Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЧЕЧНЯ: ПЕРЕМИРИЕ ИЛИ БЛЕФ?

Москва и промосковские власти Чечни не признают предложенного повстанцами одностороннего перемирия.
By

Неожиданно объявленное мятежным президентом Чечни Асланом Масхадовым временное перемирие может и действует, но Москва и ее союзники в Чечне загодя отказываются в это верить.


«По моему приказу Вооруженные Силы Чеченской Республики Ичкерия с 1 февраля 2005 года, в одностороннем порядке, ровно на один месяц приостановили все виды боевых действий наступательного характера на территории ЧРИ и РФ», - было сказано в заявлении Масхадова, опубликованном на сайте Кавказ-центр.


По словам Масхадова, этот шаг продиктован желанием "предотвратить реальную угрозу, исходящую не только нашему народу, но и всем народам России и Кавказа, причиной которой является продолжающаяся шестой год подряд кровопролитная война в Чечне, давно вышедшая за пределы границ, обозначенных Кремлем».


Позже в интервью российской газете «Коммерсант», переданное им через своего представителя в Европе Умара Хамбиева, Масхадов объяснил, что его «призыв в первую очередь обращен именно к президенту России».


Ответной реакцией Кремля на эту инициативу стала информационная война.


Вначале, по словам редактора другого ичкерийского интернет-издания «Даймохк», был взломан их сайт и на нем вывешено объявление о том, что указ Масхадова является фальшивым, а в действительности он призывает продолжать войну.


Официальная Москва не стала комментировать эту ситуацию, возложив эту задачу на своих людей в руководстве Чечни.


«Единственная цель приказа – вызвать интерес к его персоне. И заодно подать знак европейским политикам, которые призывают к диалогу с сепаратистами, показать этим политикам, что Масхадов контролирует боевиков и с ним есть смысл вести переговоры», – заявил в интервью «Коммерсанту» председатель госсовета Чечни Таус Джабраилов, добавив, что «этот приказ не интересует никого, кроме самого Масхадова».


Промосковский президент Чечни Алу Алханов предложил Масхадову придти с повинной.


«С теми, кто замешан в кровавых преступлениях против общества, речи ни о каких переговорах быть не может. Единственным и реальным спасением для подобных лиц может быть только явка с повинной», - было сказано в заявлении пресс-службы президента Чечни.


Трудно знать наверняка, насколько строго в действительности соблюдается перемирие. Однако есть некоторые основания думать, что боевые действия и вправду могли быть приостановлены. Если это так, то неоправданными являются утверждения Москвы о том, что Масхадов не имеет влияния на партизан.


Через три дня после объявления перемирия от представителей правоохранительных сил республики иностранные информагентства узнали, что на тот момент не было зафиксировано ни одного нападения со стороны повстанцев.


Однако неназванный представитель штаба российских войск в Ханкале сообщил агентству ИТАР-ТАСС, что в течение прошедшей недели нападения продолжались, и, по его словам, это еще одно свидетельство ложности заявлений Масхадова. «Оперативные сводки за неделю, прошедшую после его громкого заявления, свидетельствуют о том, что незаконные вооруженные формирования действуют в прежнем режиме - обстреливают позиции федеральных сил, устраивают теракты, жертвами которых становятся в первую очередь мирные жители Чечни», - утверждает источник.


Руководитель пресс-службы МВД Чечни Руслан Ацаев был более осторожен, заметив в беседе с IWPR, что «говорить о том, что все изменилось, нельзя».


По словам чеченского аналитика Усама Байсаева, власти делают все возможное, только бы не признать, что перемирие так или иначе действует. «Крайне показательно, что, если до сих пор военные говорили о спокойствии и прекращении военных действий в республике, то теперь, напротив, старательно ищут такие факты», - сказал он.


Байсаев полагает, что заявление Масхадова должно было продемонстрировать, что он контролирует ситуацию в республике и все воинские формирования сепаратистов. «Причем, для Масхадова крайне важно было показать, что эта его деятельность консолидирована с лидером другого крыла сепаратистов – Шамилем Басаевым. Ведь до сих пор российской стороной утверждалось, что за Масхадовым нет никакой силы, в первую очередь, потому, что ему не подчиняется Басаев», - сказал он.


Но Басаев поддержал объявленное Масхадовым перемирие. 7 февраля на «Кавказ-центре» появилось его видеообращение, в котором он заявляет о приостановке боевых действий на территории Чечни и России.


Эта пленка фактически стала опровержением сообщений в российских СМИ о том, что на самом деле лидера сепаратистов нет в живых.


Сразу после трансляции британским телеканалом «Channel Four» телеинтервью Басаева российские источники со ссылкой на спецслужбы Абхазии заявили, что Басаев умер то ли из-за проблем с печенью, то ли из-за гангрены, еще в октябре 2004 года. Пленка же, по их словам, была старой записью, сделанной до его смерти.


В своем последнем телеинтервью Басаев опроверг эти высказывания, воткнув нож в свой протез на ноге со словами, что он «абсолютно здоров".


Подлинность датировки этой пленки 4 февраля доказывают слова Басаева. Он говорит о пропавших родственниках Масхадовах и о его «якобы проблемах с печенью», что проговаривалось российскими источниками уже в начале февраля.


В самой Чечне, испытывающей недостаток независимых СМИ, о перемирии знают немногие.


42-летний житель села Самашки Абуезид Юнусов говорит, что постоянно слушает радио Свобода на чеченском языке, и оттуда узнал об инициативе Масхадова. «Для нас главное, чтобы не пропадали люди. А каким образом мы к этому придем, не так важно», - считает он.


51-летняя жительница Грозного Тамара Калаева называет перемирие «одним из методов или первых шагов к осознанию необходимости решения проблемы политическим путем». «Мирную инициативу нужно приветствовать, с какой бы стороны она не предлагалась», - полагает она.


При этом то, что подобную инициативу предлагает «партизанская сторона», Калаева считает плюсом. «Они знают реальную ситуацию в Чечне», - говорит она.


Руководитель отделения Правозащитного центра «Мемориал» в Назрани Шахман Акбулатов сомневается в том, что Кремль пойдет на какие-либо переговоры. «На фоне злобных выпадов российских политиков и СМИ, вряд ли этот призыв будет услышан и принят», - говорит он.


Акбулатов считает, что, скорее всего, Круглый стол по ситуации в Чечне, который собирается 21 марта в Москве проводить ПАСЕ, Кремль постарается изобразить как мирную инициативу. «Хотя с учетом того, что на этом Круглом столе изначально не предусматривается присутствие стороны, представляющей интересы сторонников Масхадова, это будет скорее фальсификация мирной инициативы», - заявляет он.


При этом Акбулатов, как представитель организации, непосредственно и много контактирующей с жителями республики, уверен, что перемирие «для абсолютного большинства населения – это то, что они ожидают».


«С учетом того, что 6-й год длится война, и люди устали, они рады любой возможности для установления мира», - говорит он.


Казбек Цураев, корреспондент газеты «Чеченское общество», Грозный.