Большие проблемы тюремной системы Кыргызстана

Громкий побег девяти заключенных из тюрьмы недалеко от столицы обнажил ряд вопросов о работе силовых структур.

Большие проблемы тюремной системы Кыргызстана

Громкий побег девяти заключенных из тюрьмы недалеко от столицы обнажил ряд вопросов о работе силовых структур.

Monday, 2 November, 2015

Правозащитники требуют провести тщательное расследование драматической истории побега исламских радикалов из тюрьмы, которая закончилась смертью и ранениями некоторых сбежавших заключенных.

Из СИЗО-50 в селе Нижний Нооруз, который находится в часе езды от столицы Бишкека, 12 октября девять заключенных устроили побег. В ходе их побега трое охранников тюрьмы были убиты на месте, другой через несколько дней скончался от полученных ранений.

В течение десяти дней все сбежавшие были либо пойманы, либо убиты.

Данияр Кадыралиев был застрелен насмерть 16 октября в пригороде Бишкека, Азамат Мусуралиев выслежен и тоже умер от пули на пастбище в Чуйской области. Последний беглец Алтынбек Итибаев был убит 22 октября во время спецоперации правоохранительных органов в одном из многоквартирных домов в микрорайоне «Достук» на западной окраине столицы.

Первые пять осужденных – Таалайбек Джуманов, Муратбек Джумалиев, Музаффар Уринов, Бакыт Кенжегулов и Болот Курбанахунов – были пойманы сразу же в день побега на объездной трассе недалеко от места лишения свободы.

Шестой же беглец, Эдиль Абдрахманов, был ранен в ногу и захвачен живым во время рейда в Чуйской области 22 октября. Позже правоохранительные органы распространили видео его задержания, где он был тяжело ранен и проходил первичный допрос на месте сотрудниками органов правопорядка. На видео также был виден флаг террористической организации «Исламское государство», который бурно обсуждался среди общественности и вызвал массу споров о принадлежности флага задержанному, и игрушечный пистолет.

Трое из шести задержанных, Джуманов, Джумалиев и Кенджегулов, умерли в больнице изолятора временного содержания 20 и 21 октября. Представители Министерства внутренних дел сообщили, что причинами смерти Джумалиева стали кровоизлияние в мозг и остановка сердца, а остальные двоя умерли на следующий день от сердечного приступа/

Из девяти сбежавших только трое находятся на руках у правоохранительных органов – Абдархманов, Уринов и Курбанахунов.

Родственники и правозащитники обеспокоены и задаются вопросом, почему эти три мужчины после задержания умерли один за другим. Но сотрудники органов правопорядка пока хранят молчание о возможном расследовании этих случаев.

«То, что задержанные умерли в СИЗО говорит о том, что их били. Все об этом говорят, потому что когда их поймали, они же были здоровые», - сказала IWPR правозащитница Токтайым Уметалиева.

Уметалиева также думает, что правоохранительные органы применили чрезмерную силу, стреляя на поражение при поимке сбежавших заключенных.

«Зачем в него надо было стрелять? Почему не могли просто так поймать или хотя бы немного ранить, но поймать живым? – задается вопросами Уметалиева. – Если бы поймали живыми, то у нас была бы возможность получить больше информации: кто, что, как, кто стоит за всем этим и так далее. Вот сейчас Абдрахманов живой, но раненый; дайте ему выжить, давайте мы прольем свет на эту темную историю».

СВЯЗИ С ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМИ ГРУППАМИ

Власти Кыргызстана обеспокоены угрозами исламского экстремизма в стране. По данным спецслужб, около 200 граждан Кыргызстана выехали на территорию Сирии и северного Ирака, контролируемая на данный момент террористической организацией, называющей себя «Исламским государством» (ИГ). Но реальное число оказавшихся там кыргызстанцев может быть выше. (Читать: Кыргызстан: возвращение из Сирии)

Семеро из девяти сбежавших были пожизненно осуждены за терроризм и убийство; остальные же двое Мусуралиев и Итибаев ждали своего приговора за преступления, связанные также с терроризмом.

Правоохранительные органы утверждают, что все они являлись членами запрещенной радикальной исламистской организации «Джайшуль Махди». Власти Кыргызстана обвиняют членов группы в организации серии атак в Бишкеке – на синагогу в сентябре 2010 года и на Дворец спорта в ноябре того же года. После перестрелки с бойцами спецслужб в январе 2011 года, больше десятка их членов, включая лидеров, были либо убиты, либо пойманы.

Сообщается, что один из содержащихся в тюрьме – Итибаев – участвовал в перестрелке исламистов с силовыми отрядами правительства в центре Бишкека этим летом в июле, в результате которой шесть боевиков были убиты. (Читать: Исламское государство планировало в Кыргызстане теракты?)

