Борьба с ранними браками в Таджикистане

Поправки в закон не изменят ситуацию с ранними браками в Таджикистане, считают активисты.

Борьба с ранними браками в Таджикистане

Поправки в закон не изменят ситуацию с ранними браками в Таджикистане, считают активисты.

Wednesday, 10 March, 2010
16 лет лишает девушек образования, создает угрозу их здоровью и делает их уязвимыми перед домашним насилием, говорят правозащитники и медики.



Правозащитники одобрили решение правительства о принятии поправки в Семейный кодекс, предусматривающей увеличение возраста вступления в брак с 17 до 18 лет. Предложение было отправлено на рассмотрение президенту страны Эмомали Рахмону Комитетом по делам женщин и семьи. Если президент поддержит эту инициативу, документ будет направлен в парламент.



Данное предложение стало результатом двухлетней кампании, инициированной неправительственными организациями и получившей поддержку ООН. По мнению НПО, такую поправку следовало принять уже давно.



Тем не менее, правозащитники считают, что новое законодательство само по себе не решит проблему. Потребуется механизм для усиления законов, направленных на сокращение числа ранних браков и повышение информированности женщин об их правах.



Предложенная поправка не изменит положение Гражданского кодекса, согласно которому местные органы власти «в особых случаях» могут разрешить регистрацию брака между гражданами, не достигшими разрешенного возраста. По словам активистов, данное исключение стало самым настоящим правилом.



По мнению директора Ассоциации женщин с университетским образованием Гульджахон Бобосадыковой, «именно эти “исключительные обстоятельства” используются для едва ли не массовой выдачи девушек замуж».



Согласно последним исследованиям уровня жизни населения, проведенным статистическими агентствами Таджикистана два года назад, около 9% девушек в возрасте от 15 до 19 лет были замужем.



Согласно данным, полученным в душанбинском Дворце бракосочетаний, за первое полугодие текущего года было зарегистрировано 9 пар, где девушкам в момент регистрации исполнилось только 16 лет, и еще 117 пар, где будущим женам было по 17 лет.



Директор столичного Дома бракосочетаний Барно Насимова говорит, что эти браки были зарегистрированы в соответствии с законом. «Эти девять пар были зарегистрированы по решению суда. Причинами [исключения из правил] стало либо то, что они полюбили друг друга и просят узаконить свои отношения, либо что она [невеста] – сирота, или указывали другие причины», - сказала Насимова.



И правозащитники, и врачи говорят, что ранние браки несут с собой массу проблем. Из-за ранней беременности здоровье молодых женщин подвергается нагрузкам, и, кроме этого, они лишены личностного развития и не имеют возможности получить образование. Также такие женщин могут стать жертвами домашнего насилия.



По словам директора Центра репродуктивного здоровья Гульджахон Тумановой, «выходя замуж в 16-17 лет, девушка еще психологически не готова к замужеству, к беременности, к материнству, хотя физически она и кажется развитой».



70% женщин в Таджикистане страдают от анемии, и большая часть случаев заболевания приходится на молодых женщин. Ранняя беременность также становится причиной выкидышей или недоразвитости ребенка, говорят медики.



По словам Тумановой, иногда 20-летние женщины уже являются матерями двоих или троих детей, не имея при этом ни образования, ни какого-либо жизненного опыта. Такие женщины не готовы к трудностям в воспитании детей.



Председатель общественного фонда «Панорама» Татьяна Бозрикова указывает, что девочки, рано вышедшие замуж, не получают достаточного образования.



«Если говорить о социальных последствиях таких браков, то в первую очередь это приводит к тому, что девочки бросают школу», - сказала Бозрикова.



По ее словам, это можно заметить по соотношению девочек и мальчиков в школе: «Если в начальной школе соотношение еще более или менее, то в 10-11 классах девочки составляют где-то 38%, а если взять по отдельным регионам, то там еще меньше».



