Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АЗЕРБАЙДЖАН: НАРОДНЫЙ ФРОНТ ИЗБЕЖАЛ ЗАКРЫТИЯ

Решение президента Алиева отозвать отказ в регистрации видной оппозиционной партии – это либо умный политический маневр, либо свидетельство уменьшения его влияния.
By

Через одиннадцать часов после принятия решения о наложении вето на регистрацию ведущей оппозиционной партии Азербайджана президент Гейдар Алиев его отозвал.


Это распоряжение от 22 января, в котором признается право на существование реформистского крыла Народного Фронта, может стать помехой для политической карьеры самого азербайджанского лидера, до сих пор весьма успешной, при том, что он намерен в очередной раз баллотироваться на пост президента.


Однако это решение избавит Азербайджан от крайне неприятного обсуждения вопроса с регистрацией партии на сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы на следующей неделе.


Все началось девятью днями раньше, когда министерство юстиции страны приняло решение об запрете на регистрацию оппозиционной Партии Народного Фронта Азербайджана (ПНФА) во главе с Али Керимли.


В качестве Партии Народного Фронта признавалась другая формация - проправительственная «Группа Гудрата Гасангулиева», или же партия трех «Г», как ее здесь называют.


Решение минюста вызвало почти единодушное осуждение всех оппозиционных партий Азербайджана, которые проявили в этом вопросе крайне редкое для них единодушие. Кроме того, это решение вызвало протест со стороны представителей международных организаций и дипломатического корпуса. Достаточно сказать, что бакинское представительства ОБСЕ на свои мероприятия продолжала приглашать представителей именно ПНФА, возглавляемой Али Керимли.


Народный Фронт Азербайджана был создан в августе 1989 года и стал флагманом политического движения за независимость. До 1997 года существовавший как движение, позднее он превратился в партию. Раскол в ПНФА возник после смерти председателя партии и экс-президента Азербайджана Абульфаза Эльчибея летом 2000 года. После этого партия раскололась на две части во главе с Али Керимли (реформаторы ) и Мирмахмудом Фаттаевым (классики). Более радикальная часть партии остались с Мирмахмудов Фаттаевым, а молодые функционеры пошли за Али Керимли.


Во время парламентских выборов 2000 года реформаторы получили четыре депутатских места, из консерваторов на выборах победил только их лидер Мирмахмуд Фаттаев. Но затем встал вопрос о подтасовке результатов выборов и бойкоте парламента оппозицией, после чего Мирмахмуд Фаттаев отказался от депутатского мандата, а реформаторы все же пошли в парламент.


Еще год спустя секретарь Центральной избирательной комиссии, выдвинутый на эту должность от реформаторского крыла ПНФА Гудрат Гасангулиев заявил о своем намерении объединить оба крыла и с этой целью создал так называемый «Третий фронт». В обществе это крыло часто воспринималось как проправительственная группировка.


В начале 2002 года появилась еще и четвертая группа под названием Инициативная группа ПНФА, под руководством бывшего политического заключенного, близкого соратника покойного Эльчибея Фараджа Кулиева, отпущенного на свободу после 7 лет тюрьмы. Фарадж Кулиев сразу после выхода из тюрмы заявил о важности диалога с властями и таким образом тоже получил имидж проправительственного политика.


По мнению многих аналитиков, появление этих малых группировок представляло собой часть санкционированного правительством плана, целью которого было подорвать мощь партии Керимли и расколоть оппозицию.


Поэтому распоряжение президента об отмене решения минюста стало приятной неожиданностью, актом, который заместитель председателя ПНФА Асим Моллазаде охарактеризовал как «восстановление справедливости».


А заведующий общественно-политическим отделом администрации президента Али Гасанов в интервью газете «Эхо» сказал, что «президент учел протест, вызванный в обществе решением минюста». Однако возможно, что основную причину, по которой был сделан этот крутой поворот, следует искать за пределами Азербайджана.


Ранее содокладчик Совета Европы по Азербайджану Мартинес Кассан заявил, что ситуация, сложившаяся вокруг ПНФА, будет в ближайшем будущем обсуждена в Страсбурге. Встречи с испанским депутатом имели сын президента, председатель делегации Азербайджана в Совете Европы Ильхам Алиев и сам Керимли.


Кассан также заявил, что лишение партии Керимли регистрации в его понимании является попыткой ограничить возможности одной из реальных оппозиционных партий.


Больше всех от президентской эскапады пострадал Гудрат Гасангулиев, который утверждает, что виновниками отмены решения минюста являются «некоторые иностранные государства и выступающие в их интересах национал-предатели». В результате его партия лишилась возможности официально называться Народным Фронтом, а сам он потерял место в Центральной избирательной комиссии.


Политолог Зардушт Ализаде квалифицирует нестандартный шаг президента "хитроумной комбинацией". По его мнению, само решение минюста было санкционировано Гейдаром Алиевым. Ализаде привел аналогию с парламентскими выборами 2000 года, когда Алиев в обход существующим законам дал указание допустить к выборам все партии, пытаясь создать таким образом в глазах Запада имидж гаранта демократии.


Независимый эксперт Рустам Сеидов более скептичен. Он оценивает президентское постановление об отмене решения Минюста как следствие возрастных изменений Алиева и ослабления его политических возможностей.


В мае азербайджанскому президенту исполнится 80 лет, и у него немало проблем со здоровьем. Это, однако, не помешало ему заявить о своем намерении баллотироваться на следующий 5-летний срок на пост президента в выборах, грядущих осенью нынешнего года.


Мамед Сулейманов, корреспондент газеты «Новое время», Баку