Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДАГЕСТАН: ПОКУШЕНИЕ НА СИЛОВИКА

Чиновники называют покушение «местью» боевиков, а правозащитники видят мотив в милицейском беспределе.
By
3 февраля на пульт дежурного МВД Дагестана поступило сообщение об убийстве сотрудника милиции. 27-летний Максуд Магомедов погиб в результате обстрела из автоматического оружия автомашины, в которой он находился.



Министр внутренних дел Дагестана Адильгерей Магомедтагиров всегда выезжает на место происшествия, если погибают его подчиненные. А в этом случае убитый был еще и сыном его друга.



До места преступления машине главы МВД оставалось проехать около 300 метров, когда раздалось два мощных взрыва. Был подорван автомобиль охраны министра, в котором находились майор милиции Магомед Османов (погиб на месте) и водитель Алексей Жданов. Он умер, не приходя в сознание, в больнице.



Как выяснилось, министр Магомедтагиров, узнав об убийстве Магомедова, решил не дожидаться, когда за ним заедет служебная машина, и поспешил на место происшествия вместе со своим братом на его машине. Это-то его и спасло.



Операция по поиску преступников, проведенная с участием бронетехники и вертолетов, результатов не принесла.



Всего за два дня до покушения на министра секретарь Совета безопасности Дагестана Ахмед-Наби Магдигаджиев заявил, что в 2006 году силовым структурам «удалось сбить волну экстремизма и терроризма в Дагестане». Для того чтобы опровергнуть это заявление, боевики, как считают некоторые, и предприняли попытку убить Магомедтагирова.



По словам Магдигаджиева, в 2006 году количество «террористических актов» сократилось более чем в два с половиной раза, и в два раза меньше было совершено актов насилия, направленных на работников правоохранительных органов.



С 2003 года в Дагестане были убиты 35 сотрудников правоохранительных органов, еще 47 получили разные ранения.



Адильгерей Магомедтагиров возглавляет министерство внутренних дел этой неспокойной северокавказской республики с 1998 года. Он уже пережил одно покушение – в августе прошлого года. В результате того инцидента погибли прокурор города Буйнакска Битар Битаров и два телохранителя министра, а самого Магомедтагирова контузило.



На пресс-конференции тогда Магомедтагиров назвал случившееся попыткой запугать его и президента республики Муху Алиева, который вступил на этот пост в феврале 2006 года.



«Не всем нравится то, что делается сегодня правоохранительными органами республики, – сказал он. – Не нравится многим и наступательная работа первого президента Дагестана и его решения, которые поддерживает министерство внутренних дел».



«Правоохранительные органы должны сделать все, что в их силах, для установления порядка и борьбы с коррупцией, в том числе и во властных структурах».



За последние несколько месяцев министр Магомедтагиров провел несколько операций против исламистских боевиков, и на сайтах экстремистов он значится врагом номер один.



Наиболее вероятным мотивом покушения Али Темирбеков, который является старшим помощником прокурора Дагестана по связям со СМИ и общественностью, назвал в беседе с IWPR «месть незаконных вооруженных бандформирований» за предпринимаемые МВД меры по «пресечению их деятельности».



С его мнением согласился обозреватель «Новой газеты» Вячеслав Измайлов, заявив, что случившееся – «это, скорее всего, обычная месть за проводимые в Дагестане спецоперации».



Однако правозащитники считают, что наблюдаемое в республике насилие вполне может быть ответной реакцией на жестокость милиции.



«Со вступлением Магомедтагирова на пост министра внутренних дел в практику вошли многие незаконные и неэтичные методы ведения следствия и дознания. Под пытками люди признавались в преступлениях, к которым они не имели никакого отношения. А зло, как известно, порождает зло», – сказал эксперт общественного движения «За права человека» Исалмагомед Набиев.



В подтверждение своих слов Набиев рассказал о митинге, недавно проведенном в Махачкале родственниками Надира Магомедова, который незадолго до этого умер в камере предварительного заключения. Участники акции утверждали, что министр прикрывает убийц Надира. До сих пор не возбуждено уголовное дело по факту этой смерти и не выдано заключение судмедэкспертизы о ее причинах.



Еще один митинг проходил в дагестанской столице в конце декабря. Его участники выступали против произвола полиции, которая, по их словам, была причастна к задержанию молодого дагестанца Умара Ибнухаджирова, ранее похищенного неизвестными вооруженными людьми в масках. По сей день Ибнухаджиров содержится под арестом в Махачкале. Другой митинг в его поддержку состоялся уже в день написания этой статьи 7 февраля.



Иные наблюдатели высказывают предположение, что покушение на Магомедтагирова может быть связано с переделом сфер влияния в Дагестане.



«Магомедтагиров мог "перейти дорогу" одному из хозяйствующих кланов в республике», – сказал один сотрудник службы безопасности, который не захотел назвать своего имени.



Между тем, Дагестан готовится к парламентским выборам, которые должны пройти здесь 11 марта, и уже не раз президент заявлял, что порядок в республике в период избирательной кампании будет зависеть именно от министерства внутренних дел.



Диана Алиева, корреспондент газеты «Свободная республика», Дагестан