Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

БОЛЬШАЯ ИГРА ВОКРУГ КАЗАХСТАНСКОЙ НЕФТИ

Тегеран и Вашингтон выясняют, чье влияние сильнее в вопросе транспортировки казахстанской нефти.
By IWPR Central Asia

Вполне вероятно, что перетягивание каната между США и Ираном в вопросе о транспортировке казахстанской нефти, примет новые формы в следующем месяце на встрече в Тегеране, где будет обсуждаться повестка дня Ашгабатского саммита, который будет посвящен дискуссии о правовом статусе Каспия.


Именно для решения этого вопроса в феврале 2001 года намечена встреча заместителей министров иностранных дел пяти прикаспийских государств: России, Ирана, Казахстана, Азербайджана и Туркменистана, - заинтересованных в освоении обширных запасов нефти (около 200 миллиардов бареелей) и газа (18 биллионов кубических метров).


Но Иран интересует не только статус и размеры своего участка.


Тегеран намерен закрепить свою долю в транспортировке нефти из не имеющих выхода к морю стран Центральной Азии, в особенности из Казахстана, где недавно было сделано самое крупное за последние тридцать лет открытие – Кашаганское месторождение размером в семь миллиардов тонн.


Иран предложил Астане альтернативный вариант трубопровода, который позволит транспортировать казахстанскую нефть к Персидскому заливу.


Этому проекту противостоят США, целью которых является изоляция Ирана. Поддерживаемый Вашингтоном проект предусматривает строительство трубопровода к турецкому порту Джейхан.


Многие эксперты считают турецкий вариант экономически невыгодным, предполагая, что Вашингтон оказывает ему поддержку из политических соображений с целью не только способствовать изоляции Ирана, но и ослаблению позиций России, у которой свои интересы в транспортировке.


Экономическая помощь США очень важна для жизнеспособности казахстанской экономики, и Астана традиционно лавировала между двумя сторонами, заинтересованными каждая в своем проекте трубопровода. Но в последние полгода можно было наблюдать признаки того, что Казахстан склоняется к иранскому варианту.


Одним из показателей этого стало заявление премьер-министра Казахстана Касымжомарта Токаева на встрече с министром иностранных дел Турции в июне прошлого года о том, что республика начал рассматривать возможность транспортировки своей нефти через территорию Ирана. По словам премьера, технико-экономическое обоснование этого проекта уже разрабатывается.


Скорее всего, речь шла о проекте 1650-километрового трубопровода через Туркменистан, который откроет казахстанской нефти путь к Персидскому заливу. Предполагаемая стоимость проекта – полтора миллиарда долларов.


Неопределенность позиции Казахстана по выбору стратегического нефтепровода не могла не насторожить Вашингтон. В декабре прошлого года Казахстан посетили сразу два высокопоставленных американских представителя, которые поднимали вопрос о намерениях республики продолжить участие в проекте Баку-Джейхан.


Через два дня после этого визита Казахстан посетила иранская делегация во главе с заместителем министра иностранных дел Садыком Харрази, который поднял вопрос об экономических выгодах для Казахстана при условии реализации проекта строительства иранского нефтепровода.


По мнению Харрази, практически все эксперты и специалисты различных нефтяных компаний убеждены в том, что самый экономичный и близкий путь транспортировки нефти из регионов Каспия лежит именно через Иран.


В какой-то степени, Казахстан начал склоняться в сторону принятия ирнаского варианта трубопровода потому, что санкции США против этого государства официально действуют до августа 2001 года. Если санкции будут сняты, то Казахстан хочет иметь уже готовый фундамент для более тесного нефтяного сотрудничества с Ираном.


И в этом вопросе, на стороне Казахстана могут выступить западные нефтяные компании. Не случайно вице-президент французской нефтяной компании «Тоталь Фина Эль Экспорейшн-Продакшн» по странам континентальной Европы и Центральной Азии Менно Грувель встретился с премьер-министром Казахстана Касымжомартом Токаевым сразу же после визита американских представителей.


Грувель прижерживается того мнения, что нефтепровод через Иран является самым рентабельным экономической точки зрения.


К такому же выводу пришли и некоторые американские нефтяные компании, которые заинтересованы в самом дешевом и безопасном нефтепроводе безотносительно к политической игре.


Как считает казахстанский эксперт Владимир Молчанский, «акулы мирового бизнеса» явно предпочитают иранский проект Баку-Джейхану.


Иран объявил о своей готовности принимать каспийскую нефть в объеме 500 тысяч баррелей в день и для этого собирается увеличить пропускные способности нефтепровода Нека-Тегеран. Казахстанские аналитики считают, что если Казахстан сумеет проложить совместную «северную магистраль» через Туркменистан до Центрального Ирана, то общая сумма производимых нефтепродуктов в Иране вырастет до фантастической цифры – миллиард 800 млн. баррелей ежедневно.


Можно согласиться, что для Ирана этот проект интересен не столько с экономической точки зрения, сколько как единственная возможность поднять свой статус в Каспийском регионе. По сути, Тегеран, как член ОПЕК не заинтересован в масштабных нефтяных разработках на Каспии, способных существенно повлиять на мировую коньюнктуру нефтяных цен.


Основным намерением Ирана является установление политического влияния в регионе. Эта цель мало устраивает не только США и Турцию, но и Россию, отношения которой с Ираном пока основываются на принципе «враг моего врага - мой друг».


Ни Москва, ни Тегеран не считают этот союз прочным, видя друг в друге потенциальных региональных конкурентов в случае ослабления американского влияния на Каспии.


Досым Сатпаев - редактор IWPR в Казахстане