Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЧЕЧЕНЦЫ ОТКАЗЫВАЮТСЯ ВОЗВРАЩАТЬСЯ

Чеченцы опасаются, что следующим шагом после закрытия в Ингушетии в принудительном порядке палаточного лагеря для беженцев следующим шагом будет их депортация в Чечню.
By

11 декабря в палаточном лагере "Бэла" в Ингушетии проходил стихийный митинг. Около 200 чеченских беженцев таким образом пытались предотвратить возможность их насильственного возвращения на их измученную войной родину.


Акция протеста стала следствием принятого ингушскими властями 1 декабря решения о закрытии в принудительном порядке очередного чеченского палаточного лагеря - закрытии, несмотря на публично высказанную тревогу со стороны Комитета по делам беженцев ООН и правозащитных организаций.


Участники митинга в лагере "Бэла", расположенном у границы с Чечней, ждали встречи с депутатом российской Госдумы Борисом Немцовым, который после выступления на съезде народов Чечни в Гудермесе должен был сюда заехать. Но Немцов так и не появился, а вместо него на вопросы собравшихся отвечал Асу Дудуркаев - сотрудник промосковски настроенной чеченской администрации, базирующейся в Грозном.


Дудуркаев заявил, что переселению из Ингушетии будут подлежать только беженцы, подавшие заявления о возвращении, и сообщил, что в другом лагере о готовности ехать домой заявили уже более 500 человек.


Дудуркаев фактически повторил слова главы Российской Федерации Владимира Путина, который днем раньше заявил на заседании действующей при президенте комиссии по правам человека, что он пересмотрит решение о ликвидации палаточных лагерей в Ингушетии.


Однако правозащитники и лидеры беженцев утверждают, что ничего не изменилось, и по-прежнему жителей палаточных лагерей, большинство которых находятся в Ингушетии со времени начала второй чеченской кампании в 1999, по-прежнему принуждают вернуться в Чечню.


Как сказал IWPR председатель Чеченского комитета национального спасения Руслан Бадалов, в "Бэлу" и соседний лагерь "Алину" уже прибыло несколько грузовиков, на которых беженцев планируют перевозить в Чечню.


Правозащитник не считает, что переселение происходит добровольно. "Российские милиционеры ходят по палаткам и требуют от чеченских беженцев "убираться домой по-хорошему", - говорит он.


В "Бэле" работают около 30 командированных российских милиционеров во главе с представителем МВД Петром Панасюком. По словам Бадалова, Панасюк заявил беженцам: "У меня приказ ликвидировать лагеря до конца года. И я его выполню".


"Беженцев вначале заставляют или уговаривают написать заявление на возвращение, а затем подписавшимся угрожают, заставляя как можно скорее выехать в Чечню", - говорит Руслан Бадалов.


По информации правозащитной организации "Московская Хельсинкская группа", в последнее время комендантами всех лагерей беженцев на территории Ингушетии получено уведомление, подписанное начальником Управления по делам миграции МВД Ингушетии Магомедом Латыровым. В документе указывается, что с 21 декабря становится невозможным проживание беженцев в палаточных лагерях из-за прекращения его финансирования.


Как говорит координатор этой организации по Чечне Имран Эжиев, под "невозможностью проживания" подразумевается окончание срока аренды земли, на которой стоят палатки, и прекращение подачи газа и электроэнергии. "Во-первых, люди обязаны будут покинуть территории лагерей, так как по закону не смогут жить на чужой земле, во-вторых, лишатся тепла и света в 15-градусные морозы", - говорит Эжиев.


Представители официальных структур, однако, продолжают утверждать, что возвращение беженцев в Чечню не будет сколько-нибудь принудительным. Так, в сентябрьском интервью IWPR президент Ингушетии Мурат Зязиков исключил возможность оказания на беженцев давления в этом вопросе ( CRS N 149).


Аналогичные заявления Зязиков сделал и 7 декабря в ходе его посещения палаточного лагеря "Барт" около города Карабулак. Зязиков заверил людей, что "переселение в Чечню будет происходить только на добровольной основе". "Если в Чечне будут созданы условия для нормальной жизни, будут работать школы, тогда беженцы начнут переселяться", - отметил Зязиков.


В то же самое время президент Ингушетии призвал беженцев определиться, "куда они хотят переселиться: в частный сектор или пункты временного размещения в Чечне", тем самым позволив им предположить, что дни палаточных лагерей сочтены.


Однако люди все еще не верят в безопасность жизненных условий в Чечне. "Пока в Чечне стоят федеральные войска, мы туда не вернемся", - сказала одна из обитательниц лагеря.


На сегодняшний день, по данным руководства Ингушетии, в республике остается 68 тысяч беженцев из Чеченской Республики, по спискам Датского Совета по беженцам, - 110 тысяч. До недавнего времени около 18 тысяч из них размещались в палаточных городках, остальные живут в частных домах.


Неоднократно на протяжении нынешнего года российские власти ясно давали понять, что хотят видеть лагеря закрытыми. Это стало бы подтверждением официальных заявлений о том, что ситуация в Чечне исправляется, и военные действия там давно прекращены.


Однако плохо замаскированные попытки выселить беженцев лишь усугубили непопулярность властей.


Конкретная дата ликвидации лагерей чеченских беженцев в Ингушетии - 20 декабря - была определена еще в середине октября. С тех пор, как утверждают сами беженцы, солдаты и полиция периодически угрожают им, требуя, чтобы они покинули палатки, а также обещают денежные компенсации в случае возвращения в Чечню.


Городок беженцев "Иман", расположенный на окраине селения Аки-Юрт Малгобекского района Ингушетии, был вопреки протестам со стороны международных организаций и западных правительств официально закрыт 1 декабря. По данным гуманитарной организации "Датский совет по беженцам" (ДСБ), до последнего времени в лагере размещались 1760 человек, и имелись все удобства, в том числе, спортивный зал, центр психологической реабилитации, медицинский пункт, парикмахерская, швейный цех и пункт горячего питания.


К 4 декабря в городке не осталось ни одной палатки. По сообщениям представителей республиканской миграционной службы, более тысячи его жителей были расселены в соседнем частном секторе. Однако правозащитники не соглашаются с этой информацией. "Основная масса, то есть наименее имущие, были вывезены на автобусах в места своего постоянного проживания в Чечню", - говорит руководитель ингушского отделения правозащитного центра "Мемориал" Элиза Мусаева. "Причем по рассказу развозившего их водителя, последнюю семью он высадил у дома без окон. И это в начале зимы".


Всего, по спискам Чеченского Комитета по беженцам при администрации ЧР, желание вернуться в Чечню выразили почти 10 тысяч беженцев.


Между тем по данным "Мемориала", полученных в результате соответствующих мониторингов, места для проживания в пунктах временного расселения в Чечне, куда планируется переселение беженцев, не подготовлены в достаточном количестве: из 10 запланированных были введены в строй только 6, а безопасность проживающих там не обеспечена.


"Для чиновников главное - наобещать, - говорит Мусаева. - Им нужно только, чтобы люди покинули лагерь".


Семья Хациговых, выехавшая из лагеря в Чечню, вернулась обратно в Ингушетию. "Здесь нам говорили, что дома готовится для нас что-то временное, но там ничего не было", - говорит глава семьи Руслан.


Тимур Алиев, независимый журналист, работающий в Назрани, Ингушетия