Киматгул Алибердиева, первый заместитель Комитета по делам женщин и семьи, согласна с Бозриковой в том, что злоупотребление пунктом закона об «особых случаях» означает, что девушки не получают образования. «Получается так, что в 17 лет девушка еще сидит за партой, еще учится, но ее уже выдают замуж. Вот где кроется проблема», - говорит Алибердиева.



По словам Бобосадыковой, окончание школы – это важный первый шаг для повышения социального статуса девушки. «Чтобы вступить в новую жизнь, девушки должны иметь [образование, чтобы получить] какую-то свою экономическую основу», - сказала она.



Директор Центра гендерных исследований Марьям Давлатова говорит, что отсутствие образования является острой проблемой, так как иногда невесте может быть 15 лет. По ее мнению, эта категория девушек особенно уязвима перед домашним насилием. Некоторые из них едва ли умеют читать и писать.



«О каких правах она может знать? Для того чтобы что-то защищать, надо сначала знать, что это. Это вот как раз продукт для домашнего насилия», - говорит Давлатова.



20-летняя Фируза из города Курган-Тюбе, расположенного в 90 км от Душанбе, уже дважды была замужем; в первый раз родители заставили ее выйти замуж в возрасте 15 лет. Впервые она увидела своего мужа на свадьбе.



Ей очень трудно было привыкнуть к порядкам в новой семье. Свекровь раздражало то, что Фируза, воспитанная в другом регионе, обращалась к ней на «ты». Это расценивалось как признак неуважения.



Муж Фирузы, тем не менее, полюбил ее, однако под давлением матери оставил жену, когда та была на третьем месяце беременности.



Она сделала аборт по совету сестер, которые говорили ей, что без ребенка у нее будет больше шансов найти нового мужа. Фируза не смогла справиться с потрясением от потери ребенка и попала в больницу с нервным срывом.



Вскоре после возвращения в дом родителей Фируза вышла замуж за парня из своего села. Этот брак тоже долго не продлился, и Фируза развелась во второй раз в возрасте 19 лет. Муж бросил ее, не в силах терпеть насмешки друзей по поводу того, что он взял в жены разведенную женщину.



Не имея детей и разведясь во второй раз, Фируза получила второй нервный срыв, и теперь живет с родителями под наблюдением врачей.



Ранние браки традиционны для Таджикистана, однако в определенные периоды, включая и годы гражданской войны, 1992-1997, эта практика была еще больше распространена.



Во время войны был отмечен рост числа девушек, которых родители заставили выйти замуж из страха, что те могут стать жертвами насилия во время беспорядков. В таком случае на семью пала бы тень, а для самой девушки шансов вступить в брак было бы очень мало.



Во время войны Джумагуль была подростком. Ее родители были беженцами, приехавшими в Душанбе из Бохтарского района южной Хатлонской области. Они выбрали для дочери мужа и выдали ее замуж, когда ей было 16.



Мужу - которого Джумагуль по традиции впервые увидела на свадьбе - она не понравилась. Вначале они каждый день ссорились, а затем он начал бить ее. А родственникам мужа не нравилось то, что она из сельской местности. «Свекровь и сестра мужа тоже не давали мне житья. Постоянно упрекали, говоря “ты кишлачная, ничего не умеешь”», - рассказывает она.



От ее семьи поддержки было мало. «Родители все время уговаривали меня терпеть, мол, все образуется. Четыре года жила в этом аду», - говорит Джумагуль.



Когда Джумагуль развелась с мужем и вернулась в дом родителей, ее братья заявили, что она – обуза для семьи. Будущее девушки туманно. «Пока живы мои родители, они не могут мне ничего сделать, но когда родителей не станет, брат меня выгонит из дома», - говорит она.



«Иногда меня посещают мысли покончить жизнь самоубийством, и только сын меня удерживает», - сказала девушка.



