Центральная Азия: Май 2009 года

Материал IWPR снизил напряженность ситуации в тот момент, когда кыргызские политики готовились выразить протест по поводу узбекского «вторжения».

Центральная Азия: Май 2009 года

Материал IWPR снизил напряженность ситуации в тот момент, когда кыргызские политики готовились выразить протест по поводу узбекского «вторжения».

Friday, 26 June, 2009
Основной чертой отношений между Кыргызстаном и Узбекистаном является постоянно возникающая напряженность, вызываемая различными приграничными инцидентами. Появляющиеся в СМИ статьи подчас только раздувают конфликт, усугубляя его и делая более продолжительным.

После того, как узбекские правоохранительные органы провели обыски в приграничных домах кыргызских граждан в конце апреля этого года, недовольство кыргызской стороны было неизбежным.

В появившихся в СМИ статьях говорилось о ноте протеста, впервые выраженного кыргызским МИДом. Однако все эти материалы упустили самое главное: правомерны или неправомерны мотивы и действия узбекских правоохранительных органов, формально село, где происходили данные события, находится на территории Узбекистана.

Статья IWPR «Инцидент на кыргызско-узбекской границе вызвал политические споры», вышедшая 15 мая, поставила под сомнение общераспространенное мнение о том, что узбекские правоохранительные органы не только несправедливо обращались с жителями села, но и специально для этого нарушили государственную границу.

С точки зрения территориально-административного деления, существует два населенных пункта под названием Чек – по одному в каждом из обоих вышеупомянутых государств. По словам очевидцев, обыски произошли на узбекской стороне реки, хотя многие жители данного селения являются гражданами Кыргызстана. На протяжении многих лет здесь не было проведено официального разграничения границы, как и не была отмечена разделительная линия. Именно поэтому многие люди считали, что их дома находятся на территории Кыргызстана.

И именно поэтому рейд узбекских правоохранительных органов рассматривался как попытка притязаний на кусочек территории соседнего государства. Подобные притязания, если бы они имели место на самом деле, могли стать очень провокационными, учитывая непростой характер отношений между двумя государствами.

«Именно эта статья, а не МИД, указала, что село Чек является не спорной территорией, а территорией, по которой проходит государственная граница двух стран, и что проверки [документов] проводились на территории Узбекистана», - сказал Эмир Кулов, политический аналитик из Кыргызстана.

Он также отметил, что статья написана на основе тщательно проверенной информации, мнений разных сторон и рассказов очевидцев, в ней «прослеживается логическая цепь между представленными фактами».

Важную роль в статье сыграло и интервью с заведующим отделом региональных проблем аппарата правительства Кыргызстана Саламатом Аламановым, который в отличие от других официальных лиц четко объяснил, что участвовавшие в инциденте граждане Кыргызстана фактически живут на узбекской территории.

Важность этого момента также подкрепляется тем фактом, что Аламанова пригласили для разъяснения инцидента в парламент Кыргызстана, который готовил резкое заявление, выражающее протест по поводу действий узбекских правоохранительных органов. Замечания Аламанова утихомирили возникшие в связи с инцидентом страсти, и окончательный вариант данного заявления получился более выдержанным.

«Освещение проблем в приграничных районах и вопросы делимитации и демаркации границы требуют очень тонкого и дипломатического подхода, так как эти проблемы касаются не только Кыргызстана, но и его соседей, - сказала руководитель аналитического центра «Полис Азия» Эльмира Ногойбаева. - Поэтому именно сейчас освещение должно быть деликатным, но в то же время объективным и информативным».

В статье использован беспристрастный подход к освещению данного политического скандала. «Мне понравилось, что в статье отражено не только мнение Кыргызстана, но и мнение Узбекистана, а также мнение простых жителей», - заключила Ногойбаева.

Support our journalists