Итибаев уже был пожизненно осужден в 2013 году за убийство депутата Санжарбека Кадыралиева в 2009 году. После вынесения приговора он почему-то был отправлен в колонию-поселения, где люди отсиживают свои сроки за мелкие преступления и не находятся под пристальной охраной, и впоследствии вышел на свободу по амнистии до повторного ареста после перестрелки в июле 2015.

После побега из тюрьмы он нашел убежище в квартире, которая, как сообщается, принадлежала Канату Салиеву – боевику, убитый в боях в Сирии.

Алтынбек Итибаев был убит после четырехчасовой перестрелки с правоохранительными органами 22 октября. Во время осады дома, где находился сбежавший, по ошибке бойцов спецназа были убиты двое мирных граждан – 79-летняя женщина и 56-летний мужчина, которые жили в соседней квартире.

Правоохранительные органы сообщили, что они сейчас выясняют, как Итибаев завладел оружием после побега, и задержали двух его предполагаемых сообщников.

ВОПРОСЫ О СИСТЕМЕ И БЕЗОПАСНОСТИ

Обстоятельства побега также вызывают много вопросов.

СИЗО, в котором содержались осужденные, считается одним из наиболее охраняемых объектов пенитенциарной системы, и был специально построен для преступников, осужденный за серьезные преступления или на пожизненное заключение.

По словам Саламата Абдиева, официального представителя Государственной службы исполнения наказаний (ГСИН), беглецы каким-то образом убедили охранники тюрьмы открыть дверь, затем убили его, взяли ключи и открыли двери камер своих сообщников. Все девять перешли из тюремной части в административную, разбили окно и сбежали.

Во время пресс-конференции Абдиев также рассказал, что к 12 октября камеры видеонаблюдения уже не работали две недели, и во время их побега также отключилось электричество на полчаса, резервный генератор почему-то не сработал.

Толекан Исмаилова, руководитель правозащитного движения «Бир дуйно - Кыргызстан», утверждает, что промежуток нерабочего состояния был намного дольше заявленного. Она рассказала IWPR, что независимое расследование в СИЗО-50 выявило, что камеры видеонаблюдения не работали около четырех месяцев.

«Сотрудники колонии про это писали начальству, техники даже приходили и проводили инструктаж как отремонтировать, - говорит Исмаилова. - Правительство об этом прекрасно знало, но почему-то не било тревогу. Если говорить об охране тюрьмы и вышке для часовых, это вообще несерьезно, это птичники, потому что оттуда ничего не видно. И вообще, система охраны выстроена так, что никаким стандартам для защиты охраны и безопасности тюрьмы она не отвечает».    

Токтайым Уметалиева не верит, что осужденные могли самостоятельно совершить побег.

«Должны быть очень сильные и влиятельные люди, чтобы такой побег можно было организовать, - сказала Уметалиева IWPR. –  Генеральная прокуратура, спецслужбы должны взять дело у МВД, и провести независимое расследование, так как МВД само допустило ряд нарушений во время операции по поимке».

«Состояние тюрем не меняется десятилетиями. Реформ там нет, все как было, так и есть», - продолжает она, добавляя, что в тюрьмах есть свои «писаные и неписанные правила», сотрудники плохо обучены и малооплачиваемы, и нет никакого независимого внешнего контроля за этой системой. «Проблемы в этой сфере игнорируются».

Пресс-секретарь ГСИН Александр Никсдорф сказал IWPR, что они уже давно думали отдельно содержать пожизненно заключенных от остальных осужденных.

«Такое понимание у нас давно есть, но все это упиралось в финансы, в бюджете на строительство дополнительных тюрем не было. Но сейчас нам обещают, что средства будут выделены», - говорит Никсдорф.

Никсдорф рассказывает, что так как в особо охраняемой тюрьме СИЗО-50 осужденные ничем не заняты и для них нет специальных программ, как для наркоманов и алкоголиков, они становятся уязвимыми для исламских радикалов, которые используют это свободное время для убеждения своей идеологии.

Вице-премьер-министр Абдрахман Маматалиев, комментируя произошедшее, 20 октября заявил, что до конца ноября все пожизненно осужденные заключенные будут переселены в новую тюрьму, находящаяся недалеко от Бишкека и рядом с международным аэропортом «Манас». Также Маматалиев добавил, что правительство подумывает о выделении дополнительных средств для отдельного содержания исламских радикалов от других осужденных. 

Тимур Токтоналиев – редактор IWPR в Кыргызстане. Журналисты, прошедшие тренинги IWPR, также приняли участие в подготовке статьи. 

Kyrgyzstan
Police, Conflict
Support our journalists