Азербайджан: сожаление в связи с закрытием организаций по защите прав медиа

Прекращают деятельность НПО, оказывающие помощь в судебных процессах по гражданским делам.

Азербайджан: сожаление в связи с закрытием организаций по защите прав медиа

Прекращают деятельность НПО, оказывающие помощь в судебных процессах по гражданским делам.

Граждане Азербайджана лишенные всякой возможности добиться правосудия в своей стране, в крайнем случае, могут обратиться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Когда они решают подать иск в Страсбургский суд, то зачастую полагаются на помощь какой-либо из неправительственных организаций, специализирующейся на предоставлении правовых консультаций и защите прав человека. Но возможность получения такой помощи уменьшается с каждым днем, поскольку эти организации пропадают из поля зрения.

Организация, которая оказывала помощь в подаче жалоб в ЕСПЧ – Общество правового просвещения было закрыто сразу после ареста его руководителя. 8 августа суд города Баку, в качестве меры пресечения, вынес решение об аресте Интигама Алиева, а прокуратора завела против него дело по факту уклонения от уплаты налогов, злоупотребления властью и незаконной предпринимательской деятельности. Он опровергает все обвинения. (Для дополнительной информации о его деле смотрите: Азербайджан не приемлет критики правозащитников).

Очередной удар был нанесен закрытием Института прав медиа, который тоже работал по искам, подаваемым ЕСПЧ. В заявлении от 15 августа его руководитель Рашид Гаджили заявил, что они вынуждены пойти на этот шаг из-за финансовых проблем, возникших у организации.

«В последнее время во взаимоотношениях с донорами, поддерживающими деятельность Института прав медиа, возникли проблемы, и мы не видим никакого решения, – сказал Гаджили. – Это означает, что Институт прав медиа может быть не в состоянии продолжать работу по судебным искам».

Закрытие Института будет иметь серьезные последствия для таких людей как Афган Мухтарлы, который подал в ЕСПЧ шесть исков.

«Организация [Институт прав медиа] оказывала правовую помощь по 150 судебным искам, касающимся журналистов, – сказал он. – Она защищала мои интересы по всем [шести] искам. Сейчас дела возращены мне, и нет никого, кто бы смог защитил мои права. У нас очень мало независимых юристов. Многие юристы боятся выступать в ЕСПЧ против правительства Азербайджана».

Друзья и сочувствующие деятельности института подозревают, что он был вынужден закрыться скорее из-за политических, а не финансовых причин. Но они не говорят об этом в открытую.

Хадижа Исмайлова известная своими журналистскими расследованиями одна из тех, кому оказал помощь Институт прав медиа.

«Я благодарна им за оказанную помощь», – сказала она.

Она сказала IWPR, что на Институт прав медиа, очевидно, оказывается сильное давление.

«Причиной прекращения деятельности Института прав медиа стало давление со стороны властей, – сказала она. – Счета института были заморожены, а его руководитель [Гаджили] давно эмигрировал. Потом он неожиданно вернулся и объявил о закрытии Института и о том, что он никогда не занимался делами политзаключенных… В этом сложном положении, Институт прав медиа решил отказаться от борьбы. У нас нет иного выбора, кроме как уважать это решение».

Главный редактор оппозиционной газеты Азадлыг Ганимат Захид согласен с мнением о том, что закрытие Института прав медиа стало вынужденной мерой, а не произошло по желанию его руководства.

«Политика гонений, осуществляемая властями, оказывает влияние на НПО, – сказал он IWPR. – Институт прав медиа занимал жесткую позицию по принципиальным вопросам и был одной из организации, которые находились в поле зрения власти. Я предполагаю, что если бы он не закрылся, то его руководитель Рашид Гаджили был бы арестован. Очевидно, что организация приостановила свою деятельность, чтобы избежать неминуемого ареста».

За пять дней до того как Институт объявил о своем закрытии, один из его сотрудников выразил поддержку президенту Ильхаму Алиеву. После того как НПО и политзаключенные выразили свою обеспокоенность, адвокат Эльчин Садыгов написал на своей страничке в социальной сети Facebook, что он стал жертвой охоты на ведьм. Гаджили, тоже на Facebook, вступил в его защиту, хотя не ответил на вопросы о причинах закрытия института.

Руководство Азербайджана продолжает отмахиваться от любых предположений о том, что оно стоит за рядом арестов своих критиков и закрытием их организаций.

«Очень жаль, что эти НПО, люди и некоторые журналисты попали под влияние зарубежных сил, которые их финансируют и считают, что они стоят выше законов страны, отказываясь сообщать о проектах, получающих финансирование по грантам, бухгалтерских счетах, платить налоги и выполнять другие правовые требования, установленные правительством, – сказал информационному агентству AzerTas руководитель общественно-политическим отделом в администрации президента Али Гасанов. – В тех кругах соответствующие меры, предпринимаемые госучреждениями, к сожалению, неправильно интерпретируются как ‘давление на гражданское общество’ и ‘ограничения’ деятельности НПО и СМИ. Эта кампания очерняет репутацию Азербайджана».

Лейла Мустафаева, независимый журналист в Азербайджане.

Azerbaijan
Human rights
Support our journalists