Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БОЛЬШИЕ ПЕРЕМЕНЫ В ПЕРЕГОВОРНОМ ПРОЦЕССЕ ПО АБХАЗИИ

В процессе грузино-абхазского урегулирования появились новые планы и сменились все ведущие фигуры.
By
-абхазского урегулирования покинули сразу два лидера, оставив после себя вакуум за столом переговоров, переживающих сегодня переломный период.



Главные международные переговорщики на процессе - специальный представитель Генерального секретаря ООН в Грузии Хайди Тальявини и специальный представитель президента Грузии Ираклий Аласания - получили новые назначения.



Их уход совпал с важным событием – после пятилетнего перерыва возобновились встречи Координационного совета, действующего при поддержке ООН. Сегодня стороны обсуждают несколько новых идей: создание гражданской полиции ООН для обеспечения безопасности населения в зоне конфликта, открытие железнодорожного пути через Абхазию, совместные экономические проекты.



В мае этого года впервые с тех пор, как в 1993 году закончилась вооруженная фаза конфликта, унеся жизни 15 тысяч человек и сделав беженцами более 200 тысяч грузин, стороны обменялись официальными планами урегулирования.



Преемник на посту спецпредставителя Генсека ООН в Грузии пока не определен, и эти обязанности будет временно исполнять заместитель Тальявини, болгарский дипломат Иво Петров.



Одновременно завершается мандат еще одного высокопоставленного чиновника МООНГ – политического советника Мариана Сташевского, который проработал в Абхазии беспрерывно 13 и теперь уходит на пенсию.



32-летний Ираклий Аласания, бывший специальным представителем президента Грузии в вопросе урегулирования конфликтов в течение двух лет, едет в Женеву представителем Грузии в ООН. Он возглавил с грузинской стороны процесс урегулирования в 2004 году, когда грузино-абхазские отношения вступили в фазу очередного обострения, однако он сумел наладить контакт с теми, кто находился по другую сторону стола переговоров.



Грузинский политолог Паата Закареишвили, разделяя процесс урегулирования на две составные части – международная помощь и прямые контакты сторон, считает, что в результате нынешней смены лидеров переговорного процесса «не меняется международная составляющая, которая и так была сильна, и ослабляется вторая часть, которая и так была слаба».



«С уходом Тальявини ушла не политика, а только человек, - сказал IWPR Закареишвили. – А вот с уходом Аласания можно говорить о потере. Ведь впервые грузинский политик начал понимать опасения абхазской стороны и рассматривать их. И это оценили в Абхазии».



«Уход Аласания выглядит политическим решением - кому-то в руководстве Грузии не нравятся прямые контакты с абхазами».



Абхазский политолог Спартак Жидков связывает уход главного переговорщика ООН с «переосмыслением [Организацией объединенных наций] происходящих у нас процессов». «Возможно, новая фигура, которая будет представлять у нас международное сообщество, будет соответствовать этим новым представлениям», - сказал он.



Завершившая мандат к 1 июля специальный представитель Генерального секретаря ООН в Грузии Хайди Тальявини отвечала за процесс урегулирования грузино-абхазского конфликта в течение четырех лет. На пресс-конференции в Сухуме 23 июня она заявила, что добилась максимально возможных результатов в своей деятельности по урегулированию грузино-абхазского конфликта.



«Я хочу заверить вас, что сделала максимум возможного. Максимум того, что я могла, учитывая все объективные нюансы», - сказала Тальявини.



Своей главной заслугой Тальявини считает создание основных условий безопасности в зоне конфликта. Напомнив об очень серьезных проблемах с безопасностью населения в Гальском районе в 2001 году, Тальявини сказала, что по ее мнению, к настоящему времени "ситуация [в районе] серьезно улучшилась за последние годы. И я связываю эти положительные изменения в том числе и с работой миссии ООН".



Все стороны единодушны во мнении, что ситуация в Гальском районе Абхазии, население которого является преимущественно грузинским, действительно улучшилась, и вооруженные нападения и взрывы, вселявшие страх в местных жителей, остались в прошлом. Теперь главная проблема – преступность.



Однако страсти вокруг Гала (грузинское название района звучит как Гали) не утихают. Дело в том, что абхазская сторона пока отказывается принять предложения о введении в район гражданской полиции и учреждения там офиса ООН по правам человека. Абхазские оппозиционные политики отвергают обе идеи, считая их частью планов по постепенному возвращению Абхазии в состав Грузии.



Однако министр иностранных дел непризнанного государства Сергей Шамба заявил, что в принципе поддерживает этот подход к решению проблем безопасности.



«У нас есть очень существенный компонент военных наблюдателей ООН, и от того, что к этим наблюдателям прибавится еще небольшое количество гражданских полицейских, имеющих приблизительно те же функции, ничего не изменится, - сказал он IWPR. - Если мы не пойдем на этот шаг, то отношение к нам со стороны международного сообщества будет еще более негативным. Все то же самое я хочу сказать и об Офисе по правам человека в Гальском районе».



В то же самое время он выразил опасения, что «неадекватная позиция, которая есть у грузинского руководства в отношении реалистичного хода переговорного процесса, заставит нас отказаться и от идеи введения в Гальский район компонента гражданской полиции ООН, и от открытия там офиса по правам человека».



Актуальность этого вопроса несколько снизилась лишь в последний месяц в связи с появлением на столе переговоров сразу двух, сухумского и тбилисского, официальных планов урегулирования, разработанных сторонами впервые за всю историю конфликта.



Последние четыре года абхазская сторона неоднократно заявляла, что не примет участия в переговорах, на которых за отправную точку будет браться план урегулирования, разработанный предшественником Тальявини, первым спецпредставителем Генсека ООН в Грузии Дитером Боденом.



«План Бодена» предусматривавший предоставление Абхазии широких прав автономии в рамках единого федеративного государства Грузия, приняла грузинская сторона. Однако Сухум в категоричной форме отказался даже принимать его к рассмотрению, заявив, что независимость Абхазии была поддержана волей народа на референдуме 1999 года.



Вплоть до последнего времени международное сообщество активно настаивало на таком формате урегулирования конфликта. Теперь переговорный процесс начат с белого листа, что подтвердила Хайди Тальявини. «Мы, видимо, не сможем продолжать урегулирование конфликта в контексте Плана Бодена», - сказала она журналистам.



Покидая грузино-абхазское поле, Тальявини сказала о необходимости «личной дружбы» для того, чтобы что-нибудь тут суметь решить. «Необходимо налаживать доверительные отношения между конкретными людьми, участвующими в переговорах. Тогда будут результаты», - заявила Тальявини. И добавила, что Дитер Боден, узнав об окончании ее мандата, заметил: «Ты не сможешь забыть Кавказ».



Антон Кривенюк, корреспондент газеты «Панорама», выходящей при поддержке IWPR.