Проблема ранних браков достигла критической точки, и девушки в возрасте 20-ти лет считаются старыми девами. В результате того, что родители заставляют дочерей выходить замуж пораньше, все больше девочек не оканчивают школу. Обычно дети оканчивают школу в 18 лет.



Ситуация ухудшилась из-за недостатка мужчин, вызванного тем, что многие парни трудоспособного возраста уезжают за границу в поисках работы. Около 1,5 миллиона трудовых мигрантов из Таджикистана трудятся сегодня в России и Казахстане.



«Сегодня дело доходит до абсурда. Двадцатилетние девушки во многих районах страны считаются переростками, и родители предпочитают отдавать дочь первому, кто придет в дом свататься, чем оставлять их “старыми девами”», - говорит Алибердиева.



Житель села Садриддиншон, Восейского района на юге Таджикистана, назвавшийся Саади, подтвердил IWPR, что девушка считается старой девой, если не вышла замуж в течение двух лет после окончания школы.



«В этом году отдают замуж девочек 1990-1991 годов рождения. В селе очень много старых дев, и еще больше женщин, уже разведенных. Мужчин нет, они все в России женятся», - сказал он.



Правозащитники указывают на то, что статистика отражает только официально зарегистрированные браки. Это искажает реальную картину, потому что некоторые девушки выходят замуж по религиозным обрядам.



Большая часть населения республики – мусульмане-сунниты, и для них считается традиционным вступление в брак через процедуру под названием «никох», проводимую в присутствии мулло.



Два года назад власти в стремлении решить проблему приняли закон, запрещающий духовным лицам проводить церемонию бракосочетания без свидетельства гражданской регистрации.



Хотя принятие закона сыграло свою позитивную роль в сокращении числа незарегистрированных браков, для обеспечения его выполнения нужно сделать больше, говорят активисты.



Давлатова указывает на отсутствие механизмов для оповещения правоохранительных органов о случаях нарушения этого закона. Сообщать об этом не должны сами девушки, следует найти более действенное решение, говорит она.



Ранние браки, по словам Насимовой, являются одной из причин растущего числа разводов в стране по причине того, что многие пары слишком незрелы для брака. «Только по нашему Дому бракосочетания за первое полугодие 2009 года был зарегистрирован 441 расторгнутый брак. За аналогичный период прошлого года эта цифра составила 420 разводов», - сказала она.



Активисты и эксперты сходятся во мнении, что проблему ранних браков можно решить, но начать борьбу нужно со всех сторон. Эффективное законодательство, кампании по информированию молодых женщин об их правах, а также возможность окончить школу – вот что, по мнению участников кампании, позволит улучшить жизнь девушек.



По мнению Бозриковой, «нужно в комплексе вести работу со стереотипами, с женщинами, мужчинами, родителями».



Бобосадыкова считает, что необходимо четко обозначить исключительные случаи в законе о ранних браках для предотвращения злоупотребления этой оговоркой и неверной ее трактовки.



Исполнительный директор Лиги женщин-юристов Таджикистана Зебо Шарифова убеждена, что без повышения уровня правового образования женщин проблема не решится. Это особенно важно для сельской местности: «Ранние браки мы часто встречаем в отдаленных регионах. В отдаленных районах мало женщин и вообще людей, информированных о своих правах», - говорит она.



«Они не знают, что такое семейное законодательство, что такое гражданские правоотношения, и поэтому отдают своих дочек молодым людям, у которых уже имеются жены», - добавила Шарифова.



Бозрикова говорит, что многое зависит от качества соблюдения законов. Редки случаи, когда граждане, виновные в принуждении к браку или воспрепятствовании получению образования несовершеннолетними, привлекаются к ответственности.



По ее мнению, увеличение возраста для вступления в брак не поможет прекратить практику ранних браков. Помимо введения поправки следует бороться со стереотипами и бедностью в стране. Однако, создав эффективную правовую основу, власти смогут контролировать ситуацию, считает она.



Support our journalists