Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БУНТ В КЫРГЫЗСКОЙ КОЛОНИИ ВЫЗВАЛ ПОЛИТИЧЕСКУЮ БУРЮ

Убийство депутата при инспекции исправительной колонии привело к политическому кризису и подняло вопрос о связях власти с преступным миром.
By Leila Saralaeva

Бунт заключенных против условий содержания в одной из колоний Кыргызстана вызвал в стране новый всплеск протестной активности – в Бишкеке проходят митинги, а общественность обвиняет политиков в сговоре с организованной преступностью.


20 октября в колонии №31 в селе Молдовановка близ Бишкека при встрече с заключенными был убит депутат Тынычбек Акматбаев - председатель парламентского комитета по обороне, безопасности, правопорядку и информационной политике.


22 октября на центральной площади Бишкека собрались до 500 человек, требуя скорейшего расследования и наказания виновных в убийстве депутата Акматбаева. По словам собравшихся, многие их них являются родственниками, сторонниками или избирателями депутата из Иссыккульской области.


Как заявил возглавивший митинг брат убитого депутата Рыспек, убийство Акматбаева было подготовлено премьер-министром Феликсом Куловым, поэтому собравшиеся требовали его отставки.


Рыспек Акматбаев заявил: «Это убийство было заранее подготовлено. Брат не должен был ехать в эту колонию, его обманом заманили туда. И те люди, которые набросились на него, уже ждали его там».


Акматбаев считает Кулова прямым виновником и заказчиком убийства своего брата. Премьер-министр считает это обвинение абсурдом.


«Выдвигаются самые нелепые обвинения о моей причастности к убийству, - заявил Кулов на спешно созванной пресс-конференции. - В этой ситуации главное - разъяснить людям, которые вышли на площадь, что они не правы».


Кулов считает, что организаторы митинга преследуют цель вновь дестабилизировать обстановку в Кыргызстане.


«Кому-то хочется раскачать лодку, - сказал он. - Эти шаги носят антиправовой характер, кто-то хочет показать, что власти нет, но они глубоко ошибаются. Здесь - не просто гнев скорбящих родственников, это - глубоко продуманная акция».


К концу дня стало ясно – уходить митингующие не собираются. Поставили юрту. Прямо на площади в двух казанах начали готовить плов. Через некоторое время привезли 5 биотуалетов и целую машину минеральной воды.


К концу дня митингующие переместились на соседнюю площадь перед зданием парламента. Помолились за упокой души Тынычбека Акматбаева, а затем соблюдающие Рамазан приняли пищу.


В последнее время в кыргызских тюрьмах и колониях произошла целая серия бунтов. Мятежу в Молдовановке, где был убит Акматбаев, предшествовал бунт в колонии строгого режима №3 в Ново-Покровке, где содержатся особо опасные преступники и где Акматбаев также вел от имени властей переговоры с заключенными.


В Молдовановке в ходе переговоров с заключенными в результате ссоры, возникшей между Акматбаевым и местным «авторитетом», были убиты из огнестрельного оружия сам Акматбаев, а также эксперт парламента Таласбек Оморов и помощник Акматбаева Хамид Алыкулов.


Трое других лиц, сопровождавших депутата, получили ранения. Среди них - начальник Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) Икматулла Полотов, до сих пор находящийся в коме.


Заключенные поначалу отказывались выдать тела погибших и раненого начальника ГУИН, и только после приезда для переговоров премьер-министра Кулова выдали их представителям органов.


В настоящее время во всех исправительных учреждениях строгого режима введен особый режим и усилены меры караульной службы. Всего в Кыргызстане 26 колоний, из них 11 – колонии строгого режима.


Как сообщил IWPR пресс-секретарь ГУИН Сергей Сидоров, «личный состав колоний выведен за пределы территории колоний в целях собственной безопасности».


Контрибьюторы IWPR побывали в колонии №31, где было совершено убийство депутата.


Утром 21 октября - на следующий день после убийства - на территории колонии не было ни одного сотрудника ГУИН. Единственная трасса, ведущая в колонию, была перекрыта булыжниками, а на обочине несли службу вооруженные автоматами солдаты внутренних войск в камуфляже и бронежилетах.


Сотрудники колонии отвечать на вопросы журналистов категорически отказывались, ссылаясь на то, что право на комментарии имеет только руководство ГУИН. Лишь отойдя в сторону, один из них на условиях анонимности согласился на беседу.


«Мы хотим, чтобы в зоне был порядок, но сейчас условия диктуют заключенные, - сказал он. - Правительство не собирается принимать никаких мер. Мы боимся заходить на зону, так как заключенные вооружены, и никто не будет выплачивать нашим семьям материальную компенсацию, если нас убьют».


IWPR удалось побеседовать с заключенными на месте по телефону. Осужденный, которому контингент доверил вести переговоры, рассказал: «Мы не хотели устраивать бунт, хотели бастовать, не выходить из камер, чтобы привлечь внимание власти и президента к нашим проблемам. Мы надеялись, что Кулов, став премьер-министром, обратит на нас внимание. Но этого не произошло. Вместо этого к нам пришел депутат Акматбаев. Мы его не приглашали и не хотели с ним встречаться. Но все равно поговорили с ним, все было нормально».


