютой.



Однако решение властей повысить стоимость маната, похоже, идет вразрез с этой логикой.



Объяснение прозвучало во время выступления президента 14 апреля, когда было заявлено, что с 1 мая будет установлен новый курс национальной валюты. Не пояснив точно, каким образом будет определяться новый курс, президент тем не менее отметил, что будет принята во внимание международная рыночная конъюнктура.



«Туркменистан будет строить свою ценовую политику, исходя из благоприятной конъюнктуры, в соответствии с постоянно растущим мировым спросом на туркменские энергоносители», - добавил он.



Замечания Бердымухаммедова ясно показывают, что руководство ожидает усиления позиций маната в ближайшие годы за счет роста объемов экспорта туркменского природного газа в увеличивающееся число стран, испытывающих энергодефицит.



Этот прогноз выглядит логичным, учитывая опыт других стран: так, богатый нефтью Казахстан достиг относительной устойчивости и спроса на национальную валюту в результате инвестиций в энергосектор и повышения доходов от нефтеэкспорта в твердой валюте.



Денежная реформа продвигается Бердымухаммедовым с тех пор, как он был избран президентом в феврале прошлого года. В ноябре он говорил об «огромных потерях», которые терпит государство по причине большой разницы между официальным валютным курсом и курсом черного рынка.



«В текстильной и нефтегазовой индустриях… мы устанавливаем цены согласно официальному курсу… однако импортируемое оборудование закупаем по курсу черного рынка», - сказал он.



Вскоре после этого замечания власти предприняли попытку сгладить разницу, вбросив на рынок некоторое количество долларов для усиления позиций маната. Однако этот эксперимент провалился, и курсы вернулись к своим прежним значениям. (Читайте Экономика Туркменистана нуждается в реальных реформах, RCA № 526, 11 января 2008 года.)



Бердымухаммедов явно недоволен отчетами госфинансистов о ходе реализации его реформы. По информации Радио Свобода, на апрельском заседании кабинета министров он освободил от занимаемой должности председателя Центробанка Гельдымурата Абилова за его провал во внедрении изменений, сказав, что он «не смог понять работу, которую ему поручили».



По мнению скептически настроенных граждан, установленный более выгодный и реалистичный курс может оказаться лишь хитростью, чтобы заставить людей продать свои доллары государству.



«Не знают, как еще выкачать с нас деньги», - сказал один из гражданских активистов в Ашгабате.



Однако экономист из неправительственной организации в Туркменистане считает, что этот ход указывает на серьезность подхода властей к денежной реформе.



«Еще в январе Бердымухаммедов обещал привести в соответствие “черный и белый” курсы доллара, подготовиться к деноминации, и мы этого ждем», - сказал он.



Экономист вспомнил, что в феврале власти начали поэтапно приводить в соответствие цены на рынке, которые были искусственно занижены согласно денежной политике предшественника Бердымухаммедова - Сапармурата Ниязова.



Первым делом они подняли цены на бензин с 400 манатов до 3,100 манатов за литр (с 2 до 50 центов США), проигнорировав интересы народа. (Читайте об этом в статье Цены на бензин посеяли панику среди туркменских водителей, RCA № 532, 15 февраля 2008 года.)



Государственный служащий считает, что правительство поступило правильно, предприняв жесткие меры по приведению в соответствие цен на внутреннем рынке и изменению валютного курса, хотя это и «ударит по карману» простых граждан.



«Население, конечно же, пострадает, но так больше продолжаться не может. Например, на наших авиалиниях летают россияне, казахстанцы и другие, потому что у нас очень дешевые билеты, внутри страны билет на Боинг стоит полтора доллара, это неправильно», - сказал он.



Аннадурды Хаджиев, туркменский экономический аналитик, живущий в Болгарии, предупреждает, что этот процесс при отсутствии широких экономических реформ и снятия повсеместного государственного контроля будет нелегким, и в таких условиях Туркменистан может не справиться с экономическим шоком перехода к мировым ценам. Сейчас даже новые цены на топливо в пять раз ниже среднемировых.



Он сказал, что попытка либерализации валютного курса и отпуск цен при продолжающемся контроле и коррективах денежной политики со стороны государства могут привести к «дисбалансу и расстройству рыночных механизмов, да и самой экономики, а также к нарастанию инфляционных процессов, слабости маната и падению его курса».



В честности, сказал Хаджиев, правительство должно сначала ввести соответствующие механизмы, позволяющие банкам свободно торговать и обмениваться иностранной валютой.



По словам эксперта, только широкая монетарная и экономическая реформа, проведенная заранее с учетом воздействия на социальный сектор, может способствовать мягкому проведению запланированной деноминации.



«Иначе проблема автоматически перейдет на новую банкноту и получится, что после деноминации реальный курс маната будет искусственно занижен», - сказал он.



С января будущего года в Туркменистане вступают в обращение новые банкноты, номинальное значение которых будет в 1000 раз меньше действующих. Таким образом, самая крупная банкнота – 10 000 манатов – будет заменена банкнотой в 10 манатов.



На старых банкнотах изображен бывший президент Ниязов, чьи портреты можно было увидеть по всему Туркменистану, как признак прочно сложившегося культа личности. Облик Ниязова появится и на новых банкнотах достоинством в 500 манатов, но на остальных будут изображены различные исторические личности Туркменистана.



(Некоторые имена в этой статье были опущены из соображений безопасности опрощенных.)



Support our journalists