Дело о пытках в Кыргызстане может создать прецедент

Отмена приговора, вынесенного на основании признаний, добытых силой, может стать поворотным достижением в борьбе против пыток. Однако еще предстоит получить компенсацию за причиненный ущерб и добиться судебного преследования виновных в применении и сокрыт

Дело о пытках в Кыргызстане может создать прецедент

Отмена приговора, вынесенного на основании признаний, добытых силой, может стать поворотным достижением в борьбе против пыток. Однако еще предстоит получить компенсацию за причиненный ущерб и добиться судебного преследования виновных в применении и сокрыт

Wednesday, 10 March, 2010
, задержанного милицией, подвергшей его избиениям с целью получить признательные показания, к сожалению, не единичное в Центральной Азии. Тем не менее, 37-летний житель Оша, города на юге Кыргызстана, может войти в историю как человек, подавший в суд на сотрудников милиции и обвинивший их в применении пыток по отношению к нему.


Злобина обвиняли в торговле наркотиками, однако Верховный суд его оправдал. Теперь он требует возмещения морального ущерба на 5 миллионов сомов, (около $115 тысяч) от правоохранительных органов, а также от прокуратуры и медицинских работников, которые не сообщили о его травмах.



После того, как в марте 2008 года Злобин был арестован, его водворили в изолятор временного содержания.



Его мать Валентина Злобина подняла тревогу и обратилась к правозащитникам с просьбой вмешаться, так как ее сына подвергали пыткам. Правозащитная организация «Справедливость» нашла адвоката для обвиняемого, а сама Валентина выступила в роли «общественного защитника» - непрофессионального адвоката, выступающего, согласно законам Кыргызстана, от имени обвиняемого.



«Моего сына неоднократно судили за действительно совершенные им преступления, и я никогда не защищала его, - сказала Злобина, обратившись в “Справедливость”. – Но в то, что он торговал наркотиками, я не верю».



Во время следствия Злобин признал свою вину, но позже заявил, что дал признательные показания под пытками и запугиванием.



В октябре 2008 года городской суд Джалал-Абада оправдал Злобина, посчитав доказательства против него недействительными, так как они «были добыты с нарушением процессуальных норм».



Сам Злобин рассказывает, что приехал в Джалал-Абад в поисках работы и ждал на улице потенциального работодателя, когда к нему подошли сотрудники милиции, которые попросили предъявить документы. Документов у него не было, что стало причиной того, что его забрали в милицейский участок для выяснения личности, и только там его обвинили в торговле наркотиками.



По словам следователя, у Злобина нашли два килограмма героина, который находился в большом полиэтиленовом пакете.



Городской суд выявил множество нарушений, допущенных во время предварительного расследования. На суде две девушки-свидетельницы заявили, что они не были на месте задержания Злобина, что было указано в материалах дела.



Эти же свидетельницы, которые сначала давали показания против Злобина, признались на суде, что дали показания под диктовку милиционера, и что никогда прежде не видели следователя, который якобы допрашивал их во время следствия.



Несмотря на полученные данные и вердикт судьи Камчыбека Илиязова, прокуратура подало на апелляцию, и дело перешло в следующую инстанцию – в Джалал-Абадский обсластной суд. В декабре 2008 года облсуд отменил оправдательный приговор и приговорил Злобина к 16 годам лишения свободы.



С помощью «Справедливости» Валентина Злобина обратилась с открытым письмом к президенту Кыргызстана Курманбеку Бакиеву, генеральному прокурору страны и главе Верховного суда, что вызвало большой резонанс в СМИ. В марте 2009 года Верховный суд отменил приговор областного суда, признав материалы следствия «сфабрикованными».



Восстановив свое честное имя, Злобин и его семья занялись восстановлением справедливости.



«Правда восторжествовала, но нами было потрачено столько усилий и нервов, что мой сын решил судиться с теми, кто сфальсифицировал дело, пытал его во время следствия», - сказала Валентина.



Абдумалик Шарипов из организации «Справедливость» говорит, что дело Злобина – единственное в своем роде по многим причинам.



«Во-первых, дело удалось полностью выиграть. Во-вторых, у правозащитников появился шанс привлечь следователей к ответственности по статье о пытках: в деле есть вердикт Верховного суда, заключения медэкспертизы и самое главное – желание жертвы пыток бороться до конца», - сказал он.



Первый раунд в борьбе за получение компенсации ущерба оказался неудовлетворительным. В ноябре 2009 года городской суд города Ош на юге Кыргызстана постановил взыскать в пользу Злобина 50 тысяч сомов (примерно $1200).



Ни одна из сторон не была удовлетворена результатом. Управление внутренних дел Джалал-Абадской области подало апелляционную жалобу, как и защита Злобина, потребовавшая удовлетворить их требования в полном объеме. Обе жалобы направлены в Ошский областной суд.



Помимо требований о выплате компенсаций адвокат Саидкамал Ахмедов обратился в прокуратуру Джалал-Абадской области с просьбой о проведении расследования в отношении милиционеров, применявших пытки к Злобину. Прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела, сообщив, что милиционеры «уже понесли дисциплинарную ответственность».



Ахмедов не собирается оставлять этот вопрос. «Мы готовы дойти до Верховного суда республики, а при необходимости до Комитета ООН по правам человека, чтобы добиться наказания милиционеров, виновных в пытках Злобина, - сказал он. – Кроме необходимых доказательств пыток, у нас есть и постановление Верховного суда, который признал, что к Злобину применяли пытки».



Доказать применение пыток к задержанному лицу в Кыргызстане непросто. Статья о запрете пыток была включена в уголовное законодательство в 2003 году, но, по словам Шарипова, еще никто не был привлечен к ответственности по этой статье. (Подробнее об этом вопросе читайте по ссылке Кыргызстан: Надежды на более строгое законодательство в отношении применения пыток.)



«Мы надеемся, что дело Злобина станет первым делом, где милиционеры будут наказаны за пытки, - сказал Ахмедов. – Для этого у нас есть все возможности. Не хватает только политической воли руководителей государства, чтобы статья о пытках наконец заработала».

Support our journalists