Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Бомбардировками талибов не проймешь

Ракетно-бомбовых ударов США и их союзников явно недостаточно, чтобы сокрушить «Талибан».
By IWPR Central Asia

США и их союзники в недоумении: ракетно-бомбовые удары не производят никакого впечатления на талибов. Руководство движения не подает признаков раскола. Массового перехода талибов на сторону Северного альянса тоже не наблюдается. В Вашингтоне и Лондоне разочарованы: надежды на скорый результат не оправдались.


В прошлое воскресенье Министр иностранных дел Великобритании Джек Стро заявил, что военная кампания в Афганистане может затянуться на «неопределенное время». «Мы с самого начала ясно дали понять… что идем в Афганистан надолго», - сказал Стро, выступая в программе БиБиСи «Завтрак с Фростом». На прошлой неделе высокопоставленный чиновник в Комитете начальников штабов ВС США, контр-адмирал Джон Стафлбим, выразил удивление по поводу того, «как упорно они [талибы] цепляются за власть».


Разочарование в стане союзников по антитеррористической коалиции является следствием изначально неверной оценки военной силы и природы движения «Талибан». Неверно было полагать, что «Талибан» - всего лишь одна из вооруженных групп, действующих на территории Афганистана. Глупо было ожидать, что они прекратят сопротивление, как только лишатся поддержки своих иностранных союзников.


Мотивы, социальные корни и зарубежные связи талибов гораздо глубже и шире, чем у любой другой афганской группировки.


Северный альянс по существу возник в годы Холодной войны, когда Афганистан боролся против советский оккупации. Его миссия давно выполнена, и его солдатам не за что сражаться.


У талибов совершенно иные цели. «Талибан» - это организация радикальных исламских консерваторов, считающих, что все исламские государства должны жить по законам Шариата.


Ядро движения составляют активисты – религиозные деятели и студенты исламских школ – которые сознательно борются за свое «правое» дело. Для них отдать жизнь за свои убеждения – высшее благо и вознаграждение. Большинство религиозных деятелей Афганистана – даже тех, которые далеки от политики - разделяют стремление талибов утвердить господство «чистого» ислама в стране.


Общее дело и общая вера сплотили талибов. По своей собственной воле они соблюдают строжайшую дисциплину, беспрекословно выполняя все приказы и «фатвы» (указы) своих лидеров. Невыполнение приравнивается к религиозному отступничеству.


Принято считать талибов детищем Пакистана, однако круг их международных связей гораздо шире.


Пользуясь широкой поддержкой влиятельных религиозных и фундаменталистских сил Пакистана, талибы в то же время установили тесные связи с аналогичными движениями во многих других странах, в том числе в Китае и Чечне. Сблизившись с «Аль-каэдой», талибы подняли свой престиж среди радикальных исламских движений во всем мире, в частности, в арабских странах.


Будучи пуштунами по национальности, талибы пользуются поддержкой пуштунского населения по обеим сторонами афгано-пакистанской границы.


Даже если афганские пуштуны и не вполне разделяют идеологию талибов, они видят в них гаранта от возврата к власти Северного альянса, состоящего из враждебных пуштунам афганских этнических меньшинств.


Пользуясь мощной поддержкой дружественных национальных и религиозных сил внутри страны и за ее пределами и опираясь на прочную религиозно-идеологическую базу, движение «Талибан» представляет собой серьезного противника. Ко всему прочему, у талибов нет недостатка в вооружениях и живой силе. По признанию Стаффлбима, талибы действуют «в обстановке, в которой чувствуют себя как рыба в воде». Именно поэтому бомбежками талибов не сломить.


Сами союзники признают, что молниеносной победы достичь не удастся. В то же время долгосрочная военная кампания приведет к росту числа жертв среди мирного населения. Разгневанное афганское население встанет на сторону талибов, и даже если правящий кабульский режим будет в конце концов сметен, значительная часть населения останется за талибами, что может впоследствии поставить процесс мирного урегулирования под угрозу срыва.


С талибами следует воевать на всех фронтах – идеологическом, политическом и пропагандистском, а не только на поле битвы. Простые афганцы, пострадавшие от талибского режима, могли бы оказать большую помощь, если бы объединились и заставили себя услышать.


Весь мир объединила революция в средствах связи и массовой информации, а афганцы продолжают жить в трагической изоляции. За два десятилетия войны были сожжены все мосты, связывавшие их с остальным миром и между собой. Политические и этнические движения не имеют возможности общаться друг с другом. Целые провинции питаются лишь слухами о том, что происходит в мире и в стране.


Возможность услышать друг друга, поспорить и, быть может, преодолеть свои разногласия могла бы дать афганцам радиостанция, но ее нет, а без нее решить существующие проблемы будет невозможно.


Было бы большим заблуждением свести процесс послевоенного устройства Афганистана к тайным сделкам между иностранными державами или непопулярными вооруженными группировками. Вся история Афганистана свидетельствует о том, что никакое решение, навязанное извне, не будет принято народом. В конечном счете, только афганцам, и никому другому, под силу положить конец эпохе правления талибов.


Мохаммед Кабул являлся издателем и редактором кабульской газеты «Наваи-Собх» (Утренний голос) в 1990-1991 гг., пока газета не была закрыта по приказу бывшего президента Мохаммеда Наджибуллы.