Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БОРЬБА С НЕОФИЦИАЛЬНЫМИ ТАДЖИКСКИМИ МЕЧЕТЯМИ: ДРУГАЯ СТОРОНА МЕДАЛИ

Власти Душанбе пытаются остановить проповедование радикального ислама, однако настойчивые действия, направленные против мечетей, могут вызвать ярость широкого круга избирателей-мусульман.
By IWPR Central Asia
Борьба с неофициальными мечетями в столице Таджикистана ведется с целью искоренения экстремистских проповедников, однако критики предупреждают, что эта неуклюжая тактика может привести к возмущению умеренно настроенных мусульман.

Как и в других городах этой преимущественно мусульманской страны, в Душанбе в последние годы наблюдается рост строительства мечетей. Мечети появились по всей стране; часто они возводятся на пожертвования или возникают в центрах местных общин.

Такие исламские институты, как мечети, медресе и религиозные школы, формально подпадают под официальный «директорат» с тесной связью с государством. Власти Таджикистана пристально следят за мусульманскими группами, которые выбиваются из этой системы; например, были произведены аресты многих членов партии «Хизб ут-Тахрир» - объявленной вне закона группировки с экстремистскими взглядами. В то же время Таджикистан является единственной страной в Центральной Азии, имеющей узаконенную исламскую политическую партию с большим количеством членов – Исламскую партию возрождения (ИПВ).

Два года назад душанбинские городские власти, обеспокоенные тем, что несанкционированные молитвенные дома могут использоваться для проповедования радикальных идей, приняли решение внимательно наблюдать за ситуацией. Специально созданная комиссия провела проверки в мечетях города как на предмет их юридического статуса, так и для того, чтобы выяснить, отвечают ли здания требованиям застройки и здравоохранения.

Когда в конце 2006 года эта работа была закончена, в дело вступила городская прокуратура. Через три месяца сотрудники отдела рекомендовали закрыть 13 мечетей, а другие 28 оставить открытыми до тех пор, пока они официально не зарегистрируют свою деятельность. Они также выявили, что 29 мечетей из считающихся неофициальными, должны быть реклассифицированы как легальные.

Сотрудник душанбинской городской прокуратуры сказал IWPR, что нужно было убедиться в том, что все подчиняются закону.

«Все мы мусульмане и выполняем каноны ислама, но в то же время мы должны соблюдать закон. Деятельность любой организации должна осуществляться в рамках законодательства», - заявил служащий прокуратуры, пожелавший остаться неизвестным.

Один из имамов в Душанбе рассказал IWPR, что многие мечети остаются незарегистрированными из-за того, что бюрократизм в процессе регистрации доводит до отчаяния.

«Иногда мечети не регистрируют или тянут время с легализацией их деятельности, - объяснил имам. - Поэтому нам проще работать нелегально».

Саид Ахмедов, бывший советник главы государства Эмомали Рахмонова по вопросам религии, ныне проректор по учебной части Института предпринимательства и сервиса Таджикистана, одобряет действия власти в отношении борьбы с незарегистрированными мечетями на том основании, что они могут использоваться для проповедования экстремистских идей.

По мнению Ахмедова, существует опасность, что более радикальные формы веры исламских суннитов – основного вероисповедания в Таджикистане – заносятся духовными лицами из-за границы.

«Если не будет контроля, то не исключается вероятность влияния и проповедования других течений. Некоторые имамы учились за границей, в том числе в Саудовской Аравии, где поддавались влиянию учений ваххабитского толка, которые чужды Таджикистану. Это создает определенную опасность», - сказал он.

«Религиозные деятели наряду с государством сами должны контролировать, чтобы не проповедовалась суть этих течений в мечетях и медресе», - добавил Ахмедов.

В заключение Ахмедов отметил, что в то время как те люди, которые обращаются в сторону экстремистского ислама, «не знают ислама и имеют низкий уровень образованности», правительство должно позаботиться о том, чтобы контроль над религиозными организациями проводился в рамках законодательства, «дабы не допустить ущемления прав верующих граждан».

Однако критики борьбы с мечетями заявляют, что это часть длительной и жесткой правительственной кампании по контролю проповедования ислама, и таким образом существует риск отвратить благочестивых мусульман и сделать их более восприимчивыми к экстремистским взглядам.

Депутат национального парламента, глава ПИВТ Мухиддин Кабири обвинил правительство в попытке представить ислам чудовищем, потому что его [правительства] собственные социальная и экономическая политики провалились.

«Когда власти чувствуют, что у них заканчивается кредит доверия у населения, они приходят к апробированному методу - искать источники зла, - говорит он. - Этим источником зла в последнее время выступает религия».

На общественное мнение в Таджикистане до сих пор оказывает влияние отпечаток гражданской войны 1992-1997 годов, когда ПИВТ возглавила вооруженное восстание против правительства, которое все еще в значительной степени имеет власть в стране. Тот конфликт, закончившийся мирным соглашением, которое дало ПИВТ официальный статус и административные посты, был широко представлен (хотя это и не совсем точно), как война между исламскими партизанами и светским правительством.

Кабири не согласен с тем, что отношение некоторых высших чиновниках до сих пор зависит от этой точки зрения.

«Если даже население уже изменило свой подход и взгляды к религии, религиозным организациям в лучшую сторону и не видит в лице этих организаций угрозу стабильности, то некоторые круги преднамеренно опять хотят поднять такое настроение или создать впечатление, что именно религиозные организации не соблюдают законность и всевозможные стандарты», - заявил он.

Он признал, что некоторые мечети не удовлетворяют требованиям архитектуры и прочим требованиям законодательства, однако, по его словам, это было простое игнорирование законодательства.

Точку зрения Кабири подкрепил другой высший член ПИВТ, Хикматулло Сайфуллозода, который заявил: «В звеньях власти есть люди, для которых ислам и религия в целом являются врагами».

Власти утверждают, что они просто действуют в защиту законодательства. Но этот аргумент не оправдывает действия властей, когда те приняли решение отправить сотрудников милиции в середине марта в душанбинские мечети для того, чтобы они хватали детей, которые должны были быть в школе.

Один из таких рейдов, проведенных 16 марта в главной мечети Душанбе, закончился потасовками. Разъяренные верующие попытались остановить сотрудников милиции, уводящих детей, пришедших на пятничную молитву. Свидетели говорят, что столкновение стало перерастать в серьезный конфликт, когда милиция вызвала подкрепление, и толпа увеличилась до 1000 человек, чтобы ей противостоять. В сложившейся неразберихе детям удалось сбежать, и толпа превратилась в импровизированный митинг.

Главный прокурор города Душанбе Курбоналы Мухаббатов утверждает, что сотрудники правоохранительных органов действовали в соответствии с буквой закона.

«Из действующего законодательства религиозных государств следует, что дети моложе 18 лет не должны посещать мечеть для пятничной молитвы. В это время они должны быть в школе», - заявил он.

Однако, по мнению Сайфуллозода, инциденты такого рода оставляют плохое впечатление у правоверных мусульман, и предостерег, что это в свою очередь может быть использовано экстремистскими группировками вроде «Хизб ут-Тахрир», которой нужны новые члены.

«Определенным группам людей выгодно, чтобы власть шла против религии. Они могут использовать недовольство людей в своих личных интересах», - сказал он в заключение.

Нафиса Писареджева, корреспондент IWPR в Таджикистане.