АРМЯНСКИЕ ЖЕНЩИНЫ – МОЛЧАЛИВЫЕ ЖЕРТВЫ

Тысячи женщин подвергаются побоям, но не имеют возможности защитить себя.

АРМЯНСКИЕ ЖЕНЩИНЫ – МОЛЧАЛИВЫЕ ЖЕРТВЫ

Тысячи женщин подвергаются побоям, но не имеют возможности защитить себя.

Как говорят исследователи, почти половина армянских женщин становятся жертвами домашнего насилия, однако эта тревожная проблема замалчивается из-за традиционных отношений в семье.

“Армянские женщины страдают от насилия, однако боятся и молчат, не веря, что можно преодолеть эту ситуацию”, – сказала координатор ООН в Армении Консуэло Видал на открытии 16-дневной программы «Кампания против гендерного насилия”.

Асмик Акобян уже 13 лет замужем за человеком из традиционной армянской семьи. Живут они в городе Гавар – почти в 100 километрах от Еревана.

Ей было всего девятнадцать, когда отец выдал ее замуж за молодого человека, которого она никогда раньше не видела – разве что из окна своего дома.

“Под глазом постоянный синяк, и соседи уже и не спрашивают, в чем дело. Если меня не бьют и из носа не хлыщет кровь, мне кажется – это и есть счастье”, – сказала Асмик.

Первые побои последовали через три дня после замужества, а потом Асмик просто потеряла им счет.

“Беременная, я тогда хлеб пекла, – вспоминает она. – Не знаю, что наговорила обо мне моя свекровь, но мой муж вдруг разъяренный ворвался в пекарню, вырвал у меня из рук скалку и ударил ею меня по спине и голове. Очнулась я в больнице, уже после родов”.

Асмик решила тогда уйти от мужа, но отец не принял ее, сказав, что нет на свете женщин, которых не били бы мужья, и посоветовал ей смириться с этим и растить своего ребенка.

Этносоциолог Мигран Галстян считает, что такой размах насилия в семьях обусловлен традиционно бытующими в армянском обществе пренебрежительными представлениями о женщине. Побои поощряются и народными пословицами, гласящими, например, что “женщина как шерсть – чем больше взбиваешь, тем мягче она становится”, или “женщине долженствует плакать”.

Чиновники и парламентарии отказываются признать, что такая проблема существует.

Так, член парламента, представитель правящей Республиканской партии Армен Ашотян сказал: «Домашнее насилие не характерно для наших семей. Я думаю, что люди, которые поднимают эту проблему, на самом деле ею не обеспокоены и просто хотят заполучить новые гранты. Они опускают имидж Армении ради собственных кошельков».

«Иногда это случается, но домашнее насилие не имеет больших масштабов в нашем обществе. Они не должны представлять Армению каким-то африканским племенем, где люди едят друг друга».

Между тем факты говорят о другом. В 2004-2005 годах центром независимых социологических исследований “Социометр” были проведены опросы среди 1200 женщин в Ереване, восьми средних городах и восьми селах. Оказалось, что 46 процентов из них подвергаются насилию в семье, и четверть из них – в присутствии детей.

“Наши чиновники не принимают того факта, что в армянских семьях существует насилие, что необходимо принять серьезные шаги против этого, – сказала директор Центра по правам женщин Сусанна Варданян. – Более того они даже обвиняют других в разрушении наших традиционно прочных семей ради грантов».

“К сожалению, унижение женщины многими воспринимается как обычное явление. Убеждение, что насилие является неотъемлемой частью семейной жизни, формируется еще с детского возраста: сначала бьет брат, потом муж, и девушка приходит к мысли, что так оно и должно быть”, – сказал директор центра “Социометр” Адибек Агаронян.

По данным центра, 45 процентов подвергаемых насилию женщин молчат о своей проблеме. Только 0,3 процента прибегают к разводам, и не более 0,4 процента обращаются в полицию.

По словам Варданян, женщины не верят, что полиция их защитит, и опасаются последствий, которыми может быть чревато их обращение к правоохранителям. “После ухода милиции [жертва] может быть подвергнута еще большему насилию, ведь считается постыдным выносить сор из избы», – сказала она.

Гюльнара Мартиросян (имя и фамилия изменены) сегодня живет в одном из ереванских домов престарелых, а ведь ей всего сорок пять. 25 лет супружеской жизни прошли в постоянных ссорах не только с мужем, но и со свекровью и деверем.

«Меня били все, кому было не лень, – сказала она. – Если что в доме не так лежало, виновата была я. Набрасывались на меня и били – все вместе. Я как-то стала защищаться, схватила стул и ударила им мужа по голове”.

Этот инцидент, имевший место в 2002 году, стоил Гюльнаре зрения.

“Ударила и выбежала из дома, только бежать было некуда – родители мои скончались, родных нет, поэтому я побежала к дому соседей. Мой муж пришел туда, и, увидев меня, плеснул мне в глаза кислоту. Помню, лицо мое горело, я потеряла от боли сознание. Меня доставили в Ереван, прооперировали, но зрение мое так и не восстановилось”.

Никто из родных не посещает Гюльнару. По ее словам, ее детям было сказано, что она умерла.

“Я не смогла защитить свои права, у меня не было ни денег, ни родных, чтобы за меня бегать по судам. Так и прошла моя жизнь”, – сказала она.

Со времени открытия Центра по правам женщин семь лет назад на его горячую линию с просьбами о помощи позвонили более 10 тысяч женщин, из которых свыше 4 тысяч заявили о том, что подвергаются насилию в семье. Другая организация – Фонд материнства – действует уже четыре года, и за это время к ней обратились 3 тысячи женщин – жертвы домашнего насилия.

“Это довольно большие цифры для Армении, если учесть, что женщины, подвергающиеся насилию, чаще ищут помощи у родственников и друзей, и лишь те, кто оказывается в безвыходном положении, обращаются за помощью к организациям, подобным нашей”, – сказала Анна Бадалян, работающая психологом в Фонде материнства.

IWPR провел собственное исследование, опросив на улице в Ереване 10 случайно выбранных женщин. Четверо из них признались, что мужья били их неоднократно. Опрос выявил четкую разницу между молодым и старшим поколениями в их отношении к проблеме насилия.

“Если бы разводились из-за побоев и оскорблений, в Армении семей бы не осталось”, – сказала 78-летняя бухгалтер Сатик Кинтоян.

“Я помню, мой дед говорил, что, выбирая жену, нужно ее побить, и если она забьется в угол, то из такой женщины выйдет хорошая жена, а если убежит из дома, то нет”.

«Меня и били, и любили. Говорят, чем сильнее будет бить, тем сильнее любить будет. Я не жалуюсь на свою жизнь. Я не говорю, что жену нужно бить каждый день, но иногда, когда переходит границы, нужно и побить”, – сказала Кинтоян.

Иного мнения придерживается 26-летняя переводчица Заруи Минасян. По ее словам, она сама никогда не подвергалась физическому насилию, но психологическое давление испытать ей приходилось.

“Я очень плохо отношусь к тем мужчинам, которые хотят самоутвердиться посредством подавления женщины, потому что это характерно для слабых мужчин”, – сказала она.

Гаяне Абрамян, корреспондент Armenianow.com.
Armenia
Support our journalists