Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БОРЬБА ЗА ПОХОРОНЫ МАСХАДОВА

Чеченцы единогласно призывают выдать тело мятежного президента семье
By

Отказ российских властей выдать тело бывшего президента Чечни Аслана Масхадова семье вызывает возмущение чеченцев, придерживающихся различных политических взглядов.


Семья Масхадова, члены которой в основном находятся фактически в ссылке за пределами республики, начинает кампанию, с целью добиться выдачи тела. Однако, российские власти не поддаются давлению, заявляя, что он был террористом, и место его захоронения разглашаться не будет.


«У меня есть полное право требовать», – заявил IWPR по телефону из Азербайджана сын бывшего лидера Анзор Масхадов. «Я поставлю этот вопрос, и доведу дело до конца, заставлю их выдать тело отца. У российских СМИ нет абсолютно никаких оснований называть его террористом. Весь мир знает об этом. Умные люди понимают это».


Молодой Масхадов, покинувший Чечню в 1999 г., говорит, что у него нет амбиций стать политическим преемником своего отца, он просто выполняет свои обязанности перед семьей. «Я обязан требовать выдачи его тела», – заявил он. «В моих заявлениях нет ничего политического. Я даже не говорю, что его тело должно быть возвращено потому, что он – президент. Он – глава нашей семьи».


Он также заявил, что хочет похоронить тело Масхадова в его родном селе Аллерой на востоке Чечни.


Российские власти оправдывают свой отказ в позволении надлежащим образом похоронить Масхадова поправками в статье 16 закона «О борьбе с терроризмом», где сказано, что «тела террористов для захоронения не выдаются и о месте их захоронения не сообщается».


Такие заявления были сделаны рядом российских официальных лиц, включая спикера российского парламента Бориса Грызлова, представителей Генеральной прокуратуры и военного командования.


Однако, многие известные чеченцы, придерживающиеся различных политических взглядов, говорят, что отказ выдать тело Масхадова оскорбляет их культуру и религию.


«Иначе как глумлением над телом убитого противника, назвать происходящее нельзя», –заявил имам одной из мечетей города Грозного Али-Хаджи. «Ни Коран, ни Библия, ни Евангелие, ни Тора не одобряют подобного. Если осквернение кладбищ во всем мире считается богохульством и преступлением, как назвать отказ выдать труп человека для захоронения? Это хуже чем вандализм».


Очень немногие чеченцы считают Масхадова террористом. Подавляющее большинство воспринимает его как военного командира и политика.


«Аслан Масхадов никоим образом не подпадает под определение «террорист», – считает сотрудник правозащитного центра «Мемориал» Усам Байсаев. «Он был избран президентом населением Чечни в 1997 году на открытых демократических выборах с участием международных наблюдателей. Его легитимность признавалась и Россией, и мировым сообществом. Он не имел никакого отношения к террористическим актам и всегда осуждал подобные явления. Если придерживаться презумпции невиновности, он не террорист».


Эту позицию поддерживают Российский комитет солдатских матерей и чеченские неправительственные организации. Совет чеченских неправительственных организаций, возглавляемый известной актрисой Зулейхан Багаловой, расценивает этот шаг как «плевок в лицо чеченскому народу».


Многие промосковские чеченские политики, тщательно взвешивая слова, также выступили за достойные похороны Масхадова, в их числе глава Госсовета Чечни Таус Джабраилов, депутат Госдумы России Ахмар Завгаев и советник президента России Асланбек Аслаханов,


Сын бывшего промосковского лидера Чечни Ахмада Кадырова, Рамзан, который, как многие подозревают, участвовал в операции по ликвидации Масхадова, сначала обещал, что тело будет выдано, однако затем федеральные власти взяли ситуацию под свой контроль.


Споры вокруг похорон Масхадова еще более запутали противоречивые мнения по поводу его гибели. Многие не склонны верить официальной версии, что он был убит во время боя 8 марта в бункере, в селе Толстой-Юрт, где он скрывался.


15 марта газета «Московский комсомолец» сообщила, что Рамзан Кадыров вел переговоры с мятежным лидером после ареста родственников Масхадова в начале этого года. В названии статьи указывается, что Кадыров перехитрил Масхадова, убил его, а убийство приписал федеральным силам, чтобы избежать кровной мести.


В беседе с IWPR, Анзор Масхадов отверг эту версию развития событий, однако подтвердил, что недавно его отец в самом деле получил требование Кадырова о выплате выкупа за освобождение своих родственников.


Аргументы сторонников теории заговора получили подкрепление 14 марта, когда в селе Толстой-Юрт, что недалеко от Грозного, российские солдаты взорвали дом, в котором, как они утверждали, скрывался Масхадов.


«Вчера утром военные взорвали дом Мусы Юсупова, в подвале которого, якобы, прятался Масхадов, заявив при этом, что там был заложен мощный фугас и было необходимо его уничтожить. Но почему они сделали это только через неделю после происшедшего?» – говорит 42-летний житель Толстой-Юрта Сулейман Батаев. «На мой взгляд, это явная попытка скрыть правду. Все знают, что Масхадова в Толстой-Юрте не убивали, а его «бункер» – всего лишь обыкновенный подвал, какие имеются практически в каждом чеченском доме».


Кампания родственников Масхадова начинает обретать международную поддержку. Патрик Робертсон, британский политолог, организовавший визит тогдашнего президента Чечни Масхадова в Лондон в 1998 г. и его ужин с бывшим премьер-министром Великобритании Баронессой Тэтчер, заявил IWPR, что намеревается поставить этот вопрос перед членами парламента.


«Я искренне верю, что российское правительство примет решение о возвращении тела Масхадова его семье», – сказал Робертсон. «Это самое малое уважение, которое возможно оказать бывшему главе правительства».


Умалт Дудаев – псевдоним чеченского журналиста, регулярно пишущего для IWPR в Чечне. Томас де Ваал, редактор IWPR по Кавказу, Лондон