Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЧЕЛНОЧНЫЕ ТОРГОВЦЫ РИСКУЮТ ВСЕМ

Несмотря на запугивание и оскорбления, киргизские женщины ездят оп региону, чтобы обеспечить семьи.
By

Коррупция и насилие осложняют жизнь тем, кто вовлечен в утомляющий и опасный бизнес, требующий поездок в Россию, Китай, а то и дальше, чтобы привозить товары для продажи на родине. Однако, с недавних пор киргизские женщины стали говорить о более тревожной тенденции – участившихся требованиях оказать сексуальные услуги.

«Недавно возвращалась из России. У меня отобрали паспорт, скрутили руки и оскорбили несмотря на то, что все мои документы были в порядке. Это – обычное явление», – сказала одна из женщин, назвавшаяся по имени Калымкан.

«Потом они сказали, что надо заплатить около 70 долларов, чтобы получить паспорт обратно, или расплатиться собой. Я не уверена, что меня правильно поймут, но я не могла им дать эти деньги. Я с таким трудом их добывала для своей семьи. Мне надо прокормить двоих детей».

Челночная торговля берет начало со времени распада СССР в 1991 году. Центрально-азиатским республикам тогда приходилось бороться, чтобы приспособиться к жизни в условиях обретенной независимости. Она и по сей день остается одной из немногих возможностей в условиях бедности и высокого уровня безработицы.

«Все в то время были растеряны. Многие не знали как обеспечить свои семьи. Многие мужчины просто сдались, но женщины приспособились к новым жестким условиям и пошли на рынки – единственный способ для выживания. Этот труд требует большого физического напряжения, в нем часты психологические стрессы, но у наших женщин выбор небогат и им приходится заниматься челночной торговлей», – говорит политолог Эльмира Нагойбаева.

С ней соглашается президент организации «Акыкат Йолу» [«Справедливый путь»] Бубайша Арстанбекова, занимающаяся защитой прав трудовых иммигрантов и челночных торговцев в СНГ и других странах.

«Мы, женщины, быстро приспосабливаемся к сложным ситуациям. Правительство о нас не заботится и нам пришлось взять на себя обеспечение своих семей», – говорит она. «Каждый день мы получаем десятки анонимных писем от женщин, занимающихся челночной торговлей, чьи права нарушаются теми, кто считает себя вправе нас обижать, таскать за волосы, домогаться, отбирать документы и шантажировать».

Согласно данным ассоциации киргизских челночных торговцев, около 70 процентов таких торговцев – женщины, путешествующие в Россию, Казахстан, Корею, Турцию, Пакистан, Индию, Китай, Польшу, Италию и другие страны. По словам координатора программ организации «Акыкат Йолу» Салтанат Баракановой, эти люди, соответственно, относятся к категории трудовых мигрантов, так как они «добровольно и легально выезжают за пределы страны проживания на временную или постоянную работу». Однако, в ассоциации челночных торговцев считают, что это определение неточное, так как торговцы сами обеспечивают себя работой.

«Эти торговцы заняты промежуточной формой торговли, финансируемой из своих же доходов. Особенность этого типа работы заключается в том, что за зарплаты или социальное обеспечение челночных торговцев не несут ответственность ни местные правительства, ни правительства зарубежных стран. Эти женщины сами в ответе за социальные экономические проблемы», – говорит Бараканова.

«Наше предварительное исследование выявило целый ряд проблем, создаваемых двойным налогообложением, упущениями в межправительственных соглашениях по таможенным и пограничным правилам, коррупцией, шантажом, психологическим давлением, проблемами с работой и жильем и отсутствием единой системы доставки грузов. Более того, у нас нет права голоса и мы не можем получить простого медицинского страхования или даже пройти временную регистрацию».

Арстанбекова отметила, что опасности, подстерегающие челночных торговцев, усугубляются их неясным юридическим статусом, что может иметь серьезные последствия. «Основная опасность для этих женщин заключается в том, что они ничем не защищены. Если кто-то из нас потеряется в чужой стране, наше посольство об этом даже не узнает, а если и узнает, проигнорирует. Наши люди не раз нас просили о помощи в восстановлении документов, например, заменить конфискованный паспорт. Однако, работники посольства говорят, что это не входит в их функции».

По словам Бубусары Гульсуновой, возглавляющей кризисный центр «Сезим» в Бишкеке, занятие челночной торговлей может привести к распаду семей. «Многие женщины, занятые этим делом, потеряли мужей и детей потому, что их подолгу не бывало дома. Мужья находят других женщин и дети иногда остаются без призора».

Несмотря на эти преграды, в челночной торговле нет образовательного или возрастного ценза и женщины все еще идут в эту профессию. Координатор программ Международной организации по миграции Кубат Каримов говорит, что это решение многие принимают из-за высокого уровня безработицы в Киргизстане. «Очень немногие женщины могут найти работу. После окончания колледжа шансы найти работу не выше. Их мужья, сами зачастую безработные, становятся алкоголиками или находят другие пути снятия стрессов. Женщины понимают, что надеяться на поддержку мужа не приходится, и начинают ездить за границу челночными рейсами, чтобы прокормить детей».

«Челночная торговля – сравнительно прибыльный бизнес и он привлекает безработных женщин, не имеющих высшего образования. Еще одним фактором является то, что для этого дела не требуется особых навыков или профессионализма. Поэтому, женщины охотно идут на это несмотря на большой риск», – добавила политолог Ногойбаева.

Гульнура Торалиева, корреспондент IWPR в Бишкеке.