Заключенный утверждает, что ссору спровоцировал телохранитель Акматбаева, который якобы «неожиданно достал пистолет и начал стрельбу». «Мы сначала разбежались, но потом набросились на них. Кого-то арматурой забили, кого-то расстреляли из их же оружия. Это все неправда, что у нас есть оружие, власти специально так говорят, чтобы начать с нами расправляться», - сказал заключенный колонии №31.


С одной стороны, бунт заключенных мог возникнуть стихийно, учитывая нечеловеческие условия содержания в колониях.


Событиям в Молдовановке предшествовал 18 октября бунт в колонии в Ново-Покровке (20 км от Бишкека), где около 2,5 тысяч заключенных вышли из повиновения, учинив до этого расправу над двумя заключенными, якобы сотрудничавшими с администрацией. Администрация была вынуждена вывести весь тюремный персонал за пределы колонии и нести охрану только по внешнему периметру.


Еще ранее - 1 сентября - произошел бунт в детской колонии в селе Вознесеновка (Чуйская обл., к востоку от Бишкека), где подростки требовали улучшения условий содержания и более гуманного отношения.


Заключенные Молдовановки также утверждают, что требовали исключительно улучшения условий их содержания.


«Это власти нас довели до такого состояния, заморили голодом, - заявил по телефону “представитель” заключенных. - Нас кормят баландой, размоченным в воде пшеном или водой с капустой. Хлеб мы не можем есть, потому что он всегда сырой, непропеченный. Мы все в этой колонии больны туберкулезом, но лечения нет никакого, люди мрут как мухи. Бывает, в день вывозят по два трупа».


Но некоторые сотрудники колонии считают, что причиной бунта стали не ужасные условия содержания, а ухудшение дисциплины, постепенно происходящее с момента перехода пенитенциарной системы от МВД в ведение Министерства юстиции в 2002 г.


Как сказал IWPR один сотрудник колонии: «Тюрьма есть тюрьма, и большинство осужденных не понимают нормального, человеческого отношения. Их надо держать в строжайшей дисциплине, которая была раньше. Вот до чего доходит, когда с ними церемонятся. Они попросту растерзали нашего начальника».


Чтобы хоть как-то улучшить положение дел в местах лишения свободы, премьер Кулов пообещал в ближайшее время выделить ГУИН 10 млн. сомов ($250 тыс.)


Тем временем некоторые наблюдатели полагают, что тюремные бунты являются продолжением нескончаемой волны протестов, захлестнувшей Кыргызстан с начала этого года.


«Ситуация в обществе напрямую отражается на ситуации в колониях», - сказал депутат Исхак Масалиев.


«Все это - результат положения дел на воле. Спецконтингент заразился “инстинктом толпы”, “вирусом протеста”», - вторит ему преcc-секретарь ГУИН Сидоров.


Ряд наблюдателей выдвигает версию о том, что убийство депутата не было исходом обычной ссоры, а стало результатом противостояния между Рыспеком Акматбаевым и Азизом Батукаевым, которые в республике известны как криминальные авторитеты. Последний в настоящее время находится в колонии, где и был убит Тынычбек Акматбаев - родной брат Рыспека.


Со своей стороны, сторонники Акматбаева говорят о неких связях Кулова – бывшего министра национальной безопасности и лидера оппозиции – с Батукаевым. В ходе своей пресс-конференции премьер отмел эти обвинения, заявив, что впервые встретился с Батукаевым, лишь когда отправился в колонию вести переговоры о выдаче тел убитых.


Конца взаимным обвинениям пока не видно, что бы за ними ни скрывалось.


Некоторые усматривают в происходящем вполне естественную ситуацию, в котором зачастую политическая верхушка и преступный мир успешно сосуществуют и даже сотрудничают.


«У нас происходит системный кризис пенитенциарной системы, - говорит руководитель правозащитного центра “Граждане против коррупции” Толекан Исмаилова. – Ведь не секрет, что во время мартовской революции были использованы и средства представителей криминального мира».


Депутат Тайырбек Сарпашев полагает, что после мартовских событий в зонах, как и на свободе, начался передел собственности и сфер влияния. «Этот процесс начался и в криминальном мире, так как они тоже имеют свои неписаные законы, свои сферы влияния», - сказал Сарпашев.


По мнению лидера Компартии Орозбека Дуйшеева, убийство депутата Акматбаева явилось следствием проникновения представителей организованной преступности в органы власти.


«Наши руководители прекрасно знают, что в некоторых вопросах криминальный мир и власть идут рука об руку, и это считается в порядке вещей. Поэтому мы и имеем то, что имеем. Так не должно быть», - сказал Дуйшеев.


Азиза Турдуева - корреспондент Радио «Азаттык» (кыргызская служба RFE/RL).


Лейла Саралаева – корреспондент IWPR.