Брошенные в Таджикистане жены в борьбе за выживание

По словам экспертов, правительство должно что-то предпринять, чтобы помочь семьям, брошенным трудовыми мигрантами.

Брошенные в Таджикистане жены в борьбе за выживание

По словам экспертов, правительство должно что-то предпринять, чтобы помочь семьям, брошенным трудовыми мигрантами.

Thursday, 28 November, 2013

Мохрухсор, 31-летняя мать двоих детей из южной Хатлонской области Таджикистана, говорит, что вся ее жизнь изменилась после того, как ее муж уехал на заработки за границу.

После двух счастливых лет замужества, когда она родила дочерей, ее муж, Алихон, уехал в Россию.

«Он уехал и уже четыре года не присылает денег ни мне, ни своим детям», - говорит Мохрухсор.

Мохрухсор с дочерьми были вынуждены выехать из дома, где они жили вместе с родственниками мужа, и вернуться в дом ее родителей, в кишлак Шакархон.

«Но сколько можно жить вместе с родителями и братьями? У них тоже свои проблемы», - говорит она.

Проучившись всего два года в школе, Мохрухсор не умеет ни читать, ни писать и не может найти работу. Короткий период работы на ферме закончился, когда она заболела.

«Иногда думаю все бросить и поехать на заработки в Россию, - говорит она IWPR. - Но нет денег на билет самолета, а здесь на Родине никогда не найдешь работы. Не знаю, как и где нам перезимовать».

Официальной статистики о том, сколько женщин находится в таком же положении, что и Мохрухсор, нет, но эксперты и официальные лица предупреждают, что их бедственное положение заслуживает внимания на самом высоком официальном уровне.

Многие годы экономика Таджикистана испытывает трудности, и сотни тысяч людей – в большинстве своем мужчины – ищут работу за границей, преимущественно в России. Для большинства - работа сезонная, и на зиму они возвращаются домой, но исследование, проведенное Международной организацией по миграции в 2010 году, обнаружило, что около трети из них в итоге обосновываются за границей.

Поскольку жены, в основном, живут в семьях мужей, у них мало возможностей для стабильной жизни в случае развода. В соответствии с таджикским законодательством, мужья обязаны содержать своих детей, в том числе и после расторжения брака, но это трудновыполнимо, если они находятся в другой стране и, особенно, если брак не был зарегистрирован.

Местные власти и НПО делают все возможное, чтобы помочь таким женщинам, но они говорят, что необходимо вмешательство правительства, в частности, чтобы обеспечить сотрудничество российских чиновников для возврата мужчин, находящихся за границей, которые не содержат свои семьи на родине.

По словам юристов, необходимо официальное соглашение с Москвой, чтобы принудительно взыскивать выплаты на содержание детей, вычитая их из заработной платы.

В начале года таджикский политик Саодат Амиршоева предложила законопроект, который создал бы базу данных эмигрантов, позволяя отслеживать выплаты на содержание.

«Сегодня в стране можно перечислить сотни фактов, когда мужчины уезжают в трудовую миграцию, допустим, в России и годами материально не поддерживают своих родных детей, свою семью, - сказала Амиршоева новостному агентству «Азия Плюс». - В результате чего, общество получает тысячи исковерканных судеб, необразованных детей, попрошаек, просто потенциальных преступников».

Правительство отклонило предлагаемый законопроект в сентябре.

Часто малообразованные брошенные жены из сельской местности мало знают о своих правах на собственность и по другим вопросам, не говоря уже о доступе к юридической консультации.

Далер Холикмуродов, председатель Восейского районного суда Хатлонской области, говорит, что только его судебный штат рассмотрел свыше 300 дел о брошенных женах гастарбайтеров за первые десять месяцев 2013 года.

«Некоторые там женились на других женщинах. Некоторые жалуются, что находясь там, в России, их мужья развелись с ними», - говорит он.

Саида Нурляаминова, заведующая отделом по делам женщин и семьи города Куляба на юге страны, говорит, что такие женщины часто не имеют паспортов и свидетельств о рождении своих детей.

Она отметила, что многие вступили в брак только по мусульманским обычаям, не регистрируя брак официально. В таких случаях законы о браке, расторжении брака и алиментах автоматически не имеют силы.

Лутфулло Расулов, адвокат Центра поддержки гражданского общества «Шахрванд», говорит, что его НПО удалось определить местонахождение некоторых мужей, провести медиацию и воссоединить некоторые семьи, или, наоборот, помочь женщинам пройти бракоразводный процесс.

«С помощью таджикских диаспор, которые действуют в РФ, нам удалось найти десять без вести пропавших трудовых мигрантов», - говорит он.

Хафизамох Сафарова, заведующая отделом по делам женщин и семьи Восейского района, говорит, что местная администрация делает все, что в ее силах, чтобы помочь, несмотря на ограниченность ресурсов. Работая в партнерстве с НПО «Шахрванд», ее отдел помог четырем семьям, а также 12 матерям-одиночкам, предоставив им питание и выплатив 1800 сомони (370 долларов США).

Однако Сафарова особо подчеркнула, что данный вопрос должно рассматривать центральное правительство для достижения реального прогресса.

«Ничего с этими мужчинами мы поделать не можем. Потому что нет никаких договоренностей с Российским правительством по этому поводу», - объяснила она.

Шахобиддин Мирзоахмедов, юрист Комитета по делам женщин и семьи при правительстве, отказался комментировать, был ли данный вопрос затронут напрямую с Москвой.

По его словам, его ведомство оказывает «юридическую и моральную поддержку и другую необходимую помощь», в том числе открыло информационные центры в тех частях Таджикистана, в которых существует высокий уровень эмиграции.

В тех случаях, когда местоположение мужа известно, Мирхоахмедов сказал, что комитет смог помочь женам подать заявление в российские суды о выплате алиментов на ребенка.

Сейчас такие женщины, как 30-летняя Саодат, которая живет в городе Фархор на юге Таджикистана, вряд ли могут изменить свою ситуацию.
Саодат не слышала о своем муже Сафарали с тех пор, как он уехал в Россию пять лет назад.

«Может быть, он там женился на какой-то русской женщине. Потому что там лучше, чем у нас в Таджикистане», - говорит она.

Билоли Шамс – контрибьютор IWPR на юге Таджикистана.

Support our journalists